Клэр наносит ответный удар: что нас ждет в четвертом сезоне «Карточного домика»

5 марта обладающая правами на сериал Netflix компания «Амедиатека» начинает показ четвертого сезона «Карточного домика». Time Out уже посмотрел первую серию.

По закону теледрамы каждый раз, когда сценаристам кажется, что зрители сейчас заскучают, они придумывают в финале клиффхэнгер, который делает ожидание следующего сезона (а третий прошел около года назад) нестерпимым.

Первая серия четвертого сезона начинается со сцены мастурбации в тюрьме. Заключенный Лукас (Себастиан Арселус) развлекает сокамерника сексуальными фантазиями, догадывается, что тот сидит по сфабрикованному обвинению в убийстве, и помогает ему освободиться, заодно и для себя пользуясь программой защиты свидетелей, чтобы выйти из тюрьмы.

Но история Лукаса происходит пока на обочине основного сюжета. Начало сезона явно посвящено Клэр (Робин Райт) даже больше, чем ее мужу Фрэнку Андервуду (Кевин Спейси, на фото). Уйдя в конце третьего сезона, Клэр начинает четвертый, возвращаясь в родной Техас, чтобы выдвинуть свою кандидатуру в Конгресс и выйти из тени мужа-президента. В Техасе ее ждет мать, ВАСП-матрона Элизабет (Эллен Берстин, на фото ниже), вдова, одиноко слоняющаяся по слишком большому для нее одной дому («Ты даже не спрашиваешь меня, можно ли тебе сюда приехать, — упрекает она дочь, чтобы потом упрекнуть ее в обратном. — Этот дом для тебя — только отель»).


Идея пригласить Берстин на роль матери Клэр пришла в голову какому-то очень умному человеку. Получившая «Оскар» за роль в фильме «Алиса здесь больше не живет» Мартина Скорсезе еще в 1975-м, Берстин сразу придает «Карточному домику» староамериканского шика, который так старомодно смотрится в стране, руководимой Обамой. И одна из самых удачных сцен в сериале — именно с ее участием. Когда Фрэнк приезжает в дом детства своей жены, чтобы уговорить ее продолжать участвовать в своей предвыборной кампании хотя бы ради прессы и общественного мнения, Элизабет — не стесняясь, что перед ней уже давно не тот мальчик-выскочка, женившийся на ее дочери, а президент, — отчитывает его: «В тебе так и не появился класс». На что Андервуд отвечает: «Да, я по-прежнему белая шваль, только живу в Белом доме».

Вторая кастинговая удача — Нив Кэмпбелл в роли политконсультанта ЛиЭнн, которую Клэр уговаривает заняться ее новой политической карьерой. Самую известную роль Кэмпбелл сыграла ровно 20 лет назад — в «Крике», и когда ее героиня слышит шум в пустом офисе и тянется к пистолету, киноманское сердце приятно замирает.

Понятно, что на протяжении сезона все еще поменяется и перемешается, все друг друга не раз предадут, а потом помирятся, но направление понятно: Клэр почувствовала вкус свободы и все больше затмевает мужа — и по количеству экранного времени, и по важности во всем шоу. Если искать аналогии в реальности, то, конечно, первыми на ум приходят Клинтоны, только у Клэр вкус лучше, чем у Хиллари. Время, когда бывшие супруги схлестнутся в борьбе за президентское кресло, наступит скорее, чем Майкл Блумберг решит вступить в реальную президентскую гонку.

Спецпроект

Загружается, подождите ...