Большой

Юля Ольшанская с детства жила балетом. В крошечном шахтерском городке ее заметил бывший танцор Потоцкий (Домогаров) и привез в Москву поступать в балетную академию. Затем последовало знакомство с некогда выдающейся балериной, а теперь суровой преподавательницей Белецкой (Фрейндлих), годы тяжелого обучения под ее руководством – круглосуточный труд, боль, жалость к себе, первые успехи. Студенчество, первая любовь и первая соперница, мечты о сцене Большого, которым скоро предстоит осуществиться. И наконец – долгожданная слава в большом балете со всеми вытекающими. Три этапа из жизни балерины в исполнении примы Варшавского театра оперы и балета Маргариты Симоновой.

Это вообще о чем?

Девочка Юля Ольшанская живет в глубочайшей провинции, в бедной-пребедной семье, страна развалена, и она танцует в спортивных штанах под «мафон» на улице около пивнухи, пока ее «коллега» шарит по карманам зевак. Танцовщицу замечает бывший, уже полуспившийся, работающий в борделе артист балета Потоцкий (Александр Домогаров). Он поставит ее к станку (к этой палке, на которую нужно опираться, когда тянешь ногу) и поможет кое-как уехать в Москву. Там она поступит в балетную академию, где за талантливую Юлю возьмется одиозная преподавательница Белецкая (Алиса Фрейндлих). Дальше Юля повзрослеет и с большим трудом, но протиснется в, собственно, Большой.

Это только для любителей балета?

Для сюжета балет, возможно, не самое важное: все же картина не документальная, а художественная. В принципе, балет можно было бы заменить на фигурное катание: другой вид спорта-искусства, в котором видимая легкость и красота движений достигаются пыточным трудом с самого детства.

С другой стороны, в своем фильме Тодоровский необычайно тщательно проработал все, что связано с символичным для России сценическим искусством. И дело даже не в фуэтэ и па: в конце концов, только профессиональный взгляд может отличить, где балерины халтурят, а где — нет. Речь скорее о быте: всех эти разогревах, растяжках и внутрицеховых словечках. Когда преподавательница во время очередной тренировки говорит: «Работаем в полную ногу», то удивляешься, как это мог написать сценарист, формально не имеющий никакого отношения к балету. 

Это такой отечественный «Черный лебедь»?

«Большой» ни в коем случае не похож на «Черного лебедя», который, кстати, тоже не совсем о балете, а больше о дуализме жизни и искусства, культурной шизофрении и всем таком высокодуховном. 

Нет, как неожиданно выясняется, это в первую очередь размышление о новейшей истории России. Главная героиня выбирается из самого низа, как и все, каким-то неведомым чудом, с помощью человека из прошлого, то есть Белецкого. Пугающая и бедная эпоха, 1990-е, да еще и в антураже беднейшего разваленного шахтерского города — это едва ли не антиутопия. Затем наступают 2000-е, время, когда героиня находит любовь, призвание и попадает, собственно, в Большой. Но затем оказывается, что даже в мире искусства, балета, важную роль играют, конечно, деньги, и в этом важнейшая характеристика, которую Тодоровский дает десятилетию. Жить, конечно, стало лучше, но не всем. Так, богатая мама Карины Курниковой — девочки, которая учится в той же академии — буквально заставляет Ольшанскую отдать место в выпускном спектакле, который определит для балерин их судьбу. Таким образом Тодоровский проводит тончайшую параллель, да еще и использует для этого важнейшее для России искусство балета, где, как и во всех остальных сферах жизни, все то же самое. И это довольно пронзительное наблюдение.

Кто сыграл балерин?

Маргарита Симонова, которая изобразила Ольшанскую, — собственно, балерина, работает в Польше. И всех остальных актеров тоже нашли среди профессиональных «балетных» путем сложного кастинга. Главную героиню в юности играет Катя Самуйлина, спортсменка, член сборной России по художественной гимнастике. 

А кто еще в фильме есть?

Ради «Большого» в большое кино вернулась великая актриса Фрейндлих! То есть она, конечно, снималась изредка в нулевые в разных сериалах, ненужных продолжениях «Мушкетеров» и всем таком. Но, видимо, последней громкой работой Алисы Бруновны можно считать «Жестокий романс» 1984 года.

Это патриотическое кино вроде фильма «Время первых»? 

Нет.

Отечественные критики обвинили фильм в том, что любить его нужно будто бы по разнарядке. Но на самом деле «Большой» далеко отстоит от политики. Как и сам Большой театр: это вещь в себе, государство внутри государства, которое занимает важную позицию в мире балета хоть при Путине, хоть при Николае II. И уж точно кино имеет мало отношения к реформам Фонда кино и Министерства культуры: темы-то совсем не патриотические, а даже наоборот.