Москва
Москва
Петербург
Три года

Три года

Сергей Женовач поставил спектакль о любви без любви.

У Чехова счастливой любви не бывает, а несчастной — да почти у каждого героя.

Все любят или не тех, или не вовремя, безответно и безнадежно. Любовь по Чехову — самое страшное человеческое испытание, мука, почти неизбежная и совершенно непреодолимая. Одна из самых горьких историй рассказана им в повести «Три года».

Некрасивый, чувствующий себя чужим в деле и в доме отца — московского купца-миллионщика, Алексей Лаптев впервые влюбляется в наивную провинциалку Юленьку, когда ему уже за тридцать. Она не умеет ему отказать, но и любить его не умеет. Три года взаимонепонимания, отчуждения в неловкой семейной жизни, смерть ребенка. Повзрослевшая Юлия Сергеевна сумела-таки оценить мужа и полюбить его. А он за тот же срок — ее разлюбить.

Лаптев в заботе о рабочих мечтал построить для них ночлежный дом. Режиссер Сергей Женовач и художник Александр Боровский воплотили его планы в стенах «Студии театрального искусства». На сцене трехуровневая конструкция из железных незастеленных кроватей, на которых лежат в исподнем все действующие лица этой истории. Каждый — не защищен от чужих взглядов, неприкаян, безнадежен. Здесь все живут и умирают в одиночку. Женовач предложил сыграть эту безнадегу своим молодым студийцам, а они пока еще не впустили в себя эту сквозящую неприкаянность.

Ребята со старательным азартом включаются на свои реплики, подскакивая на пружинистой сетке, ловко перелезая через спинки, вступая в пустые, но увлекательные дискуссии о смысле жизни, борьбе и любви. Но ничего не добавляют словам, кроме своего обаяния. Лишь красавице Марии Шашловой на гротескном сопротивлении удается сыграть драму некрасивой брошенной любовницы Лаптева, эдакой эмансипе по принуждению. Да Анна Рудь мужественно, без капли слезливых сантиментов, играет умирающую в одиночестве сестру Лаптева Нину.

Главную же героиню — Юленьку Белавину — Ольга Калашникова играет со знакомым по прежним ролям мягким, чуть лукавым и очень «домашним» очарованием, которое весьма украшает первые сцены. Наивная девушка неожиданно сталкивается с чужой ей любовью и прячется от нее. Лежа на животе на своей девичьей кровати и мило болтая ножками в такт собственным сомнениям, она постепенно преисполняется неоправданной решимостью. Но там, где ее героиню настигает отчаяние, раздражение, а у Чехова так и подлинная ненависть, актриса пока все так же мила и органична. Боли нет.

А вот у исполнителя роли Лаптева пока нет любви. Алексей Вертков — один из лучших актеров студии. Умный, острый, нервный. Уязвимость нелюбимого в детстве, нигде не чувствующего себя своим, даже среди друзей, Алексея, у которого есть все, кроме того, что ему действительно нужно, Вертков передает точно. Но щемящей нежности к не замечающей его девушке, неудовлетворенной страсти к холодно не любящей его жене, недоуменной пустоты в душе мужчины, услышавшего долгожданное некогда, но слишком запоздавшее признание, актер пока на сцене не переживает.

В спектакле, как всегда у Женовача, все «точки роста» заложены. Но Чехов — слишком взрослый автор для молодых актеров. Им, чтобы сыграть его героев, надо пожить в их шкуре, да и просто — пожить. К концу сезона спектакль «Три года» в «Студии театрального искусства» будет совсем другим.

6 октября 2009,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация