В Москву пришла мода на сербскую кухню. Эти заведения открываются по совершенно особенному принципу: выписывают с родины не только поваров, но и официантов, перенося целый пласт чужой ресторанной культуры и жизни. Чтобы не потеряться в трудностях перевода, пора учить, чем вешалица отличается от плескавицы. 
Previous
1/10

«Н.Тесла»

 

Проект запустили люди, которые владеют модным белградским рестораном «Мала фабрика укуса». Сейчас под вывеской «Н.Тесла» работают уже три сербских ресторана, но тот, что на Рождественском бульваре (на фото) — самый уютный: с рисунками на стенах, изображающими изобретателя Теслу, и неприлично удобными качелями.

 

Кухня хоть и объявлена авторской, но опытов с электричеством здесь никто не проводит, разве что имеется забавный десерт «Алхимия Теслы» (490 р.) — шоколадно-карамельные шарики из мусса, эффектно залитые жидким азотом, могут сойти за авангард. В остальном претензия на авторство оправдана больше подачей, чем рецептурой: в меру соленые колбаски чевапчичи (690 р.) прибывают на стол в компании с сербским картофелем по-деревенски, промасленным и щедро присыпанным паприкой (150 р.).

 

К отлично сработанной мучкалице (свиному стейку, 690 р.) стоит брать домашний соус из чернослива (120 р.). Что может быть натуральнее и проще? Разве что шедевральная гибаница (420 р.), слоеное хрустящее тесто с рассольным сыром, двоюродная сестрица грузинской ачмы. Ракию ручной работы завозят из монастыря Ковель, самая необычная — с грецким орехом, такая сладкая, что ей вполне можно заменить десерт. 

Next

Спецпроект

Загружается, подождите ...