АРТСтрелка умерла - что дальше?
Вот она была и нету. Одни галереи, располагающиеся в гаражах фабрики "Красный Октябрь", уже получили предложение освободить помещение, другие ждут новостей.

Спокойна лишь недавно въехавшая Paperworks — она остается на месте. О том, какую конфигурацию примет площадка и как будет называться, точной информации пока нет. Известно лишь, что заниматься этим будут люди Александра Мамута — Илья Ценципер и Дмитрий Ликин. В одном корпусе вроде бы откроют ресторан, в гаражах, возможно, будут галереи, но другие. Не слишком коммерчески успешную АРТСтрелку будоражат слухи о том, что цены на аренду вырастут, требования изменятся. Про цены не знаю, а требования точно надо менять.

Вот и на последнем, прошедшем на днях вернисаже лишь две галереи продемонстрировали, чего нам будет не хватать. Вход на площадку слегка перегораживает баррикада, устроенная молодым Иваном Лунгиным. Отдав дань уходящему в прошлое культурному месту, ее украсил богатой корзиной с цветами самый просвещенный из московских депутатов Евгений Бунимович. Рядышком радовался успехам сына режиссер Павел Лунгин. Внутри галереи «АРТСтрелка projects» два маленьких, загроможденных баррикадами из мешков зальчика завесили ненатянутыми холстами с живописью. Небольшой разгром и бунтарские сюжеты выглядели уютно, всерьез такую художественную фронду принять невозможно, но сочувствие к благородным порывам и непростому процессу взросления выставка вызвала.

Другая симпатичная выставка — Натальи Стручковой в самой маленькой галерее Art Business Consulting — посвящена пейзажам, которые мы видим в окошках мобильных телефонов. Новая реальность до боли походила на работы авангардистов столетней давности.

Отмечали не только конец АРТСтрелки, но и очередной выбор «Сообщников» Сто московских художников выбирали лучших — удивительно, но в этом году признание коллег заслужили только молодые: Андрей Кузькин, Хаим Сокол, Ирина Корина. В отличие от галереи «АРТСтрелка projects», премия собирается продолжить существование — непонятно пока, где и как.

Состав галерей, въехавших пять лет назад в бывшие гаражи на условные два года, менялся не раз. Примеру пионеров освоения краснокирпичных фабричных зданий последовали Фабрика, Винзавод, сам Красный Октябрь. Производства становилось меньше, искусства больше, энергии и времени на все не хватало — ни галеристам, ни художникам, ни критикам. Только публика, жаждущая зрелищ, пребывает в постоянной готовности осваивать новые площадки. Потому отпевание Стрелки, громко исполненное актером Епифанцевым, кажется немного преждевременным.