Москва
Москва
Петербург
44 лучших фильма 2014 по мнению ведущих российских критиков

44 лучших фильма 2014 по мнению ведущих российских критиков

Time Out попросил рецензентов самых влиятельных российских изданий назвать по 10 картин уходящего года, которые им понравились больше остальных.

Число получилось неровным, потому что некоторые фильмы, естественно, повторились.

Андрей Плахов, «Коммерсант»:

«Отрочество», Ричард Линклейтер. Поразительный опыт документального сериала с вымышленным сюжетом.
«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни», Рой Андерссон. Классика современного абсурдизма.
«Левиафан», Андрей Звягинцев. Мифологический эпос и социальная драма: пронзительная встреча.
«Прощай, речь», Жан-Люк Годар. Авангард — это чувство юмора.
«Комбинат “Надежда”», Наталья Мещанинова. Мат — оружие пролетариата: запрещенный язык в действии.
«От предшествующего», Лав Диас. Террор вторгается в жизнь в реальном времени, которое остается при этом мифологическим.
«Лошадь Деньги», Педру Кошта. Антропологическое исследование рабства в современной Европе с кадрами рембрандтовской мощи.
«Зимняя спячка», Нури Бильге Джейлан. Достоевскому и Чехову идут турецкие одежды.
«Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», Андрей Кончаловский. Мистика русской жизни все еще завораживает.
«Любить, пить и петь», Ален Рене. Водевиль как реквием: умирать не страшно.


Кадр из фильма «Прощай, речь»

Олег Зинцов, «Ведомости»:

«Два дня, одна ночь», братья Дарденн. Главный этический фильм года.
«Здорово и вечно», Наталья Чумакова, Анна Цирлина. Главный мистический фильм года.
«Грань будущего», Даг Лайман. Главный фантастический боевик пятилетки.
«Исчезнувшая», Дэвид Финчер. Главный американский фильм года.
«Танец реальности», Алехандро Ходоровски. Нежнейший.
«Звездная карта», Дэвид Кроненберг. Мрачнейший (хотя и очень смешной).
«Прощай, речь», Жан-Люк Годар. Мысть мысть мысть.
«Форс-мажор», Рубен Остлунд. Остроумная критика критики буржуа.
«Ветер крепчает», Хаяо Миядзаки. Кинороман года.
«Нимфоманка» и «Интерстеллар». Самые амбициозные.

Борис Нелепо, журнал «Сеанс»:

Для кино это был очень хороший год. Я мог бы составить несколько совершенно разных комбинаций, для этого списка я решил ограничиться только англоязычными картинами, сделав ровно одно исключение: гипнотический «Сен-Лоран» Бертрана Бонелло. Но и этот фильм грезит не только французской культурой, но и картинами Дэвида Финчера, Мартина Скорсезе и Энди Уорхола. Кстати о последнем: его «Тайгер Морс», монолог амфетаминовой дивы и модельера, не показывали больше сорока лет, потому самыми новыми фильмами могут оказаться и архивные редкости.

«Тайгер Морс», Энди Уорхол, 1967/2014
«Волк с Уолл-стрит», Мартин Скорсезе, 2013
«Помпеи 3D», Пол У.С. Андерсон
«Отрочество», Ричард Линклейтер
«Парни из Джерси», Клинт Иствуд
«Добро пожаловать в Нью-Йорк», Абель Феррара
«Пазолини», Абель Феррара
«Звездная карта», Дэвид Кроненберг
«Так она занятней», Питер Богданович
«Нед Райфл», Хэл Хартли
«Сен-Лоран» (Saint Laurent), Бертран Бонелло


Кадр из фильма «Отрочество»

Василий Корецкий, Colta.ru:

«Афера по-американски», Дэвид О. Рассел
Фактически альтернативная история кино. Фильм о 70-х, снятый так, как будто не было ни 80-х с их блокбастерами, ни 2000-х с их унылыми сиквелами всего, а Новый Голливуд так и продолжался, впитывая в себя все лучшее из европейского кино, но не изменяя своей народной, жанровой развлекательной природе.

«Отель Гранд Будапешт», Уэс Андерсон
Уэс Андерсон, всегда бывший мастером историй семейного помешательства, вдруг замахнулся на мировую историю — и виртуозно справился с новым масштабом. Удивительней всего, что это один из лучших фильмов о дряхлой и скрипучей европейской культуре — но снятый американцем из Техаса!

«Черный уголь, тонкий лед», Дяо Йинань
Реализм плюс преступление — вот тот идеальный соцреализм, на который так и не осмелилось советское кино за редкими телевизионными исключениями. А вот китайское — осмелилось, и давно. Знакомая всякому россиянину грязь пролетарских районов, бытовое насилие, тяготы простого человека в мире капитала — всю эту повестку криминальной хроники и прозы Достоевского Дяо Инань превращает в приметы своего авторского стиля.

«Побудь в моей шкуре», Джонатан Глейзер
Внезапное возрождение английского режиссера, несколько лет назад вляпавшегося в мистическую скукотищу с Николь Кидман, а сейчас взглянувшего на человечество глазами космического пришельца в шкуре Скарлетт Йоханссон.

«Сквозь снег», Бон Джун Хо
Фактурная, дикая и, что особенно приятно, безысходная антиутопия. И снова азиатское кино кажется идеальным выразителем российской повестки: революция в поезде-государстве, закончившаяся тем, что все пассажиры оказались на морозе. То ли пост-Майдан, то ли «Зима, уходи!»

«Счастливого Рождества», Джо Суонберг
Самое грустное новогоднее кино на свете, разговорная драма о тех моментах необъяснимой и неизбывной тоски и печали не пойми о чем, которые объединяют и буржуа, и производителей крафтового пива, и советских инженеров, и нью-йоркских интеллектуалов.  Бергман для хипстеров, «Теорема», искаженная парами каннабиса.

«Киев-Москва»
Не фильм, но видеолетопись этого бурного года, смонтированная как цепь зарифмованных сюжетов, снятых добровольными контрибуторами проекта Александра Расторгуева и Павла Костомарова «Реальность». Эпизод в Киеве — эпизод в Москве. Разницы особой нет, всюду — на улицах, в машинах «Скорой помощи», на кухнях ресторанов, в Раде и в Думе — жизнь, которая, кажется, сама себя снимает на видео.

«Нимфоманка, часть 1», Ларс фон Триер
Есть особое наслаждение в чтениях остроумных романов с отступлениями, предуведомлениями и многословно-саркастическими вставными новеллами. Первая, еще не испорченная дешевой мизантропией часть «Нимфоманки» — именно такой роман, весело и наблюдательно рассказывающий обо всем на свете, а не только о страданиях одной ненасытной вагины.

«Наша Сун-ги», Хон Сан-су
Я автоматически вношу в топ каждый новый фильм Хон Сан-су. Почему? Во-первых, в целом они не слишком отличаются друг от  друга — тут всегда много пьют, разговаривают о кино и о любви и не могут распутать клубок сложных, безвыходных отношений. Во-вторых, это кино хоть и корейское, но простое, понятное и точное, как проза и фильмы Шукшина.

«Здорово и вечно», Наталья Чумакова, Анна Цирлина
Не то чтобы шедевр документальной режиссуры — но сила собранного здесь материала (архивы «Гражданской обороны») такова, что задавит любого автора. Глыба, на которой стояла вся русская культура конца 80-х и начала 90-х, просто не может быть обтесана так, чтобы изящно вместиться в фильм — и «Здорово и вечно» просто, без реверансов бросает зрителя лицом на этот ледяной монолит, в сибирский снег, в грязное море полуподпольных панк-концертов, в бормотание шаманских заговоров, напетых Летовым под рев советских электрогитар.


Кадр из фильма «Исчезнувшая»

Денис Рузаев, Time Out:

«Отрочество»
Мэйсон от 6 до 18: Ричард Линклейтер снял историю одного довольно типичного взросления как эпос, в котором элементарная банальность детства, юности, отрочества обращается поэзией.

«Планета обезьян: Революция»
Главное достижение года в формате голливудского блокбастера — технически совершенное, но, что важнее, ловко вплетающее дикий, лихой экшн (шимпанзе-кавалеристы!) в уместно архаический сюжет.

«Одержимость»
Лучший триллер сезона — а заодно и лучшая спортивная драма, и лучшее же военное кино. Без шуток: накалу конфликта между юным джазовым барабанщиком и его преподом-тираном позавидовали бы иные «Ярости» и «Сталинграды».

«Афера по-американски»
Дэвид О. Расселл окончательно оформляется в статусе самого чеховского из современных американских режиссеров в этой сатире на все человечество разом, притворяющейся скорсезевским ретро-триллером.

«Исчезнувшая»
Люди — ужасные создания, вторит Расселлу Дэвид Финчер: в его случае едкий мизантропский месседж упакован в оболочку палп-фикшна о несчастном браке.

«Отель “Гранд Будапешт”»
Упоительная авантюрная акварель Уэса Андерсона — стоит к ней присмотреться, как за пряничными фасадами обнаружится неподдельная горечь, в отсутствии которой Андерсона так часто обвиняют.

«Королева и страна»
В отсутствие действительных удач в голливудских комедиях года (две лучшие — сиквелы «Телеведущего» и «Мачо и ботана» — оригиналам уступают), громче всего посмеяться удалось на британской — полуавтобиографическом солдатском декамероне классика Джона Бурмана.

«Выживут только любовники»
Джим Джармуш рифмует любовь с кровью — и обнаруживает, что для поддержания первой неплохо иногда бы пускать вторую. Убийственное, едкое и при этом проникновенное кино.

«Холод в июле»
Из всех фильмов года ближе всего к линчевскому вскрытию прогнившей, сюрреалистичной подноготной американской обыденности — причем жанровыми методами — подходит этот ернический квазинуар Джима Микла.

«Вторая игра»
Документалку флагмана румынской новой волны Корнелиу Порумбойю тяжело, порой даже мучительно смотреть: она состоит лишь из плохой по качеству VHS-записи футбольного матча бухарестских «Стяуа» и «Динамо», датирующегося концом 1980-х, и наложенного на нее диалога режиссера с отцом-рефери, судившим ту игру. Но смотреть при этом необходимо — минимализм средств определяет эффект машины времени, который провоцирует «Вторая игра», перенося зрителя в Румынию заката Чаушеску. 

11 декабря 2014
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация