Легендарный Тегеранский симфонический оркестр — впервые в России

Как только первый оркестрант появился на сцене, зал накрыло волной оглушительных оваций, не утихавших до тех пор, пока дирижер не поднял свою палочку, чтобы, наконец, зазвучала музыка.

Этим восторженным приветствием публики был отмечен очередной акт возрождения многострадального Тегеранского симфонического оркестра, вернувшегося на сцену зала Вахдад после трехлетнего молчания. В тот вечер 2005 года оркестр, повинуясь дирижерскому жесту Александра Рахбари, исполнил 9-ю симфонию Бетховена, сорок лет не звучавшую до этого не иранской земле.

Симфонический оркестр в Иране — это, безусловно, феномен. Когда-то, во времена расцвета великих империй, персидский двор славился многолюдными дворцовыми церемониями, проводимыми при участии сотен музыкантов со всех уголков обширной державы. Историки отмечают, что Александр Македонский, пораженный красотой и величием услышанной при дворе Дария III музыки, распорядился взять на довольствие и увести с собой   более трехсот персидских музыкантов. 

Роскошный иконографический памятник — каменные барельефы в гротах урочища Таг-э Бостан, созданные в период царствования шахиншаха Сасанидской империи Хосрова Второго (591-628 гг. н. э.), — также свидетельствует о пристрастии иранских правителей к большим группам музыкантов, не только украшавшим дворцовые пиры и праздники, но и сопровождавшим владыку во время выездов на охоту.

Большие (и даже огромные) оркестры — неотъемлемая черта культур всех великих империй, ибо пёстрая мозаика звуковых красок как ничто другое символизирует пространственную широту и могущество имперской власти. Но оркестр европейского типа — это совсем другая история, связанная с противоречивыми процессами освоения иранским обществом идеалов западного мира. Мечта создать собственный симфонический оркестр начала волновать умы иранских музыкантов как только они начали выезжать в страны Европы и осваивать европейские жанры музыкального искусства. Результатом этих устремлений стало создание в 1933 году муниципального оркестра под управлением Голамхосейна Мин Башияна. 

Шаг за шагом оркестр наращивал свои творческие возможности, и в 1946 году композитор и дирижёр, тогдашний директор Тегеранской консерватории Парвиз Махмуд приложил все усилия, чтобы коллектив принял современную форму и стал способным исполнять самые сложные симфонические партитуры. В этом деле ему помогли близкие друзья: кларнетист Голамхосейн Гариб Горгани, скрипач и хоровой дирижёр Рубик (Рубен) Грегорьян (стоявший за дирижёрским пультом оркестра в 1948-1951), композитор и трубач Мортеза Ханнанэ (1952-1954). Занявший затем место дирижёра Хешмат Санджари на некоторое время уехал на обучение Европу, а в его отсутствие (1957-1060) впервые в истории оркестра его руководителем стал иностранный специалист — австро-американский дирижёр Хаймо Тойбер (ставший первым иностранцем, удостоенным иранского Ордена наук и искусств).

Возвращение Хешмата Санджари вдохнуло новую энергию в жизнь оркестра, за 12 лет его работы за дирижерским пультом коллектив накопил богатый репертуар, а уровень его подготовки позволял приглашать к сотрудничеству таких именитых музыкантов, как Иегуди Менухин, Раффи Петросян и Исаак Стерн. Несмотря на безусловные успехи оркестра, существование его не было безоблачным. Был момент, когда Хешмат Санджари оказался вынужденным покинуть свой пост, передав управление оркестром Фархаду Мешкату (1972-1978), получившему дирижёрское образование в Италии и США. 

Исламская революция внесла свои коррективы в историю оркестра: многие музыканты покинули страну, а сфера концертной деятельности коллектива резко сократилась. Придя на смену Надеру Мортезепуру, «подхватившему» оркестр в нелёгкие послереволюционные годы (1982-1984),  вернувшийся к своему  любимому детищу Хешмат Санджари  вновь с головой ушёл в работу над мировым симфоническим репертуаром. Однако жизнь оркестра долгие годы оставалась нестабильной, самоотверженного энтузиазма музыкантов не всегда было достаточно, чтобы реализовать смелые творческие идеи, и в 1989 году, после исполнения программы в память Мортезы Хананэ, на 40-й день после ухода из жизни этого великого иранского композитора, Санджари окончательно попрощался с оркестром.

