Москва
Москва
Петербург
Искать работу и найти ее

Искать работу и найти ее

Сегодня искать работу — все равно, что ходить каждый день на службу. Только за другие деньги.
Рассылка резюме, походы на собеседования, бесконечные опросы среди знакомых, не нужны ли сотрудники, необходимость всегда быть начеку, где какая вакансия открылась/закрылась — ритуал каждого безработного. Или человека, который считает, что на нынешней службе его недооценивают.

Самые популярные сайты по поиску работы:






Что нужно знать о службе занятости:

 — здесь вы найдете информацию о расположении и часах работы Центра занятости вашего района Паспорт, диплом об образовании, трудовая книжка, справка с последнего места работы об официальной зарплате за последние три месяца, пенсионное страхование — документы, необходимые для постановку на учет в центр занятости

4 900 рублей — пособие по безработице ждет каждого вставшего на учет в центр занятости в течение года со дня увольнения, при условии, что человек проработал на последнем месте работы 26 недель, а его официальная зарплата была больше 12 000 рублей.
Первые три месяца пособие составит 75% от официальной зарплаты, следующие 4 месяца — 60 %, оставшиеся 5 месяцев — 45%. Но даже если ваша зарплата была 60 000 рублей и больше, вы все равно будете получать 4 500. Как жить на эти деньги после того, к чему вы привыкли, не объясняют.

850 рублей — пособие по безработице не работавшим больше года и тем, кто впервые пытается выйти на службу.
850 рублей — доплата всем вставших на учет в Центр занятости от правительства Москвы.
850 рублей — компенсация транспортных расходов.













Работа до и после кризиса
Плюсы и минусы





Собеседования
Что пошло не так?



Личный опыт

Когда меня вызвали в отдел кадров, ничто не предвещало бури. Я была спокойна как удав, хотя знала, что пришедшее в нашу компанию новое руководство точит на меня зуб, пытаясь освободить мое место для своего протеже. Но у меня на руках был козырной туз — я была на третьем месяце беременности, о чем были поставлены в известность все эшелоны власти. И к кадровичке я шла гордо, как королева — уверенная и с холодной вежливой улыбкой, которая исчезла в один момент.

«Нет, что вы, мы чтим трудовой кодекс, — мурлыкала она, — да и как вы могли подумать, что вас хотят уволить? Нет, речь о другом… Какая у вас официальная зарплата? В два с половиной раза меньше того, что вы получаете на руки? Вот мы и собираемся платить вам только эту сумму. А еще новое руководство может вас заставить ходить к 9 утра на службу, а не как заведено сейчас у нас в организации, то есть где-то к полудню. Ну зачем, милочка, вам все это надо, в особенности в вашем положении? Давайте разойдемся полюбовно — мы вам отступные, а вы нам — ’уволен по собственному желанию’». На дворе был август 2008-го, о кризисе слышали только самые продвинутые, да и те в него не верили, жизнь била ключом и шампанским Moet et Chandon. Если бы наш разговор в отделе кадров состоялся хотя бы на два месяца позже! Я бы никогда в жизни не подписала это заявление, задвинув свою гордость куда подальше. Я бы получала приличную по нынешним временам зарплату, отбивалась бы от недругов липовыми справками от врачей о состоянии здоровья, затем ушла бы в официальный декретный отпуск, и, главное, сохранила бы за собой свое место, а не бегала бы сейчас по собеседованиям, да по друзьям-знакомым в попытке найти нормальную работу.

Но в начале августа 2008-го мне было море по колено — в кармане лежали три зарплаты и билеты на месяц в Турцию, и я была абсолютно уверена, что через несколько месяцев после родов, осенью 2009-го, легко найду место с хорошим окладом, а до этого прекрасно просуществую на легкой внештатной работе.

И тут грянул гром. Первый маячок, что все не так здорово, как хотелось бы, просигналил мне в ноябре, когда в течение месяца я обзвонила всех знакомых, предлагая им свои услуги в качестве автора, но так и не нашла никакой подработки. Все дружно говорили о сокращении бюджетов, о том, что всю работу перекинули на штатных сотрудников, и привлечь кого-то со стороны нет никакой возможности. Одна из моих приятельниц долго жаловалась, что из-за кризиса она вот уже третью неделю проводит в Париже, бегая по конференциям и презентациям, не имея возможности послать на все эти мероприятия ассистента, так как эту должность с кризисом упразднили. Я могла ей только посочувствовать. Я была в Москве, а не в столице Франции, и слушала рассказы жертв кризиса, один мрачнее другого.

Сокращения штата и зарплат, урезание бонусов, минимизация расходов, уплотнение и — даже — лишение персональных компьютеров путем перевода их в общественное пользование всеми сотрудниками, казались настоящими казнями египетскими. Однако среди всей этой депрессивной картины нет да и мелькал луч света. До Нового года несколько моих знакомых умудрились устроиться на отличные места, ничуть не потеряв ни в должности, ни в зарплате, а в некоторых случаях даже и выиграв. Но и эти счастливчики быстро поняли как изменилась ситуация: работодатель еще был готов платить высокие зарплаты, но был уже против вольготной необременительной жизни подчиненных и выжимал из них за эти деньги по максимуму. Это не значит, что мои знакомые были лентяями и халявщиками, это были трудяги, готовые вкалывать столько сколько надо. Но вот сидеть до 12 ночи и делать работу еще за пять сотрудников им не хотелось. Они пробовали бунтовать, но быстро смирились, поняв, насколько им повезло по сравнению с большинством. В тусовке появилась новая мантра. Пожаловавшись друг другу на жизнь, все заканчивали разговор словами: «Слава богу, у меня хоть есть работа», В декабре ситуация обострилась: многим последнюю зарплату в 2008 году так и не выплатили, накрылись корпоративные вечеринки, а вместе с ними и мечты десятков тысяч людей на них заработать и прожить безбедно весь следующий год. Этот месяц стал неким рубежом: кто-то понял, что ловить на работе нечего и уволился; кто-то дождался официального уведомления и выплаты компенсации, кто-то решил уехать на время кризиса в Азию, где можно жить как короли на сдачу однокомнатной квартиры в Кузьминках, кто-то решил начать свой бизнес, а кто-то не оставил надежду найти адекватное предложение на рынке труда.

Именно в декабре я разместила свое резюме на Head Hunter, изначально указав в графе «ожидаемый оклад» 60 000 рублей, но спустя неделю быстро его скорректировала до более реальной суммы. Муж никак не мог взять в толк, зачем мне, глубоко беременной, вывешивать свое резюме, если я все равно не смогу выйти на службу. Но я уже тогда догадывалась, как сложно мне будет найти что-то подходящее, и хотела понять, к чему мне готовиться, когда я буду свободной женщиной.

До марта ко мне обратились всего два рекрутинговых агентства с предложением прийти на собеседование. Показательно было то, что с разницей в месяц и в 30 000 рублей мне предлагали одну и ту же вакансию. Вначале потенциальный работодатель был готов платить 60 000 рублей, через месяц подумал-подумал, еще раз осмотрелся, сменил агентство и понизил зарплату аж до 30 000. Ведь кризис! Да и за этими деньгами выстроилась очередь.

Странные люди

Пока я пристреливалась к ситуации, не переставала удивляться не только нанимателям, но и наемникам. Логику работодателей я хотя бы могла понять: зачем платить, если можно не платить? А вот чем руководствовались страждущие, ведя себя абсолютно неадекватно в сложившихся обстоятельствах, я понять до сих пор не могу. Например, моя подруга, сто лет кормящаяся event-менеджментом на фрилансовой основе, долго сетовала, что вот уже несколько месяцев сидит без денег — нет проектов. На мое, как мне казалось, разумное предложение попробовать выйти на работу в офис она забилась в истерике: «Кто ж меня возьмет, если раньше 11 утра я не встаю!» Но если человек не готов поменять в своей жизни самую малость, то я не хочу слушать его страдания насчет бедственного положения. Еще одна моя близкая подруга на волне кризиса вдруг ни с того ни с сего уволилась с очень высокооплачиваемой работы, к тому же находившейся в двух шагах от дома. На мои предостережения, что есть шанс долго просидеть на бобах, ответила, что ей «там не комфортно». Я бы за 120 000 рублей в месяц слово «комфорт» вычеркнула из своего лексикона. Еще одна сокращенная, на которой висел небольшой кредит, вместо того, чтобы позаботиться о его погашении и понять, на что жить дальше, вдруг бросила все и поехала отдыхать в Болгарию, причем тоже в долг. А еще одна барышня, пять месяцев вывшая мне в трубку, как же тошно не числиться на службе, на мой совет все же разместить резюме на сайтах, ответила, что ни за какие коврижки, «ведь тогда узнают, что я не востребована на своем рынке».

Один ранимый мужчина уволился из компании, когда ему сократили расходы на оплату мобильного, и сразу же перешел в другую, на более низкую зарплату и уже без малейшего намека на бонусы. Как мне сказали в рекрутинговом агентстве — это типичная ситуация. Оказывается, многие воспринимают проводимую руководством оптимизацию расходов как личное оскорбление и неуважение к себе, а не как вынужденные действия, готовы обидеться, как дети малые, и добровольно уйти на более низкую позицию. Многие даже сейчас, когда кризис давно расставил все по своим местам, не готовы играть по новым правилам, а все ждут, когда же снова вернутся золотые времена, когда платили много за несложную работу. Мне рассказывали, как один юноша, получив место PR одного из известных ресторанов, на радостях закатил вечеринку для своих друзей, решив списать все на представительские расходы. Раньше это бы прокатило. Он же получил расчет немедленно и еще никак не мог понять, за что. Одна моя приятельница уже два месяца не может найти себе сотрудника на вполне вменяемую позицию и зарплату в 60 000 рублей. На мой вопрос, а как же орды безработных, готовых друг другу глотку перегрызть за такой кусок, отвечает, что люди разучились работать. Что даже сейчас, когда такие предложения на дороге не валяются, люди хотят приходить попозже, уходить пораньше. Не так давно меня резанул вопрос девушки из рекрутингового агентства, не смущает ли меня не центровое месторасположение офиса и указанный в вакансии ненормированный рабочий день. Мне, у которой двое детей, всего один работающий муж и съемная квартира, за те деньги, которые они предлагали, такие требования не показались странными. Сейчас платят за работу, а не за красивые глазки.

Трудовые будни

Пока я так никуда и не вышла. Каждый день я мониторю все сайты, предлагающие работу и бесконечно рассылаю свое резюме в ответ на заинтересовавшие меня предложения. Через месяц после родов я по совету опять-таки рекрутингового агентства закинула свое CV во все HR отделы компаний, готовая в любой момент бросить детей на няню ради интересного предложения. На сегодняшний день — результат нулевой. Увы, я не медицинский работник, на которых сейчас спрос — стрессовая ситуация в стране подняла эту отрасль на небывалые высоты. К тому же несмотря на кризис я не могу опуститься на более низкие позиции. Дело не в том, что я так высоко себя ценю, что готова рассматривать только предложения определенного уровня. Ужас в том, что меня не видят в должности ниже которой я занимала, считая это потерей квалификации. Это как лента Мебиуса — той должности, которая соответствует вашему опыту, у нас нет, а то, что есть, не заслуживает вашего внимания.

Зато я узнала много нового. Например, что любой безработный может позвонить в рекрутинговое агентство и бесплатно получить консультацию специалиста о ситуации на рынке труда в конкретной отрасли. Я узнала, что в центре занятости существуют так называемые «вакансеры». Только эти люди имеют право занести в базу этой организации открывшуюся вакансию и убрать уже не актуальную. По меткому выражению сотрудников биржи труда, «вакансеры — тоже люди, болеют и в отпуск ходят». Безусловно, согласна с этим определением на все сто. Но почему эти люди не убирают из базы предложения столетней давности — я понять не могу. Я-то зашла на биржу труда лишь за справкой, что не состою у них на учете, а, разговорившись с одной из сотрудниц, получила «по блату» распечатку с 5 предложениями по своей специальности, самая высокая ставка в которых была 90 000 рублей, а самая низкая — 50 000. Ни одна (!) вакансия не соответствовала действительности! В одном месте мне сказали, что это объявление они давали год назад, в другом — что такая организация уже давно не существует, а в третьем — что названная мною начальница отдела кадров не работает здесь несколько месяцев. И еще я поняла главную вещь — если трезво смотреть на ситуацию, не ждать манны небесной, а рассчитывать на приближенные к жестким условия, если искать работу активно, а не ждать у моря погоды, надеясь, что она сама к тебе приплывет, если ходить на все собеседования, иногда даже сразу понимая, что это — мимо, но все равно идти — а вдруг что вырастет, не это — так другое, если принять новые правила игры, если не раскатывать губу на докризисные бюджеты, то найти выход всегда можно. Я честно не знаю, смогу ли я куда-то устроиться в соответствии с ТК в этом году, но для меня очевидно, что как только у меня появилась реальная возможность отвлечься от детей и заняться делом, заказы ко мне потянулись.

