Москва
Москва
Петербург
Кира Найтли: «Я люблю играть странных женщин, которые мне самой не нравятся»

Кира Найтли: «Я люблю играть странных женщин, которые мне самой не нравятся»

Все, кто когда-либо работал с Кирой Найтли, в один голос уверяют, что проще и приветливее нет никого. Действительно, на интервью она приехала сама, отказавшись от предложения отправить за ней машину, и на вопрос, нужен ли ей стилист, ответила отрицательно. И правда, зачем ей стилист? В жизни Кира похожа на девушку, которую легко представить смеющейся с друзьями в пабе. Она с ходу хвалит мою юбку: «Люблю, когда девушки одеваются для других девушек, а не для мужчин». Когда я завожу разговор о районе в северном Лондоне, где она недавно купила дом вместе с мужем, участником группы Klaxons Джеймсом Райтоном, смешно протестует: «Давайте без подробностей, иначе после этого интервью меня будут караулить у дома безумные фанаты». И кидает на меня саркастический взгляд, когда я ссылаюсь на желтую сплетню, что она якобы живет на 27 000 фунтов в год – смешную по звездным меркам сумму: «Вообще-то я повысила себе содержание до 50 тысяч».

Вы между несколькими костюмными фильмами сыграли современную героиню, уличную певицу в музыкальной комедии «Хоть раз в жизни». Вас никто не стегал, как в «Опасном методе». Вы не бросались под поезд, как в «Анне Карениной». Решили найти работу поспокойнее?

Да уж, был период, когда я играла героинь с проблемами, и теперь решила сняться в чем-то полегче — в фильме, где хотя бы есть надежда. Хватит неврозов. Хотя, что скрывать, я люблю играть странных женщин, которые мне самой могут и не понравиться. Интересно же ковыряться в чужой психике.

Вы там играли певицу, которая выступает на площадях. Прохожие не принимали вас за уличного музыканта?

Принимали. Но это Нью-Йорк, он крутой. Там на тебя никто и не обращает внимания, только если ты, конечно, не стоишь на пути. И тогда они шипят: «Прочь с дороги. Я тут иду».

Вам пришлось самой петь в фильме? Как оцениваете свои певческие способности?

Ну, чем досталось от природы, тем и спела. Конечно, я бы хотела, чтобы, когда я открываю рот, оттуда вырывалось пение Ширли Бэсси. Но каждый раз — жуткое разочарование. Я знаю, о чем говорю. У меня муж – музыкант.

В отличие от вашей героини, у вас уже в 25 лет все было прекрасно с карьерой…

Мне кажется, даже у людей, которых принято считать «успешными», есть постоянные сомнения насчет профессионального пути. Я все время себя спрашиваю: ну, и что дальше? Дастин Хоффман говорил, что начал ходить к психоаналитику, потому что не мог выбрать роль. И я его очень хорошо понимаю. Не совершаю ли я ошибку, соглашаясь на этот проект, а не на другой? И все люди так делают. В 25, в 30 и так далее.

Насколько я знаю, вы живете в Лондоне постоянно и не ведете жизнь голливудской кинозвезды.

У меня есть пара друзей, которые живут в Голливуде, и это звучит очень пошло. Но вообще я всегда старалась дружить с людьми не только из кино. Когда с утра до ночи притворяешься перед камерой, в жизни хочется иметь что-то настоящее и стабильное. Господи, так говорят все голливудские дурочки.

Я знаю, что примерно в двадцать два вы целый год не работали. Чем занимались?

Много путешествовала. Читала. Много времени проводила в одиночестве. Для меня тогда это было очень важно. Я подолгу гуляла одна в Париже. Идеальный город для одинокой женщины – ни разу никто не пристал.

Вы не раз высказывались по поводу эксплуатации и «улучшения» вашей внешности. Почему для вас это так важно?

Ну, это старая история, когда мне увеличили грудь на постере фильма «Артур». Как бы объяснить… Актеры привыкли, что для роли им приходится часто менять внешность – цвет волос, прическу, макияж. Но когда говорят, что с тобой как будто что-то не так, что ты недостаточно привлекательна, если у тебя не четвертый размер груди, хочется послать куда подальше. Я и послала. С другой стороны, деньги-то я за работу беру, не отказываюсь. Так что сплошные компромиссы и противоречия.

Но уже хорошо, что вы можете высказаться об этом. Феминизм не дремлет.

Конечно! Я феминистка! И считаю, что Голливуд показывает женщин с определенными формами не потому, что он плохой, а потому, что зрители хотят на них смотреть.

Вообще мне кажется, что вас смущает собственная популярность.

Мне никогда не было комфортно в роли этакой знаменитости, это не про меня.

Одно время на вас буквально охотились папарацци. Как вы это пережили?

Было ужасно, похоже на выживание 24 часа в сутки. Фотографы постоянно пытались залезть своими камерами мне под юбку, называли меня в лицо «шлюхой» или лезли драться к моему парню или отцу, чтобы вызвать у меня реакцию. Кричали мне: «Ты выглядишь как какашка. Ты плохая актриса». Такие снимки стоят кучу денег. Вообще страх – странное состояние. Люди чуют, когда ты боишься. И твой страх только их подзадоривает. К счастью, со временем стало легче — именно потому что мне стало наплевать. Как только не показываешь страха, от тебя отстают.

Два года назад вы вышли замуж. Вы вообще мечтали о принце, свадьбе, как большинство девочек?

Наоборот. Мои родители – хиппи. Поженились только потому, что так было проще получить закладную на дом. И меня они в этом направлении никогда не толкали. Замужем, оказывается, отлично. И так все и длится, а потом вам уже не так интересно вместе, и начинается развод. Тьфу-тьфу-тьфу.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация