Москва
Москва
Петербург
Новые фильмы-детективы, которые нам подарил Голливуд

Новые фильмы-детективы, которые нам подарил Голливуд

В детективных фильмах раскрываются загадки и исследуются таинственные происшествия, и не так важно, где они произошли: в космосе, в фэнтезийных мирах, в исторических или современных декорациях. Хорошие детективы всегда находят отклик у зрителей и заставляют быстрее биться сердца в ожидании разгадки. За последние несколько лет Голливуд подарил нам много захватывающих фильмов детективного жанра, и Time Out собрал свой список самых крутых детективов производства США.

Зверополис (реж. Байрон Ховард, Рич Мур, Джаред Буш, 2016)

Первой в списке лучших детективных фильмов последних лет по всем рейтингам выходит умная, увлекательная диснеевская мультсатира об урбанистической жизни зверей — включая одну ушастую выскочку в погонах. Говорящие звери в диснеевском мультфильме? Не ново, прямо скажем. Но эта изобретательная картина впрыскивает в старую идею свежую жизнь, показывая отчетливо людской мир (ну, американскую его версию): мегаполисы, улицы, кафе-мороженницы, населенные млекопитающими всех мастей. И вот лось-диктор читает вечерние новости, буйвол-комиссар возглавляет полицейский участок, а в кресле мэра заседает лев.

Крольчихе по имени Джуди, выросшей на типовой ферме, но мечтающей, к ужасу собственных родителей, стать копом, после окончания полицейской академии доверяют разве что выписывать штрафы за неправильную парковку. Шанс проявить себя появляется, когда она знакомится с лисом-пройдохой, а тот выводит Джуди на след коррупционного заговора. Так «Зверополис» вдруг вступает на территорию почти нуара, «Китайского квартала» для самых маленьких.

Мир, который создают авторы «Зверополиса», умен, невероятно детализован и больше похож на фильм студии Pixar, чем на обычную диснеевскую продукцию. Для детей здесь есть сумасшедшая энергия и бесконечный запас характерных животных. Для публики постарше найдутся мощнейшие эпизоды вроде блестящей сцены с ленивцем-бюрократом и даже обаятельной пародии на свадьбу из «Крестного отца» («Чем я заслужил такое неуважение?»). Это смешное и дерзкое кино, в котором считывается убедительный месседж о примирении и толерантности — и он звучит актуальнее и адекватнее, чем в стандартных детских фильмах (включая даже феминистские гэги о том, почему не стоит звать звериных самок милашками). И кому нужны люди? Разве что снимать вот такие прекрасные мультфильмы.

 

Омерзительная восьмерка (реж. Квентин Тарантино, 2015)

Детективный триллер, номинированный на Оскар в 2015 году. По заснеженному пейзажу американского Северо-Запада (который, как учат нас вестерны вроде «Великого молчания» или «Маккейба и миссис Миллер», был не менее диким, чем классический Запад), преодолевая жуткую метель, ковыляет дилижанс. Внутри – охотник за головами Джон Рут (Курт Рассел) и его свежая добыча, буйная убийца (Дженнифер Джейсон Ли), которая то и дело напрашивается на хук в нос. Рут направляется в городок Ред Рок, чтобы там сдать свою пленницу на повешение, – но снегопад усиливается, а дилижанс то и дело задерживают встречающиеся на ходу попутчики: сначала коллега Рута майор Уоррен (Сэмюэл Л. Джексон) с двумя трупами вместо багажа, затем – новый шериф Ред Рока по фамилии Мэнникс (Уолтон Гоггинс). Рут поворчит-поворчит, а все-таки возьмет обоих в компаньоны.

Увы, когда пурга загонит путников в отдаленную придорожную лавку – уже набитую другими недобитыми типажами жанра вестерн, Тарантино, рассказывающий здесь самый пространный и самый говорливый киноанекдот в карьере, начнет все очевиднее гнать пургу. Вестерн тут же обернется камерным, запертым в четырех стенах квазидетективом (один из восьмерых героев восьмого фильма Тарантино – не тот, за кого себя выдает), в равной степени вдохновленным Корбуччи, Агатой Кристи и «Нечто» Карпентера. Как может догадаться любой постоянный зритель Тарантино, все это закончится кровавой баней – но до нее придется продраться через бесконечные, на грани самопародии (а временами – и за ней) «фирменные» тарантиновские диалоги, которые, сколько бы ружей ни было в кадре, остаются главным оружием персонажей режиссера.