Что нужно сделать, чтобы завалить собеседование:

Сергей Кузнецов, писатель, глава Интернет-компании SKСG

Прежде всего, я не люблю людей, которые ведут себя на собеседовании неадекватно. Собеседование — это довольно формальная процедура. Если человек не готов соблюдать простейшие правила, принятые на собеседованиях, то, вероятно, у него будут проблемы с любыми правилами. Например, меня — да и всех — раздражает, когда человек сильно опаздывает на собеседование. Покажется странным, если человек ни с того ни с сего начнет рассказывать мне о себе всякую интимную информацию — типа своих религиозных взглядов или сексуальной ориентации. Тут я, что называется, человек максимально толерантный, но в большинстве случаев на этапе собеседования настолько личная информация мне не нужна.
Еще один сигнал, что человек мне не подходит — если в рассказах о своих бывших коллегах или партнерах все время ищет виноватых, а не пытается проанализировать, что пошло не так. Ну, то есть, если все вокруг пидорасы, а он д’Артаньян… я, пожалуй, воздержусь от работы с таким человеком.
И, наконец, я откажу человеку, если он не понимает, чего он хочет от работы, или если то, что он хочет, совсем не похоже на то, что я могу ему предложить. К сожалению, во время кризиса часто приходится отказывать людям, квалификация которых выше той позиции, которая у меня есть.

Мария Шин, генеральный директор и управляющий партнер клуба Squat

Мое главное правило: у человека не будет второго шанса произвести на меня первое впечатление. Я не могу простить опоздания, не важно на сколько, даже на 10 минут, если кандидат не позвонил мне и не предупредил, назвав уважительную причину своей задержки. Я никогда не возьму к себе на работу человека, если у него плохая устная речь — мы живем в России и мне нужен грамотный красивый русский язык. У кандидата нет шансов, если он будет нелестно отзываться о своей предыдущей работе или, наоборот, откажется дать о ней информацию. Меня не смутит странный внешний вид собеседуемого, но только при условии, что человек сам внятно объяснит, почему он пришел именно в этой одежде. Ведь мы не ходим 24 часа в пиджаке и галстуке, а обстоятельства могут быть разные: например, ехал с дачи — боялся опоздать — не успел переодеться. Если говорить о личных характеристиках — мне не подходят люди не креативные, не энергичные, лишенные лидерских качеств. И склочные.
Я никогда не позвоню второй раз кандидату, даже если очень хочу его заполучить, если мы договорились о встрече, а он не пришел и не перезвонил с объяснениями. И мне не нужен работник, который не в состоянии объяснить, зачем ему это место.

Как изменился рынок трудоустройства за год. Что было до кризиса, что сейчас и каковы ожидания от осени?

Ольга Бруковская, директор по маркетингу группы компаний HeadHunter (hh.ru)

Рынок труда несколько стабилизировался, количество вакансий на hh.ru впервые с ноября 2008 года перевалило за 50 000, однако о выходе из кризиса пока говорить рано. Здоровым для рынка труда считается индекс HeadHunter (отношение количества резюме к количеству открытых вакансий) равный двум. Это означает, что на одну вакансию приходится два резюме кандидатов: у компаний есть возможность выбора, а между соискателями нет бешеной конкуренции. Весной индекс HeadHunter по рынку в целом составлял в среднем 6, а в некоторых специализациях достигал 15 (топ-менеджмент, консалтинг, маркетинг). Этот показатель более объективен, чем официальные данные бирж труда, поскольку далеко не все безработные на них регистрируются. В последние два месяца он стал уменьшаться, однако до идеальной «двойки» еще далеко. Именно оживление рынка труда будет свидетельствовать об оживлении экономики. До тех пор, пока рабочие места не создаются или создаются принудительно государством, а не потому, что у предприятий появилась потребность в людях, говорить об окончании кризиса бессмысленно.

Елена Бершачевская, руководитель отдела по связям с общественностью рекрутинговой компании «Агентство Контакт»

Рынок трудоустройства, конечно, изменился. Если до кризиса это был рынок кандидата, то сегодня во многих отраслях — это рынок работодателя. Изменился качественно и количественно спрос на сотрудников. Сегодня все охотятся за талантливыми директорами и менеджерами по продажам — эти специалисты помогут компаниям выжить в непростое время. Также мы отмечаем рост анкет-заявок на финансовых директоров, это связано с тем, что компании остро нуждаются в оптимизации финансовых потоков, решении проблем с кредитами, и здесь не обойтись без опытных специалистов. Также, в связи с изменением ситуации на рынке, конечно, востребованы менеджеры по антикризисному управлению.
Осенью, скорее всего, ожидается новая волна сокращений. Она затронет все те же проблемные отрасли (банковскую, строительство и недвижимость, автомобилестроение, металлургия, непродуктовый ритейл, киноиндустрия, телевидение, печатная пресса, несетевые рекламные агентства, компании сферы услуг). Будет некий отток персонала из бизнеса в социальную сферу и госсектор. У нас есть один клиент — государственная компания — поток резюме в которую увеличился в несколько раз. Это говорит о том, что люди готовы работать за меньшие деньги, но в более стабильной компании. До конца года не будет наблюдаться рост заработных плат. Уровень зарплат, скорее всего, останется на сегодняшнем уровне. Либо упадет еще на 10-15%.

Виталий Цуриков, начальник службы занятости Пресненского района:

По сравнению с прошлым годом количество безработных увеличилось больше чем в 3 раза. Объем работы значительно увеличился, а сотрудников в центре занятости столько же, сколько и было раньше. Мы работаем почти на пределе, но стараемся изо всех сил помочь всем стоящим у нас на учете. Наше руководство прогнозирует еще одну волну увольнений, следовательно, еще один приток безработных к нам в центр, но не такой мощный, как в 2008-м. Хотя как будет на самом деле — никто не знает.
Работодатель пользуется кризисом, стал более разборчивым, выбирает самого лучшего кандидата. Если раньше пришедшего по нашему направлению и соответствующего указанным в вакансии критериям человека брали сразу же, то сейчас легко отказывают кандидатам даже с незначительными недочетами (большой перерыв в стаже, недостаточно большой опыт). Да и зарплаты предлагают сильно ниже, чем в прошлом году. Например, водителю раньше предлагалась ставка в 30 000-40 000 рублей, сейчас — не больше 25 000. Приходят на эту вакансию мужчины, которые нас спрашивают — и как жить на эти деньги, как семью кормить? А что я могу сделать? Лишь предложить получать пособие и ждать более высокооплачиваемой работы.

До и после кризиса

Светлана Терешкина

До кризиса: PR-директор компании H2О
Сейчас: безработная, работает как фрилансер
Доход до кризиса — до 50 000 рублей
Доход после кризиса — от 50 000 рублей


В мае прошлого года я решила рискнуть и уйти из компании Н2О, где занимала пост PR-директора, и начать, наконец, работать на себя. Я всегда обеспечивала свой отдел работой сама, каких-то клиентов находила я, а кто-то сам ко мне обращался по рекомендации знакомых. Суммы, которые я приносила в агентство, были небольшие, на всех вместе, то есть на моих владельцев и меня их явно не хватало. Надо было делать выбор — и я ушла, уверенная, что те же деньги заработать я смогу всегда. Все лето просуществовала на бонусы за привод клиентов в агентство, потом в стране наступил кризис. Но как ни странно, он абсолютно на меня не повлиял: пики активности, которые кормят меня потом весь год, как были осенью и в мае-июне, так и остались. К тому же кризис вынудил многие компании обращаться к услугам PR, иначе без промо-активности многим просто не выжить. А суммы моих гонораров намного привлекательнее, чем в компаниях с именем. Так что мне кризис оказался пока только на руку. У меня достаточно клиентов и средств, и главное — у меня есть свобода, я сама выбираю, с кем работать, и сама распоряжаюсь своим временем.
Хотя был момент, когда я испугалась и подумывала снова вернуться в офис. Когда стало понятно, что приносящие самую большую прибыль корпоративы накрылись, я решила провести всю зиму в Гоа. Вернулась в Москву в марте, а заказов — ноль. Стало очевидно, что прожить на одну зарплату мужа не получится, и я стала рассылать свое резюме в компании. В это же время наша квартирная хозяйка решила продать свою квартиру, нам пришлось переехать в другой район, в котором в детский сад сына было уже не устроить, а выходить на зарплату, которой бы хватало только на няню, я была не готова. Я переждала несколько месяцев, ужала семейный бюджет, а в мае снова пошли клиенты и жизнь наладилась.
На самом деле кризис мобилизует. До кризиса я получала те же деньги, но тратили быстрее, к примеру, я никогда до кризиса не смотрела на ценники в продуктовых магазинах. Сейчас я трачу гораздо разумнее, перераспределяю бюджет. Например, я давно не покупала оливкового масла, ем картошку, капусту, гречку, пью кефир. Зато выбираюсь на выходные в Европу и никогда не отказываю себе в достаточно дорогостоящих услугах салонов красоты.

