Есть такая работа — быть музой. Девушки, которые позируют художникам, скульпторам и фотографам, постоянно ловят на себе восторженные взгляды, слышат комплименты и видят свой образ в произведениях искусства. Кажется, что их носят на руках с одного подиума на другой. Но есть у этой работы и оборотная сторона: натурщицы подвергаются большому физическому и психологическому давлению, сталкиваются с домогательствами и критикой моралистов, для которых голое тело табуировано. Пять девушек рассказали Time Out о неочевидных плюсах и минусах своей профессии.
Previous
Ольга Сервата
© Художник Дарья Кротова

Ольга Сервата

1/5

Я начала позировать около пяти лет назад. Ко мне в гости пришла студентка художественного вуза, которая сделала с меня портретные наброски. От нее я узнала, что в учебных заведениях и частных студиях регулярно требуется натура и что это может быть вариантом подработки. Мне стало интересно, и я нашла группу во «ВКонтакте», где натурщики выкладывают свои объявления.  

Изначально мне это было интересно как новый вид деятельности, который предполагал некоторую борьбу с универсальными комплексами и исследование границ собственной выносливости. Я не могу назвать себя стеснительным человеком, я в гармонии со своим телом и со своей наготой, так что особых проблем у меня не возникло. Первое время было слегка непривычно, когда я оказывалась перед человеком, который пристально на меня смотрит, но вскоре это прошло.  

© Художник Дмитрий Евтушенко

Художника я воспринимаю исключительно как профессионала, с которым у нас возникает рабочий формат коммуникации. Отношения сродни тем, что возникают у работника с работодателем. Между художником и натурщицей, несмотря на ее наготу, действуют базовые правила уважения друг к другу. Время от времени у меня завязываются интересные беседы с художниками, но не более того. Я не воспринимаю свою работу в эротическом ключе. Позировать — это моя работа, а не повод установить какие-то половые связи.  

Считается правилом хорошего тона не прикасаться к натуре, хотя встречаются художники, которые этим пренебрегают. Бывают рабочие моменты, когда нужно показать нюанс анатомии — тогда художник может прикоснуться, но только с согласия натуры.  

Предложения откровенных или неприличных фотосъемок мне решительно не интересны, и от художников таких предложений не поступало. Я бы не стала позировать в нарочито открытой позе. Большинству художников, с которыми я сталкивалась, это и не надо: они рисуют тело в целом, а не какие-то его интимные участки.  

© Фотограф Дарья Кротова

Позировать могут люди с любой внешностью. Ведь у художников бывают разные предпочтения, им требуются разные типажи. Это может быть и худая девушка, и девушка с атлетическим телосложением, у которой хорошо видны мышцы, и, что называется, кустодиевская женщина. Имеет значение не комплекция, а наличие черт, за которые художник может зацепиться карандашом и кистью. Главное для натурщицы не комплекция, а пластичность, хара́ктерность и выразительность – как ее внешности, так и ее поз.  

Еще натурщице требуется выносливость, умение держать позу и понимание того, как работает ее тело. Последнее необходимо для того, чтобы процесс позирования был менее травматичен. Чтобы выдержать сеанс, состоящий из трех подходов по 45 минут с 15-минутными перерывами, натурщице желательно выбрать такую позу, которая была бы удобна ей и приемлема для рисующих. Периодически нужно разминать части тела, которые затекают. Например, если долго сидишь на жесткой поверхности, то может произойти защемление седалищного нерва. За пять лет работы я узнала, как работает мое тело и где мне, так сказать, нужно подстелить соломку, чтобы сеанс не слишком отразился на здоровье. Перед позированием и во время него я стараюсь пить воду, чтобы кровь не застаивалась и конечности меньше затекали.  

Имеет значение не комплекция, а наличие черт, за которые художник может зацепиться карандашом и кистью. Главное для натурщицы не комплекция, а пластичность, характерность и выразительность – как ее внешности, так и ее поз.  

Необходимый минимум для комфортного позирования — это обогреватель и возможность выпить чаю в перерыве. В частных студиях условия обычно более комфортные, чем в учебных заведениях. В вузах, учитывая уровень их финансирования, часто бывает тяжело с удобствами. Мне, например, приходилось работать в не прогретой аудитории, и я не раз наблюдала за тем, как студенты бегают по институту и отвоевывают друг у друга обогреватель. А недавно в одном учебном заведении в очередной раз прозвучала пожарная тревога. Мне пришлось прерывать сеанс, спрыгивать с подиума и на ходу одеваться. Когда я спустилась на первый этаж, нам сообщили, что тревога была ложная и что можно возвращаться в аудитории.  

Кстати, у натурщиц есть некоторая сезонность работы. Когда студенты уходят на каникулы, предложений становится меньше. В январе у нас вообще мертвый сезон. Количество предложений резко падает и в летний период, когда художники уходят на пленэры.  

Заработок натурщика зависит от количества предложений. Если каждый день приходить на два-три сеанса, то можно в месяц заработать тысяч 30-40. Это если брать среднюю ставку. Но некоторые девушки позируют по более высокой ставке, зная места, где платят больше.  

© Фотографы Кристина Верес и Александр Старовойтов

Сейчас для меня основной мотивацией является заработок. В ближайшие год-полтора я бы хотела уменьшить нагрузку и сводить предложения к минимуму. Сейчас, после пяти лет работы, наступил небольшой натурщицкий кризис. Появились мысли о том, чтобы сменить сферу деятельности. Чем я займусь потом, покажет время. 

Ольга ВКонтакте

Next

Спецпроект

Загружается, подождите ...