10 самых ярких ролей Николь Кидман

В российском прокате любят устраивать недели знаменитостей. В марте такую честь оказали Николь Кидман: в кинотеатрах уже идет брутальный детектив «Время возмездия» с ее участием, а на этой неделе актриса появится в «Стертой личности» в роли матери гомосексуального подростка. По такому случаю Time Out вспоминает самые яркие образы, которые Кидман примеряла за всю свою карьеру.

«Умереть во имя» (To Die For, 1995)

Первую по-настоящему культовую роль, уже имея звездный статус и регулярные партии в фильмах своего мужа Тома Круза, Николь сыграла у Гаса Ван Сента в этом криминальном триллере об обратной стороне телевизионной славы. Несмотря на то, что изначально роль роковой красотки Сьюзен была написана под Мег Райан, именно холодная отстраненность Кидман придала образу амбициозной ведущей прогноза погоды, способной ради карьеры пойти на преступление, столь необходимый магнетизм – и заодно принес актрисе ее первый «Золотой глобус».

«С широко закрытыми глазами» (Eyes Wide Shut, 1999)

Из всех фильмов с Томом Крузом, в которых снялась Кидман, пожалуй, провокационный «С широко закрытыми глазами» впечатляет больше остальных. Дело даже не в предельно сексуальном образе Элис Харфорд – жены главного героя – заставившем Николь без стеснения щеголять обнаженной по экрану, а в крайне щепетильном подходе Стэнли Кубрика к работе, обязавшем звездных супругов подписать «открытые» контракты – т. е. сниматься ровно столько, сколько потребуется известному своим перфекционизмом режиссеру. Как бытует молва, это в результате и погубило одну из самых красивых пар Голливуда: не выдержав прежде всего душевного эксгибиционизма и нервной атмосферы на площадке, актеры расстались уже через полтора года после выхода фильма.

«Мулен Руж» (Moulin Rouge!, 2001)

В красочном фильме База Лурмана, в одиночку возродившем подзабытый жанр мюзикла, Кидман сыграла роль Сатин – самой красивой куртизанки Парижа конца XIX века, в которую влюбляется нищий поэт Кристиан (Юэн МакГрегор). Николь здесь не только самостоятельно исполнила все вокальные партии, чего никогда не делала раньше, но и проявила недюжинную самоотверженность: ближе к концу съемочного процесса она сломала ребро, однако нашла в себе силы вернуться на площадку. В общем, не зря заработала свою первую номинацию на «Оскар».

«Другие» (The Others, 2001)

В одном из самых успешных ужастиков в истории Кидман удалось создать запоминающийся образ утонченной красавицы-матери, проживающей вместе с двумя не переносящими дневного света детьми в старинном особняке в ожидании ушедшего на войну супруга. Интересно, что изначально актриса не хотела браться за роль в столь пугающей картине с готическим антуражем (особенно после яркого мюзикла «Мулен Руж») и пыталась убедить режиссера Алехандро Аменабара найти другую исполнительницу на роль. Однако тот был непреклонен, и в результате Кидман осталась на проекте – к слову, последнем в творческом союзе актрисы с Томом Крузом (он был одним из продюсеров ленты).

«Часы» (The Hours, 2002)

В престижной драме «Часы» по одноименному роману пулитцеровского лауреата Майкла Каннингема австралийка Кидман сыграла великую модернистскую писательницу Вирджинию Вулф в непростой период написания ее главного романа «Миссис Дэллоуэй». Ради роли актриса не только убедительно погрузилась в недра маниакально-депрессивного психоза, которым страдала Вулф, но и позволила гримерам нещадно изменить свой внешний облик. В результате фильм принес Кидман первый и до сих пор единственный «Оскар» и многими считается лучшим в ее карьере.

«Догвилль» (Dogville, 2003)

В самом противоречивом фильме скандалиста Ларса фон Триера, чье действие целиком разворачивается на подмостках театральной сцены, Кидман досталась непростая роль дочери-беглянки мафиозного главаря, которая находит спасение от изверга-отца в маленьком городке в Скалистых горах. Несмотря на сообщения о том, что вживание в образ далось Николь нелегко (якобы сказались шуточки провокатора-режиссера, который имел привычку являться на площадку абсолютно голым), Кидман и Триер в итоге составили мощный творческий дуэт, в котором актриса выжала максимум своего исполнительского потенциала. Даже жаль, что с тех пор они больше не сотрудничали.

«Рождение» (Birth, 2004)

В несправедливо «забуканном» прессой и недооцененном зрителями «Рождении» Николь воплотила один из самых сложных образов в ее карьере – вдову из высшего общества Нью-Йорка, которая начинает верить в то, что ее давно погибший муж переродился в теле десятилетнего мальчика. Что интересно, до Кидман кандидаткой на главную роль значилась Кристина Эпплгейт, которая, узнав о том, что ей придется сниматься обнаженной в присутствии ребенка, отказалась от участия в проекте. Кидман же заявила, что после откровенных съемок у Кубрика ей ничего не страшно, однако на всякий случай сценарий все же переписали: в результате актриса и десятилетний Кэмерон Брайт даже не были в одной комнате во время знаменитого эпизода в ванной.

«Марго на свадьбе» (Margot at the Wedding, 2007)

В этой тихой разговорной драме, наследующей лентам Бергмана и Вуди Аллена, Николь исполнила на первый взгляд непримечательную роль невротичной писательницы из Нью-Йорка, которая отправляется навестить неудачницу-сестру после известия об ее обручении. Однако на поверку приземленная Марго оказывается гораздо более сложным и живым персонажем, чем подавляющее большинство предыдущих образов актрисы. В компании с не менее талантливыми Джеком Блэком и Дженнифер Джейсон Ли в роли взбалмошной сестренки Кидман разыгрывает одновременно смешную и трагическую историю о скелетах в шкафу любой семьи, которую стоит смотреть всем идеалистам в качестве отрезвляющей пилюли.

«Газетчик» (The Paperboy, 2012)

Кажется, появления столь вульгарного персонажа, как обкачанная ботоксом блондинка Шарлотта, в карьере обычно степенной актрисы не ожидал никто. Собственно, еще до выхода «Газетчика» в прокат все разговоры о нем только и упирались, что в эпизод виртуального секса между героиней Кидман и осужденным на казнь преступником (блестяще, кстати, сыгранным Джоном Кьюсаком). Хотя мы, например, считаем, что сцена мочеиспускания Шарлотты на влюбленного в нее героя Зака Эфрона обладает не менее эротическим потенциалом. Как бы то ни было, более колоритного женского образа за последние лет десять вы вряд ли найдете – и никто кроме Кидман не справился бы с ним с таким достоинством.

«Как разговаривать с девушками на вечеринках» (How to Talk to Girls at Parties, 2017)

Десять лет назад Кидман уже снималась у эпатажного режиссера Джона Кэмерона Митчелла в серьезной драматической картине «Кроличья нора», за что даже была номинирована на «Оскар». Однако гораздо увлекательнее смотреть на актрису в его недавнем бунтарском фильме «Как разговаривать с девушками на вечеринках» об инопланетной любви и панк-роке. Конечно, у Николь здесь роль далеко не главного масштаба (на первом плане заслуженно блистает дуэт новичка Алекса Шарпа и вездесущей Эль Фаннинг). Однако одни из самых запоминающихся сцен в фильме принадлежат именно ее персонажу – дерзкой и стильной королеве андеграунда по имени Боадицея, в облике которой смешались неземные черты Дэвида Боуи и знаменитого импресарио Sex Pistols Малкольма Макларена.

Спецпроект

Загружается, подождите ...