Дэвид Эйр: «Последние месяцы войны в кино толком не показывали»
Режиссер «Ярости» о собственном армейском прошлом и курсе молодого бойца для голливудских звезд.

Рецензию на фильм «Ярость» читайте здесь

— Уникальность «Ярости» в том, что это не просто фильм о Второй мировой, а фильм об одном дне в самом-самом конце войны, в тот период, которого кино обычно избегает.

— Да, именно. Классическое представление американцев о Второй мировой войне таково: японцы разбомбили Перл-Харбор, потом мы спасли рядового Райана и вскоре морячок уже целовал медсестру на Таймс-сквер. Но на самом деле последние месяцы войны были настоящей мясорубкой. И немцы были фанатиками, почти как Аль-Каида — столь же приверженными идее. Они вешали детей — тринадцатилетних пацанов, если те отказывались идти на фронт и бросаться под танки. Для многих ветеранов Второй мировой это время было самым сложным, самым дурным за всю войну — из-за того, что они своими глазами на месте увидели, как безжалостно нацистское государство. И их историю никто толком не рассказывал.

— Как вам удалось заполучить Брэда Питта?

— К нему попал сценарий, и он сразу влюбился в персонажа. Все произошло очень быстро. Брэд был готов к полному погружению в образ и был готов играть этого сложного героя, который не выглядит очень хорошим человеком. Но Питту удалось сыграть его так, что ты вдруг начинаешь понимать настоящее одиночество, которое испытывает Уордэдди, — одиночество, неизбежное для человека, отвечающего за жизни людей и вынужденного порой посылать их на смерть, чтобы жили другие. Питт сумел передать пронизывающую его героя тьму.

— Как вы в принципе работали над тем, чтобы актеры вжились в роли?

— Я собрал их на неделю в учебку — почти такую же, как в настоящей армии. Серьезно! Полное погружение. В самом начале каждый кинул свой телефон в каску. Брэд сделал это первым, чтобы подать пример. Ну и потом спуску и передышек им я уже не давал. Мне что было важно — не чтобы они научились быть солдатами, а чтобы вместе прошли через один из самых интенсивных опытов в жизни. Чтобы сблизились, узнали друг друга. Я считаю, что, если ты хочешь на самом деле кого-то узнать, тебе нужно с ним подраться. Поэтому было много спаррингов и занятий боевыми искусствами. Было также обучение оружию и обращению с танком. Они должны были научиться управлять танком как команда. Экипаж — это не пять разных людей, это единый организм, состоящий из пяти человек. И было очень много репетиций, полноценных: парни не сидели в комнате, читая свои строчки диалогов. Нет, они были в грязи, в танке, на крыше танка, носили ящики с патронами, отрабатывали новые сцены. Актеры в итоге действительно сблизились, и по фильму это чувствуется.

— Вы же тоже служили?

— Да, в морской пехоте. Оба моих деда воевали на Второй мировой — один в Европе, другой на Тихоокеанском фронте. Война всегда отбрасывала на нашу семью тень боли, утраты.