Вадим Эйленкриг: «Нет джаза, есть музыка»
Перед презентацией своего альбома «Shadow of your smile„ (презентация совпадет с открытием рекорд-лейбла Игоря Бутмана и пройдет в рамках фестиваля “Черешневый лес») музыкант побеседовал с Time Out о джазе и здоровом образе жизни.
Вадим, как вы пришли к трубе?

В музшколе я играл на фортепиано, надо было брать второй инструмент. Так как мой отец саксофонист, он хотел, чтобы и я пошел по его стопам. Я испугался, подумал, что на саксофоне слишком много кнопок, и решил выбрать что-нибудь попроще. А у трубы всего три клапана, мне казалось, что я быстренько на ней научусь играть, и от меня все отвалят. Оказалось, все гораздо сложнее, чем я думал, но к тому моменту свой инструмент я уже полюбил. Труба для экспериментов — самое то.

Кстати, об экспериментах — вы чуть ли не первым из наших джазменов стали играть с электронщиками, рокерами и поп-музыкантами, должна ли быть чистота жанра в джазе?

Нет чистому джазу! Вообще джаза нет, как нет рока, попсы и так далее, не должно быть, во всяком случае. Есть просто музыка, и только ограниченные люди стремятся играть что-то без примесей и приправ. Чем больше разных стилей и жанров будет намешано, тем большее удовольствие получат и музыканты, и слушатели. Ни один хороший современный музыкант не занимается чистой музыкой, если только сознательно не идет в архаику.

Ок, тогда от архаики — к новостям. Расскажите о вашем новом альбоме. Вы писали его с музыкантами из Brecker Brothers, насколько это похоже на их творчество?

Начну с того, что в музучилище я молился на Brecker Brothers, у меня в голове не укладывалось, как Рэнди Брекер может так играть: быстро, технично, восторженно. Но его музыка достаточно сложна для восприятия. С другой стороны, меня почему-то называют «русским Крисом Ботти», с чем я не согласен, у меня музыка посложнее, хотя коммерческая направленность нашего творчества нас роднит. Так что я хотел записать что-то в меру сложное, в меру доступное, и мне кажется, что на «Shadow of your smile» это получилось.

С кем вы только не выступали в последнее время, даже с Тимуром Родригесом. Какие коллаборации у вас в планах?

Во-первых, очень хочется сыграть с вышеупомянутым кумиром юности Рэнди Брекером. Во-вторых, меня давно тянет в классику, хочется сыграть с симфоническим оркестром. В этом направлении уже кое-что наклевывается, но толком пока ничего неизвестно, поэтому и говорить пока не буду.

Вадим, вы выглядите как культурист, как вы такую бицуху накачали?

Я последние двадцать лет три раза в неделю хожу в тренажерный зал и вообще давно являюсь фанатом ЗОЖ, что для музыканта, в общем-то, редкость. Но тягание железа помогает искусству. Спорт очень дисциплинирует, а у творческого человека без воли ничего хорошего не выйдет, каким бы талантливым он ни был.