Три в одном: Данила Поляков, Ирина Корина и Протей Темен в Музее АРТ4

Time Out отправился в Музей АРТ4 сразу на три открытия: выставок Данилы Полякова и Дмитрия Журавлева, Ирины Кориной и Протея Темена.

Данила Поляков и Дмитрий Журавлев, «Фон»
до 17 февраля

Ворвавшись в АРТ4 с холодной, чавкающей московскими реагентами улицы с безрадостным названием Хлыновский тупик, мы попадаем в царство красоты и психоделики — в первом же зале расположен проект фотографа Дмитрия Журавлева и известного тусовщика, модели, перформансиста и обладателя самых рыжих волос столицы Данилы Полякова.

На одной из стен развешаны черно-белые снимки: Данила позирует объективу Журавлева на разный лад: вгрызается в бокал с игристым, лежит на земле в жутковатом, но живописном припадке, аскетично замирает на фоне совриска.

Но это не все — в АРТ4 решили показать не только снимки с Данилой, но и его собственные рисунки. Одни безопасно развешаны по стенам, а другие стали материалом для внушительной инсталляции. На рисунках — вымышленные персонажи родом из веселых детских фантазий и страшных ночных кошмаров, никогда не существовавшие модные образы с щедрым налетом карнавальности. Выполнены работы наивно и безумно — и оттого цепляют.

На первый взгляд, между выверенными, чернушными снимками и разноцветными картинками нет ничего общего. Но на деле и те, и другие исследуют взаимоотношения человека с окружающей действительностью, способность вписаться в нее или разорвать с ней любые отношения. 

Протей Темен, «Процессы
и взаимодействия»

до 17 февраля

Нырнув в проход, притаившийся в одном из углов главного зала, мы оказываемся в совсем небольшом помещении в окружении работ Протея Темена. В его творениях толпятся и толкаются черно-белые схемки и образы. Издалека они стягиваются в прозаичную абстракцию, но задумка сложнее.

У большинства образов вполне утилитарный бэкграунд — это схемы, пояснительные рисунки и иллюстрации, с которыми мы сталкиваемся во время учебы. Работая над серией, Протей использовал самые разные носители знаний — от серьезных учебных пособий до рисунков на салфетках, предназначенных кому-то что-то объяснить.

В руках художника вполне полезные картинки наслаиваются друг на друга и теряют изначальный смысл. И этот легкий, орнаментальный сумбур служит отличной иллюстрацией того, как работают наша память и мышление.

Ирина Корина, «Временные явления»
до 17 февраля

Ирина Корина известна всем поклонникам отечественного совриска как мастер инсталляции. В разные годы она создавала палатку с церковным витражом, двухметровый параллелепипед, наполненный вытекающим пластилином, а этим летом соорудила на Архстоянии исполинскую шишку из полицейских щитов. Поэтому удивительно, что целых два зала АРТ4 художница решила наполнить графикой. Технически очень хитрой — с виду работы выполнены акрилом и акварелью, а на самом деле — специальными маркерами. 

Небольшие работы заключены в объемные металлические рамы. Сама Корина сравнивает их с мемориальными табличками. Только вместо героев Гражданской войны и знаменитых балерин на них теснятся короткие фразы — всяческие отрезки времени: от «1 секунды» до «86 лет». У каждой из них свое настроение: «секунда» — жизнерадостно кислотная, «18 лет» — холодные, «мраморные», украшенные дубовой веточкой. Но цель у всех одна — вызвать в нас смутное припоминание, флешбек последнего опоздания, дня рождения — любого события. Корина размышляет о растрате и наполнении времени и его способности воскресить в нас давно забытые и глубоко похороненные воспоминания.

Одна инсталляция на выставке все-таки есть. Мы видим два входа: большой и совсем крохотный. Оба щедро задрапированы в красную ткань с горностаем — в таких расхаживали императоры. Но, при всей помпезности оформления, дверцы Кориной бесполезны — они ведут в никуда. Называется работа «Опять и опять» — есть в этом что-то кафкианское, как и в наших скромных попытках диктовать времени свои условия.