Кристиан Бэйл спасает мир по привычке
У актера Кристиана Бэйла и его героя в четвертой части «Терминатора» Джона Коннора много общего — обоих тяготит их слава.
Карьера Кристиана Бэйла со стороны кажется легкой прогулкой — начал сниматься в 13 лет (у Стивена Спилберга в «Империи солнца» и Владимира Грамматикова в «Мио, мой Мио") и с тех пор играл у самых интересных режиссеров современности от Вернера Херцога до Тодда Хейнса. На деле все было не так просто. После обрушившейся на него в 13 лет славы Бэйл решил больше никогда не сниматься: «Это было ужасно, у меня как будто отняли мою жизнь. Все девочки вдруг захотели со мной дружить, все мальчишки — подраться и узнать, насколько я крутой». Позже Бэйл вспоминал, что испытывал перед интервью приступы паники, из-за которых отпрашивался, как в школе, в туалет и просто убегал.

В 90-е и начале 2000-х актер переиграл немало странных, часто неприятных персонажей (например, богатых подонков в «Американском психопате» и «Шафте»), пока не согласился на роль Бэтмена (прошлым летом вышел уже второй фильм — «Темный рыцарь» — с Бэйлом в роли человека-летучей мыши), а потом сыграл Джона Коннора, героя саги «Терминатор», спасителя человечества.


Вы сыграли немало одержимых героев. Джон Коннор тоже одержим идеей освободить человечество. Чем он отличается от ваших предыдущих персонажей?

Я никогда не сравниваю своих героев между собой. Джон точно видит конечную цель — победу над машинами. Он находится в центре культа своего имени, на него молятся все оставшиеся на Земле люди. Единственный способ не сойти с ума от этого слепого обожания — оценивать себя трезво. Мне хотелось показать его очень ответственным, прагматичным человеком — эти качества необходимы для выживания в мире, в котором он оказался. Он может быть жестким и суровым, но только потому, что ему приходится нести ответственность за всех.

«Терминатор-4» держится на отношениях Джона Коннора и робота Маркуса (Сэм Уортингтон). Как вы работали над совместными сценами?

Мы, конечно, встречались до начала съемок и репетировали. Но Сэм, к счастью, не любит много болтать. Он предпочитает подготовиться к роли, договориться о правилах и сразу играть. На площадке главное — забыть о том, о чем говорили, и сыграть роль так, будто читаешь текст в первый раз.

Уортингтон пока неизвестен за пределами родной Австралии…

То, что он пока неизвестен в Америке и Европе, сыграло на руку фильму — у Сэма нет еще шлейфа известных ролей, и зрители охотно видят в нем терминатора. Я уверен, он станет звездой, так что ему придется быстро привыкать к славе, что нелегко.

Вы неохотно общаетесь с прессой. Почему?

На съемках мы после тяжелого съемочного дня еще и репетировали по ночам. Странно общаться с прессой, еще не разобравшись в своем герое и не зная, каков будет результат.

Спецпроект

Загружается, подождите ...