Исчезнувшая (реж. Дэвид Финчер, США, 2014)

Под видом идеального голливудского триллера-детектива, какие выходят раз в 10 лет, Дэвид Финчер снял едчайшую сатиру уровня «Американского психопата». Безусловно, фильм входит в любой топ лучших фильмов-детективов последних лет. Также в «Исчезнувшей» Бен Аффлек сыграл одну из лучших ролей в своей карьере. Пять лет брака плохо сказались на Даннах, паре нью-йоркских журналистов-литераторов, павших жертвами кризиса медиарынка, болезней родственников и горького переезда в дыру, которой является штат Миссури. Об этом мы узнаем довольно рано, но уже после катастрофы, с которой начинается фильм. Ник (Бен Аффлек, лучшая роль в карьере) спешит домой после тревожного звонка услышавшего какой-то шум соседа. Внутри повсюду разбитое стекло, а главное — ни следа Эми (Розамунд Пайк). Стала ли она жертвой похищения? К дому Даннов стекаются полицейские, фургоны телеканалов, родители Эми — а в воздухе виснет предчувствие скандала в медиа, отчаянно ищущих козла отпущения. Слишком расслабленный для таких обстоятельств Ник лучше всего годится на эту роль.
 
Переключаясь между хрониками расследования и флешбэками, иллюстрирующими лучшие для Даннов дни их бруклинской жизни, Финчер создает на экране мутное ощущение постепенного распада этого отдельно взятого брака. Его кадры не обжигают, но леденят зрителя — и это холод, достойный морга. После трепета, с которым он обращался с «Девушкой с татуировкой дракона», приятно также видеть, как ловко здесь Финчер прибавляет первоисточнику, бестселлеру Гиллиан Флинн, мощи и подтекстов — критикуя таблоиды, службы правопорядка и да, институт брака как таковой.
 
«Исчезнувшая» при всех своих намеках на преступную деятельность разыгрывает в сущности печальную мелодраму — пока не происходит кое-что, о чем должен промолчать любой приличный критик, и фильм не превращается в нечто прежде невиданное, болезненную, кружащую голову сатиру на превратности брачной жизни. Не будем раскрывать других секретов «Исчезнувшей», кроме очевидного: Дэвид Финчер куда значительнее того ярлыка стильного циника-перфекциониста, который на него часто наклеивают. Смотрите и будьте обведены вокруг его пальца — это несравненно.


Отель «Гранд Будапешт» (реж. Уэс Андерсон, 2014)

Где-то в Центральной Европе 1930-х кипит жизнью пятизвездочный отель «Гранд Будапешт» — не столько гостиница, сколько слоеный пирог в пастельных тонах, населенный эксцентриками и лунатиками всех мастей. Порядок броуновскому движению местного быта задает месье Густав (Рэйф Файнс в редкой комедийной роли), консьерж с повадками джентльмена удачи, с легкостью выплевывающий как вежливые маньеризмы, так и отборную пошлятину. Главный порок Густава — чрезмерное внимание к престарелым богатым дворянкам — неминуемо втянет в его переплет с расследованием убийства и войной за наследство, когда найдут мертвой самую эффектную из его возлюбленных старушек (Тильда Суинтон в феерическом гриме). В следующих за этим злоключениях сопровождать консьержа будет его верный портье — мальчишка по имени Зеро Мустафа (новичок Тони Револори), от лица которого Уэс Андерсон и рассказывает эту историю.

Подобно другим от руки раскрашенным кукольным мирам, которые создает в своих фильмах Уэс Андерсон, — кораблю Билла Мюррея из «Водной жизни» или таунхаусу семейки Тенненбаумов, к «Отелю “Гранд Будапешт”» прилагается собственный театрик и звездный актерский состав в причудливых нарядах. Никогда еще, впрочем, режиссер не запускал в этом театре такую канитель — с погонями на поездах и лыжах, абсурдистской интригой и размахом, складывающимися в остроумную басню о последних днях умирающего старого мира. От фашистов в Европе 1930-х отмахнуться не может даже Уэс Андерсон — и «Отель “Гранд Будапешт”», хоть и с натяжкой, но может считаться его первым политическим фильмом. А еще, уже без всякой натяжки, — одним из лучших в карьере.

 

Заклятие 2 (реж. Джеймс Ван, 2016)

Северный Лондон, конец 1970-х. Когда в загородном доме англичанки Пегги Ходжсон (Фрэнсис О’Коннор) и четверых ее детей начинается подозрительная активность — топот, завывания, явления призрачного старика, они зовут на помощь пару специалистов по паранормальному из-за океана, Эда (Патрик Уилсон) и Лоррейн Уоррен (Вера Фармига). Даже они, впрочем, поначалу испытывают сомнения, что речь идет о настоящих призраках — пока вдруг младшая из дочерей Ходжсон не начнет изъясняться рыком, а мебель — летать по гостиной. Лоррейн достанет свой главный инструмент борьбы со злом — Библию — и закричит на демона, чтобы тот оставил бедных детишек в покое.

