Новый мэр Лондона Садик Хан: «Мы не ответственны за успехи или неудачи своих родителей»

В конце прошлой недели в Лондоне впервые в истории западного мира мэром города стал пакистанец, сын иммигрантов. Time Out London связался с Садиком Ханом за пару дней до его избрания и расспросил о том, как он намерен улучшить доставшийся ему город.

В Лондоне сейчас тяжелый кризис недвижимости, кроме того, один за другим закрываются клубы, а цены такие, что непонятно, как в этом городе вообще еще кто-то остался. Вам не кажется, что Лондон теряет свою уникальность, прелесть и, извините, конечно, душу?

Согласен, теряет. Мы живем в лучшем городе на Земле, но в последние годы он меняется к худшему. Прекрасно, что девелоперы строят новые дома — но нужно, чтобы хоть половина из них продавалась по разумным ценам. Также нужно обязать строителей, чтобы в этих домах предусматривались художественные пространства, общественные центры и клубы. Именно так мы получим живые, а не пустые кварталы. И я не думаю, что Лондон потеряет свою душу, пока он комфортен для лондонцев.

А можно, например, строить, но при этом не выгоняя людей из старых зданий и не закрывая находящиеся там заведения? И как найти управу на владельцев, которые вложили деньги в новые здания?

Я не могу отказывать инвесторам. Могу только запретить продавать недвижимость иностранцам в обход плана. Я хочу, чтобы приоритет был за местными жителями.

Звучит хорошо. Но смогут ли эти планы в реальности улучшить ситуацию с арендой?


Эта проблема не решается за один день, так что в первую очередь необходимо снизить цены. Первым делом я хочу запустить непрофитное агентство, которое не заточено под немедленную прибыль. Арендаторы смогут через нас снять помещение на три года, в течение которых аренда будет расти только соответственно уровню инфляции. Во-вторых, в том, что касается жилья, мы ограничим ренту на уровне трети от средней для Лондона прожиточной суммы. Имеет смысл стабилизировать рынок доходов от недвижимости — иначе все продолжит развиваться так же, как это происходит сейчас.

В ходе выборов очень много ругани было выплеснуто по поводу вашей национальности и религии. Для вас это стало сюрпризом?

Скорее я был разочарован в своих противниках. Я прожил в Лондоне всю жизнь и считаю его городом, состоящим из множества сообществ. Я лондонец, британец, англичанин, европеец мусульманского вероисповедания и азиатского происхождения. Ничто из перечисленного не может быть моей единственной характеристикой. Критика на таком уровне меня особенно расстроила, потому что я хорошо отношусь к своему главному оппоненту Заку Голдсмиту — я наблюдал за ним шесть лет во время работы в Парламенте и думал, что он выше личных оскорблений.

Вас действительно настолько задели его слова?

Меня лично — нет, я толстокожий. Неприятно было моей семье и друзьям. Над моей избирательной кампанией работали иудеи, мусульмане, индуисты, христиане, были и те, кто не принадлежит ни к какой организованной религии. У нас работали геи и лесбиянки, белые и чернокожие, старики и молодежь. Даже из Йоркшира приезжали. Мне обидно, что они слышат атаки на меня и принимают на свой счет. Но мои противники так поступают от отчания, зная, что мы намного их опередили. Лучший способ им отомстить — это победить на выборах.

«Я флиртую с 8,6 млн лондонцев. Каждый день. Если это легально, почему бы и нет?»

Вы педалируете тот факт, что вы сын водителя автобуса. Разве то, как зарабатывает на жизнь ваш отец, важно для вашей кампании?

Причина, по которой я говорю о своем происхождении и прошлом, — это то, что меня и мотивирует в первую очередь стремиться стать мэром Лондона. Мои дед с бабушкой эмигрировали из Индии в Пакистан. Мои родители, в свою очередь, эмигрировали из Пакистана в Лондон. Я буду первым представителем своей семьи за три поколения, который никуда не уезжает. Это мой город. Он дал членам моей семьи возможность чего-то добиться в жизни, заниматься тем, что они любят. Поэтому я и не хотел бы жить больше нигде.

Означает ли ваш ответ, что ваше происхождение делает вас более подходящим для должности мэра, чем бэкграунд вашего оппонента Зака Голдсмита?

Нет. Я ничего не сказал о бэкграунде Зака и никогда не скажу. Мы не ответственны за успехи или неудачи своих родителей.


Просто на его месте я бы подумал, будто вы имеете в виду, что много работали, чтобы добиться своего положения, пока я сидел сложа руки.

Я этого не имел в виду. Я имею в виду, что хочу стать мэром всех жителей Лондона, а не какой-то прослойки. Какая разница, кто ходил в частную школу, а кто нет, если у нас одна цель и мы работаем над ее достижением вместе?

Давайте проверим, насколько вы знаете современный лондонский сленг. Вы когда-нибудь «расслаблялись под Netflix»?

Я фанат «Карточного домика».

То есть вы не знаете, что «расслабляться под Netflix» означает заниматься сексом?

Вообще-то знаю.

У вас есть «крошка»?

Есть. Моя жена.

Очень хорошо! И когда вы последний раз щебетали с кем-то?

Извините, вот этого я не знаю.

Флиртовали!..

Я флиртую с 8,6 миллиона лондонцев. Каждый день. Если это легально, почему бы и нет?

Спецпроект

Загружается, подождите ...