Последнее двадцатилетие истории оркестра связано с деятельностью нескольких талантливых музыкантов, вдохновенные идеи которых помогли оркестру «поднять голову» и вновь заявить о своём незаменимом месте в современной культуре Ирана. Так, Ферийдун Нассери (1990-1994), будучи не только дирижёром, но и музыкальным учёным, а также незаурядным перкуссионистом, сделал всё, чтобы расширить сферу творческих контактов оркестра, приглашая к сотрудничеству знаменитых дирижёров: Манучехра Сахбаи, Ираджа Сахбаи, Шахрдада Рохани, Луиса Чегнаварьяна, Надэра Машаэхи. После кончины Ферийдуна Нассери его место занял Али (Александр) Рахбари, к тому времени имеющий большой авторитет в Европе. Однако после великолепного исполнения 9-й симфонии Бетховена Рахбари, не найдя понимания у руководящих структур,  подал в отставку.

Руководство оркестром перешло сначала к Надеру Машайехи (2006–2007), затем к Манучехру Сахбаи (2007–2010), которому удалось организовать гастроли оркестра в Брюсселе, Роттердаме, Страсбурге, Риме и Женеве. Далее последовала череда приглашённых дирижёров: Шахрдад Рохани, Маджид Энтэзами, Назанин Агахани, Матиас Крогер (Германия), Дерк Глиссон (Ирландия) и Надэр Мортезапур, который после гастролей в Катаре был избран постоянным дирижёром (2010).  

Если тщательно датировать историю оркестра, то нетрудно обнаружить в линии его творческих событий несколько крупных разрывов, связанных с временным прекращением деятельности коллектива по финансовым или идеологическим причинам. При этом неизменно находились музыканты и деятели культуры, считавшие наличие симфонического оркестра делом чести для своей страны, и огонь жизни этого мужественного, закаленного невзгодами музыкального организма зажигался вновь и вновь.

С 2013 года Тегеранский симфонический оркестр был взят под своё крыло Фондом Рудаки. На короткое время руководство им вновь принял Али Рахбари, а с 2016 года на эту позицию был приглашён ирано-американский дирижёр Шахрдад Рохани.

Шахрдад Рохани, художественный руководитель и дирижёр Тегеранского симфонического оркестра, родился в 1954 году в Тегеране, в известной музыкальной семье. По завершении обучения в Национальной тегеранской консерватории поступил в Венскую музыкальную академию (с 1998 года - Венский университет музыки и сценических искусств), а затем в Колумбийский университет в Калифорнии (UCLA).

Проявивший незаурядные творческие способности сразу в нескольких направлениях творчества (исполнительство на фортепиано и скрипке, композиция, аранжировка, дирижирование), юноша стал обладателем в Австрии и в США стипендий таких международно известных фондов, как A.K.M. (Австрийское общество авторов, композиторов и издателей, Staatlich genehmigte Gesellschaft der Autoren, Komponisten und Musikverleger) и ASCAP (American Society of Composers, Authors and Publishers, Американское общество композиторов, авторов и издателей).

Бурно развивающаяся карьера музыканта принесла ему широкое международное признание и множество престижных наград, среди которых: Премия Джерри Филдинга за музыку к фильмам (1984) и высшая награда Музыкального общества Королевства Таиланд Pikanes Award (1999) за музыку к церемонии открытия XIII Азиатских игр.

Будучи Человеком мира, Ш. Рохани привлекался правительствами разных стран к проектам широкой международной значимости, таким, например, как концерт Хрисомаллиса Янни в древних стенах Акрополиса, где музыка греческого композитора прозвучала в исполнении Королевского Лондонского филармонического оркестра под руководством Шахрдада Рохани, с его же выступлением в качестве солиста-скрипача и в его же аранжировке (1993). Видео-альбом этого концерта разошелся многомиллионным тиражом и транслировался по многим ведущим телеканалам мира. Высокий общественный резонанс получил также концерт «Музыка мира» в Конгресс-центре в Стамбуле (2017). Одно из последних сочинений Ш. Рохани, Sinus Persicus Suite, 2013, исполнялось во многих странах, и аудио-альбом с этим произведением, записанный с Лондонским симфоническим оркестром, приобрёл широчайшую популярность.

Ш. Рохани выступал со многими известными симфоническими коллективами, включая упомянутый Лондонский филармонический: оркестрами Миннесоты, Колорадо, Сан-Диего, Индианаполиса, Нью-Джерси, Загреба, с Американским юношеским филармоническим оркестром, симфоническим оркестром Радио Словакии и многими другими. Им осуществлено множество записей музыки европейских и русских композиторов.

С 2016 года Шахрдад Рохани возглавляет Тегеранский симфонический оркестр.

Купить билеты на все концерты российского турне оркестра. 

 

Спецпроект

Загружается, подождите ...