Режиссер Джеймс Ван свой творческий метод выработал еще на «Астрале» и первом «Заклятии». Эффективная шоковая терапия создается операторской работой, чередующей тревожные длинные кадры саспенса с резкими вспышками испуга. Ван, переработавший для сюжета реальную историю, прогремевшую в Лондоне 1970-х, прекрасно понимает, как та депрессивная эпоха рифмуется с современной массовой рецессией — и ретро-элементы истории тоже на удивление реалистичны. Здесь, конечно, почти нет ничего нового для насмотренных фанатов жанра — и если только вы не из самых наивных зрителей, в квазирелигиозном пафосе сюжета есть что-то неуютное и даже нелепое. Но стоит поверить авторам и допустить существование духов из загробного мира, как эта жанровая безделушка обернется отличным вечером в кино — неглупым, убедительно жутковатым отчетом о столкновении пары авантюристов с поразительно реальным злом.


Иллюзия обмана 2 (реж. Джон Чу, 2016)

Сиквел легкомысленного блокбастера о четверке грабителей-иллюзионистов уже не стесняется мошенничать со зрителем — и берет наглостью. Четверка всадников от прикладной магии и благородного грабежа — гипнотизер (Вуди Харрельсон), фокусник (Джесси Айзенберг), картежник (Дэйв Франко) и мистификаторша (Лиззи Каплан) — несколько изменилась в лице (Каплан сменила Айлу Фишер из первого фильма), но в остальном верна себе. А это значит, что нет ничего проще, чем выманить главных робин гудов мирового цирка из заслуженного в оригинальной «Иллюзии обмана» отпуска — нужно всего лишь рассказать им об угрозе всему свободному человечеству. Ее на этот раз представляет попавшее не в те руки детище эксцентричного миллиардера-айтишника (Дэниел Рэдклифф) — способная взломать любой сервер на планете программа. Всадники берутся помочь делу мировой кибербезопасности — хотя традиционно и не доверяют самому заказчику, который, потирая очки, рассказывает, что и сам в детстве любил магические штучки.

Дерзость, с которой «Иллюзия обмана 2» восхищается собственным остроумным кастингом (Дэниел Рэдклифф! Шутит про волшебное детство!), распространяется и на весь фильм в целом. Парадоксальным образом эта самонадеянность сиквелу не самого очевидного кассового хита последних лет идет скорее на пользу. Если первый фильм, снятый основательным Луи Летерье, еще пытался увязывать трюки своих героев-иллюзионистов с законами физики, элементарным правдоподобием и действиями других персонажей, то сменившее режиссера продолжение обеспокоено только одним — обвести вокруг пальца собственную аудиторию: так что неожиданным твистом здесь заканчивается уже буквально каждая сцена. Богатством своего воображения это кино восхищается так сильно, что ему не терпится тут же механику только что разыгранного фокуса и сюжетного поворота ошарашенному зрителю разъяснить. Что фильм немедленно раз за разом и делает, с легкостью отказываясь от любых серьезных идей и связей с реальным миром и успешно преследуя лишь цель повышения сиюминутной зрелищности.

Все это кажется логичным, если присмотреться к биографии сменщика Летерье — Джон М. Чу ранее уже превращал сиквелы неожиданного блокбастера («Шаг вперед») в необъяснимо гипнотическое, увлеченное не результатом, но процессом зрелище. Здесь он задействует ту же отточенную хореографию и тоже раз в минуту заставляет вскрикнуть «Да как же они это делают!?» В этом, конечно, есть определенная искусственность, которая Чу нисколько не смущает: тем более несусветные и эффектные аттракционы могут сойти ему с рук. Примерно на том же эффекте, как известно, строятся супергеройские фильмы — так что если в одной из следующих серий Четверо всадников пополнят состав Мстителей, сильно не удивляйтесь: они уже сейчас напоминают героев очень странного, но и очень недурного комикса о ловкости рук.


Кловерфилд, 10 (реж. Брэдли Купер, 2016)

Продюсер «Остаться в живых» и «Монстро» Дж. Дж. Абрамс скрещивает апокалиптичный сайенс-фикшн с камерным триллером-детективом. Несмотря на название, вдохновленный «Сумеречной зоной» триллер режиссера Дэна Трактенберга на самом деле живет по двум адресам. С одной стороны, это параноидальная и клаустрофобная драма в подземном бункере. Душная постапокалиптическая нервотрепка, медленно выстраиваемый саспенс, те редкие моменты, когда кино напоминает живой театр — многим хватило бы и этого. Но затем вдруг начинается мегаломанский экшен — пожалуй, неизбежный, учитывая родственную связь с «Монстро». После столь мастерской и насыщенной первой половины этот жанровый скачок, конечно, разочаровывает.

Но начинается «Кловерфилд, 10» уверенно. Нервные оркестровки аккомпанируют бегству героини Мэри Элизабет Уинстед, которая бросает бойфренда, отказавшись от кольца с бриллиантом. Чтобы попасть в автокатастрофу. Проснется девушка окровавленной, взвинченной и прикованной к стене бомбоубежища. Ее пленитель (Джон Гудман) объявит, что произошло «вторжение», и внешний мир необитаем. Зритель же, конечно, увидит ровно столько, чтобы задуматься — а вдруг этот психопат не врет. Возможно, он и правда спаситель героини, и его единственный грех — страсть к попсе 1960-х?

Или же нет. Эта занимающая большую часть экранного времени «Кловерфилда» часть заслуживает самых искренних похвал. В сущности, это пьеса на троих. Эффектная, похожая на юную Сигурни Уивер Уинстед, непредсказуемый в гневе Гудман и Джон Галлахер-младший в роли соседа, успевшего добраться до бункера, выясняют, кто из них кто. В некоторых сценах «Кловерфилд, 10» в хорошем смысле напоминает тихий ужас «Рассвета мертвецов» Джорджа Ромеро. Но Дж. Дж. Абрамсу этого мало. Блестящий маркетолог от кино считает нужным все-таки открыть свой ящик Пандоры — и «Кловерфилд» стремительно глупеет. 

 

Экстрасенсы (реж. Афонсо Пойарт, 2016)

Воодушевленный агент ФБР (Морган) и его напарница-скептик (Корниш) расследуют дело о серийном убийце Чарльзе Эмброузе (Фаррелл), но по непонятной причине все глубже заходят в тупик – преступник кажется неуловимым. Они обращаются за помощью к психиатру Джону Клэнси (Хопкинс), два года назад потерявшему дочь и с тех пор живущему в изоляции. У Клэнси есть экстрасенсорные способности – он может считывать прошлое людей и предметов, прикоснувшись к ним. В ходе расследования Клэнси понимает страшное: Эмброуз тоже экстрасенс, но гораздо круче него – он может предвидеть будущее. Убийца с самого начала был на шаг впереди в игре по собственному сценарию, промежуточная цель которой – долгожданная встреча с Клэнси.


Тайна в их глазах (реж. Билли Рэй, 2015)

Заслужившая в свое время «Оскар» «Тайна в их глазах» аргентинца Хуана Хосе Кампанеллы выстраивала авантюрный детективный сюжет на тяжелом, кровавом наследии нескольких лет правления военной хунты — совершенное во время диктатуры убийство герои-следователи раскрывают только спустя десятилетие (привет «Настоящему детективу»). Американский ремейк хоть и набирает на главные роли впечатляющий актерский состав (Кидман, Робертс, даже Чиветель Эджиофор) — но такой мрачной, убедительной исторической базы интриге предложить уже не может.


Подарок (реж. Джоэл Эдгертон, 2015)

Австралийский актер Джоэл Эдгертон (один из братьев-бойцов в «Воине», Том Бьюкенен из «Великого Гэтсби») с легкостью переходит по обратную сторону кинокамеры в этом триллере о вторжении зла в жизнь почти идеальной пары. «Подарок» - авторское, в прямом смысле слова, кино: кроме режиссуры, Эдгертон ответственен за сценарий, продакшен и ключевую роль. Мульти-таскинг дается ему легко: это эффектный дебют, не менее напряженный, чем, например, «Рука, качающая колыбель».

Робин (Ребекка Холл) и Саймон (Джейсон Бейтман) - успешная молодая пара, которая въезжает в новый, остромодный дом почти целиком из стекла (первая ошибка). Ошибка номер два не заставит себя ждать – супруги будут любезны, случайно натолкнувшись на чудака по имени Гордо (сам Эдгертон). Тот воскликнет, что ходил вместе с Саймоном в школу, – но заявляться к ним, причем со странными подарками, начнет почему-то, только когда Робин дома одна. Женщина заподозрит, что в прошлом ее мужа не все так гладко, как она думала.

Большую часть времени «Подарок» будет старательно водить зрителя за нос – пока вдруг не перейдет к жуткой, истерически нервной кульминации. Эдгертон умело взвинчивает напряжение – эти окна в пол еще как действуют на нервы – и не менее мастерски дает ему взорваться. Холл в роли тревожной, сидящей на ксанаксе Робин выгодно оттеняет порой чрезмерную фриковатость Эдгертона в роли Гордо. После этого фильма вы еще долго будете задергивать шторы и закрывать двери на все замки.

 

 

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация