Король гламура Сергей Зверев: «Мое дело звездить!»
На Муз-ТВ полным ходом идет подготовка нового реалити-шоу с Сергеем Зверевым «Больше гламура„. Его как будто специально решили приурочить к выходу на экраны фильма “Бруно», в котором английский комик Саша Барон Коэн, похожий на Зверева как две капли воды, рассказывает про то, как трудно быть модным.
Одна рецензия даже начиналась словами: «Не нарочно напоминающий Сергея Зверева экспрессивный телерепортер Бруно ведет шоу, не нарочно напоминающее шоу Сергея Зверева». Кто с кем теперь гонораром делиться должен?

Это такой блондин с огромным носом и губой, упавшей вниз? Не больно-то и похож. У меня есть двойники получше. Но я давно привык, что у меня все пиздят. Однажды, пользуясь тем, что блестки в стране не в моде, сшил себе блестящий костюм. Не наехал на меня за это только ленивый. А через два года включил фэшн-канал и увидел костюм, сшитый по моим лекалам. Я в такие совпадения не верю. Всю жизнь ношу обувь на высоких платформах (мужскую обувь — подчеркиваю) и вдруг вижу — Джон Гальяно создал мужскую коллекцию с моей обувью. Дольче и Габбана сделали то же самое, только для женщин. Так пошли в народ мои ботинки. То же самое — блестящие галстуки, очки со стразами, манера говорить, прическа, мои выражения. Так что историей, что у меня кто-то что-то украл, меня не удивишь.

А в суд не пробовали подавать?

Надо бы. А то сначала надо мной все стебутся, потом шьют себе мою одежду, и вроде так и надо. Один плагиат вокруг! Но в случае с «Бруно» речь идет о других деньгах. Как у него гонорары вверх поползли. Вот тварь, у меня всего понахватался и сидит теперь на таких бабках. Может, правда наехать на него? Но ведь замучаешься со всеми судиться. Для программы «Звезда в кубе» подруга связала мне кофту крупной вязки, я украсил ее пайетками, и вдруг — бац! — эта кофта в коллекции Дениса Симачева! А еще у меня был прикид с унтами, шапкой и курткой. Так, недавно звонит приятельница: «Сереж, я в полном шоке, сижу в Милане на показе Симачева: он же у тебя все украл!» Хотя сначала она решила, что мы вместе коллекцию делали. А ведь нынешний миланский хит я носил еще год назад. Симачев вообще у страны все пиздит — гимн, флаг, Палех, павловопосадские платки. Он не дизайнер, а ворюга. И таких во всем мире полно! А у кого еще воровать, если не у меня? Все новые тренды только я и придумываю. У Версаче тоже все копировали, думаете, ему не было обидно: деньги же терял. Быть ходячим трендом не так-то просто.

А когда выйдет ваше новое шоу «Больше гламура», уже давно его на Муз-ТВ анонсировали. Или сегодня это вообще не актуально?

Да партнершу мне все никак не подберут — то Машу Малиноскую предлагают, то Викторию Лопыреву, то Леру Кудрявцеву. Суть-то в том, что это будет шоу единственного в мире короля гламура. Других королей в мире просто нет. А вот среди девочек конкуренция большая — определить, кто достоин звания королевы, довольно трудно. Но мое дело звездить, а кто рядом будет — я не заморачиваюсь.

Все озабочены, чтобы гламура поменьше было, а вы наоборот…

Сколько себя помню, столько и говорят о смерти гламура. А он все жив, курилка, а в кризис, зуб даю, еще больше расцветет. На концертах хочется видеть не того артиста, который на сцену выходит в штанах, облеванных в самолете, а роскошную звезду и шикарное шоу. За то, чего в жизни хватает, никто денег платить давно не хочет.

А почему вы решили, что других-то королей нет? Пока я вам интервью даю, по миру штук пять концертов Сергея Зверева проходит, только выступают там мои двойники. Официально их у меня пятеро. Это настоящие секси, я им свои вещи отдаю и даже неплохо могу контролировать. Беда с теми, кого контролировать невозможно. Один любитель острых ощущений вообще сделал 19 пластических операций, чтоб на меня походить. Пластические хирурги рыдают — у них запарка с пациентами, которые приходят с моими фотографиями. А вы помните, как меня чморили за губы? Теперь в шоу-бизнесе у меня самые маленькие губы, остальные просто все кишки вывернули наружу. Я теперь самый натуральный по сравнению с ними.

Так среди натуральных тоже можно какого-нибудь короля найти…

Однажды ко мне обратились люди, согласные не на Зверева: готовы были поддержать какого-нибудь другого короля гламура. Так, представляете, никого мы не нашли. Ни у нас, ни в других странах. Голову сломали: внешность есть — говорить не умеет. Языком молоть горазд — так уебище. Вы заметили, кстати, что слова «стилист» и «гламур» появились у нас в стране одновременно со мной? Почему? Да никто раньше не носил ярких мейк-апов. Вообще все эти блестки, стразы, цвет волос, шубы, перья считались преступлением. Сейчас уже немодно быть Гагариным, а модно быть стилистом. Все хотят быть «звездой в шоке». Только у них кишка тонка.

Ну и про рекламу «Петелинки» не могу не спросить. То, что вы с Собчак и Канделаки начали голосом на жизнь зарабатывать, а не лицом, говорят, очень показательно.

Да просто предложили денег нормально: мне как раз за лето надо было сделать ремонт в одном детском доме… Крутые богатеи же этим не занимаются. А я хоть и не сын олигарха, но чувствую свою ответственность…

Да ваш имидж тоже как-то не вяжется с благотворительностью…

Ты что, дура, что ли? Понятно же, что есть человек, а есть имидж, и это две большие разницы. Мои мама с сестрой воспитывалась в детском доме, потому что в 43-м году умерла бабушка. И вот всю жизнь я помогаю разным детским домам. Никогда об этом не рассказываю, хотя и не вижу в этом ничего плохого, потому что мы никогда не искореним эту проблему, если не будем кричать о ней на каждом углу. Так неужели я буду отказываться от какой-то работы, если она сулит большие деньги, которые пойдут на благое дело?

Три громких случая плагиата в мире моды

1. Николас Гескьер, один из самых оригинальных дизайнеров современности, был обвинен в том, что его топ в заплатках из его коллекции для Дома Balenciaga 2002 года подозрительно напоминает модель 1973 года малоизвестного американского дизайнера Кайзика Вонга (Kaisik Wong), скончавшегося в 1990 году. Сам дизайнер заявил, что «польщен, что люди обращают внимание на источники моего вдохновения».

2. Джон Гальяно приговорен в марте французским судом к выплате компенсации 200 000 евро американскому фотографу Уильяму Клейну за использование его работ в своей рекламной кампании. Однако кутюрье заявил, что «использование художественных произведений в рекламе нельзя назвать плагиатом».

3. Джордж Армани, увидев осенне-зимнюю коллекцию от Dolce & Gabbana 2009/2010, продемонстрированную недавно в Милане, заявил, что брюки, представленные известным дизайнерским дуэтом, фигурировали в его коллекции еще в июне. Дело до суда, скорее всего, не дойдет.

Спецпроект

Загружается, подождите ...