Виктор Клименко:

До кризиса: директор по маркетингу
Сейчас: владелец компании Travel4business
Доход до кризиса: около 80 000 рублей
Доход сейчас: около 60 000 рублей


С кризисом у компании, в которой я работал почти пять лет, сразу же начались проблемы. Все шло по нарастающей: в начале зарплату стали задерживать и выдавать по частям, затем урезали бонусы, снизили все комиссии, так что в итоге к декабрю на руки я получал около 25-30 000 рублей, что не могло мне понравиться. Последней каплей стала невыплата денег перед Новым годом. К тому же у меня, директора по маркетингу, была своя точка зрения на то, как вывести компанию из кризиса, которая не совпадала с мнением руководства. Смысла переходить в другое место на такие же маленькие деньги я не видел и принял решение начать свой бизнес: пусть поначалу доходы будут и небольшие, зато какие открываются перспективы! В январе я и еще двое сотрудников покинули эту компанию и открыли свое дело. Терять все равно было нечего — денег-то не платили. Я был уверен в успехе — слишком долго работал в этом сегменте и знал, что кризис или не кризис, все равно есть организации, которым надо принимать участие в международных выставках. Пусть не 10 человек, а пять — но все равно поедут. А я знаю, как сделать так, чтобы мое предложение было более привлекательным, чем у конкурентов.
Чтобы открыть компанию, мне было нужно около 600 000 рублей. Треть суммы я внес из своих сбережений, остальное занял у друзей. Это не такие большие деньги, и если бы что-то пошло не так, я всегда бы смог вернуть им долг — как-нибудь заработал бы, в крайнем случае, продал бы машину. В итоге мои «кредиторы», увидев, как идут дела у фирмы, стали подумывать о том, чтобы поменять свой статус и стать инвесторами. Прогресс налицо: вначале мы работали втроем, затем взяли еще двух специалистов, а осенью в планах набрать еще трех человек. Если раньше мы сидели в офисе на улице Академика Королева, то сейчас переехали в центр на Цветной бульвар. Мы пережили лето, мертвый сезон для бизнес-туризма, а на осень у нас заявок уже более чем достаточно.

Наталья Седякина

До кризиса: редактор журнала Domus, публицист, писатель, член союза писателей
Сейчас: безработная, стоит на учете в Центре занятости
Доход до кризиса: 60 000 рублей
Сейчас: 6 500 рублей


В журнале Domus я вела отдельное приложение, состоявшее в основном из промо-материалов. Когда грянул кризис, первым, что решили сократить в этом издании стала, моя вкладка. В ноябре прошлого года мне выдали уведомление о том, что я попадаю под сокращение и через два с половиной месяца получу в издательстве «СК Пресс» расчет. Первой моей реакцией был шок: мне очень нравился сам журнал, люди, с которыми я работала, к тому же на мне висели два кредита. Первый — кредит за квартиру, с ежемесячными выплатами в 16 000 рублей (пока я не нашла работу, эти деньги выплачивают мои родители), второй — на потребительские нужды, с ежемесячными выплатами в 6 000 рублей. И как выплачивать эти деньги, как существовать дальше я не знала. Как только я была официально уволена и получила расчет — три зарплаты, я сразу же встала на биржу труда. С одной стороны, я понимала, что несмотря на всю свою активность, вряд ли в период кризиса сразу найду работу, с другой — справка из Центра занятости дает отсрочку по потребительскому кредиту. Так что пока я зарегистрирована на бирже труда, банки меня не тревожат. Но я никак не ожидала, что задержусь здесь так надолго и пособие по безработице станет моим единственным источником дохода.
На 6 500 рублей можно существовать, если никуда не ездить — транспорт слишком дорог, не тратиться на мобильный, а сидеть на домашнем телефоне, если вести аскетический образ жизни, есть овсянку, овощи, мясо раз в неделю, забыть про рыбу, алкоголь и сигареты. Мне пришлось отказаться от фитнеса и бассейна, которые раньше два раза в неделю были для меня как Отче Наш. Сейчас я веду монашескую асоциальную жизнь. Но есть в этом и плюсы: можно строчить нетленку, можно разобраться в себе. Из-за вынужденной диеты, от которой я не страдаю, я похудела на полтора размера. Главное, не нервничать и не накручивать себя, что не найду работу. Иначе все, прощай крыша.
Каждые две недели я честно прихожу в Центр занятости отмечаться и получаю от них распечатки с вакансиями. Когда я звоню по указанным в распечатке телефонам, то слышу, что это предложение по работе уже давно не актуально, или организация, в которую я звоню, уже давно не существует. Мне ни разу не дали направление на собеседование, хотя это входит в обязанности сотрудников центра занятости.
Я не думала, что буду так долго стоять на бирже труда, и не готова к такому развитию событий. Но это тот самый случай, когда главное — не бояться. Да, я безработная, да, я живу на 6 500 в месяц, да, мне никто не помогает. Но я уверена, что осенью найду работу.
Собеседования. Что пошло не так?

Сергей, 38 лет
Вчера было собеседование на должность секретаря. Среди кандидаток была молоденькая девочка. Я задал ей вопрос: «Какие непредвиденные обстоятельства могли произойти при организации деловой встречи?» Она ответила: «Могут перепутать и привезти другой заказанный обед». Я попросил назвать еще причины. Она, шепотом: «Летальный исход руководителя».

Екатерина, 30 лет
Недавно я проводила собеседование. В конце один из кандидатов пригласил меня пойти выпить. Должность он не получил.

Александр, 30 лет
Я тружусь менеджером по продажам, но решил сменить место работы. Зарплата могла быть выше, да и коллектив не очень нравится. Сижу в офисе, рассылаю резюме на мыло работодателей. Через полчаса приходит ответ: «Александр, просмотрел ваше резюме…Чтоб через 5 минут был в моем кабинете!»

Марина, 29 лет
Пару дней назад на собеседование пришла красивая, уверенная в себе девушка. Сначала все шло хорошо, а потом она сказала, что приехала из Екатеринбурга, а работать у нас хочет, чтобы найти мужа среди руководителей нашей корпорации или состоятельных клиентов.

Сергей, 35 лет
Проводил собеседование на должность менеджера по продажам. В резюме было сказано, что у претендентки была судимость, а какая именно, она расскажет на собеседовании. В кабинете она сказала, что бывший муж достал ее и она решила нанять киллера, но в последний момент передумала. А в конце беседы добавила, что находится на принудительном лечении, но с ней все хорошо и она уверена, что с работой справится.

Алексей, 29 лет
При входе в мой кабинет кандидат спросил, кто та красотка на фотографии на моем рабочем столе? Я ответил, что это моя супруга, после чего он попросил дать номер ее мобильного. Вот так вот.

Надежда, 45 лет
На одном собеседовании я задала кандидату стандартный вопрос, каким он видит свое будущее. На это он ответил, что хочет через 3 года занять мою должность или даже должность моего начальника, чтобы меня уволить. В должности ему было отказано.

Мария, 24 года
Просматривая резюме о приеме на работу, наткнулась на одно с милыми опечатками. Там было написано «издевательский» бизнес вместо «издательский» и «пользователь PR» вместо «пользователь PC». Между прочим, девушка хотела устроиться у нас на должность корректора.

Елена, 29 лет
Мое последнее собеседование было с руководством фирмы. Вопросы были стандартные, но меня попросили дождаться генерального директора. Через пару минут входит дедуля и начинает меня расспрашивать про бывшее место работы и задает феерический вопрос: «А какой у вас размер груди?» Я ответила. Спасибо предыдущему кандидату, который посоветовал отвечать на любые вопросы и не интересоваться, зачем им эта информация. У него вообще спросили про размер его мужского достоинства. Я сначала думала, что этот дед сексуально озабоченный, а оказался нормальным.

Максим, 29 лет
Один из соискателей просил давать ему возможность уходить пораньше с работы в пятницу, так как он всегда ездит с друзьями на рыбалку по выходным, а взамен предложил по понедельникам приносить для угощения рыбу для сотрудников.

Олег, 36 лет
Искали человека на должность официанта в ресторан. Позвонила девушка, но, как выяснилось, без опыта работы, хотя это было обязательным условием. Она сразу начала усердно себя рекламировать: «Ну что, что без опыта, зато мне 18 лет, у меня красивая фигура и длинные ноги. Могу я поговорить с директором? ». Но я был вынужден ее огорчить, сообщив, что у нас директор — женщина. После чего девушка повесила трубку.

Ирина, 25 лет
Недавно была на собеседовании, которое длилось целых 3 часа! У меня уже голова кругом, в горле пересохло, а директор все меня пытает. Такое ощущение, что он раньше работал следователем или в разведке. Я уже понадеялась, что если он так долго меня расспрашивает, то я подхожу на эту должность. Как вдруг в кабинет заходит его жена, которая увлекалась нумерологией. Она узнала дату моего рождения, что-то посчитала и сообщила, что я по этим показателям им не подхожу. Так и закончилось мое самое длинное собеседование.

Олег, 28 лет
Когда я пришел устраиваться на должность водителя в один банк, мне предложили заполнить тест на IQ, анкету почти из 200 вопросов, которые в основном были посвящены здоровью. Меня особенно порадовали 2 вопроса: «Как часто у вас возникают мысли о самоубийстве?» и «Случаются ли у вас приступы внезапного веселья?»

Ольга, 23 года
Мне недавно звонил соискатель на вакансию продавца-консультанта. Я спрашиваю, что именно его интересует. На что он возмущенно спрашивает о графике работы: «У вас в объявлении написано: «Скользящий график: 4 дня рабочих, 2 выходных», а куда седьмой день делся?!» Тут я попыталась объяснить, что такое скользящий график, на что он выдает очередную оригинальность: «А что, у вас еще и по графику работать надо?!»

Оксана, 31 год
Однажды на собеседовании руководитель предложил мне стакан воды, я отказалась, как вдруг услышала длинную тираду о том, что надо больше пить воды. Чуть позже, увидев мою фамилию, весьма благозвучную, он стал допытываться, зачем я вышла замуж. Его версия была — только ради фамилии. А еще через пару минут он сделал вывод: раз я красивая, то главная в семье и верчу мужем, как хочу.

Мария, 25 лет
Когда я пробовалась на должность секретаря, мне на собеседовании задали следующие вопросы: «Носите ли вы мини-юбки?» и «Как вы относитесь к сексу с руководителем?». Я сразу ушла.

Соня, 24 года
А меня вот спросили на собеседовании, люблю ли я покушать. Довольно странный и глупый вопрос вообще, да еще и при моем весе 50 кг…

Елена, 39 лет
Я как-то проходила собеседование в юридическую фирму. Мне задали довольно странные вопросы: «Ненормативной лексикой пользуетесь? А у вас нет привычки бросать договор в урну, если ваши замечания к нему не учитываются руководством? На мелкие кусочки договор рвать не будете?». И самый интересный: «Что вы будете делать, если два директора будут при Вас драться и швырять друг в друга вещи?» Думаю, можно было бы организовать тотализатор.

Забавные вопросы на собеседовании:

Почему люк круглый?

С какой стороны вы начинаете есть банан?

Вы изобрели жидкость, которая все разъедает. Как можно перевезти ее в другое место?

Назовите 10 способов избавиться от воды в стакане?

Какого пола Чебурашка?

Какие отношения у вас со спиртным?

Сколько стоит ваше платье?

Вы всегда ходите ненакрашенной?

Как часто надо протирать монитор?

Что вы курите?

Почему вы хотите получать зарплату вовремя?

Сколько в Финляндии зеленых такси?

Почему у вас до сих пор нет детей?

Когда у вас в последний раз был секс?

А есть ли жизнь на Марсе?

Как вы думаете, вы честный человек?

Сколько стоит газета «Работа для вас»?

А как вы выжили на такую зарплату?

Если предложат откат, возьмете?

Как засунуть жирафа в холодильник?

Можете ли вы воздержаться от отношений с мужем, чтобы в ваших глазах были видны страсть и интерес к работе?
11 сентября 2009,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация