Москва
Москва
Петербург
Итоги театрального сезона: юбилеи, скандалы, запреты

Итоги театрального сезона: юбилеи, скандалы, запреты

Каждому свой праздник
Два главных юбиляра этого года родились в апреле: 450 лет назад — Шекспир, а 50 лет назад — Театр на Таганке. Празднования первого принесли Москве лучший спектакль уходящего сезона — «Гамлет I Коллаж» в постановке Робера Лепажа, с Евгением Мироновым во всех ролях сразу (Театр Наций), и лучшую мужскую роль — Яго в исполнении Тимофея Трибунцева («Отелло», режиссер Юрий Бутусов, театр «Сатирикон»). Празднования второго — главный скандал. Начнем с приятного.

Трагедия о принце датском в Театре Наций привлекла самую разношерстную публику. Любителей постановочных эффектов не мог не поразить куб-трансформер, созданный постоянным соавтором Лепажа, сценографом Карлом Фийоном. Его мгновенные преображения из мощного крепостного бастиона в тесную комнатку охраны с мониторами слежения, а из нее — в звездное небо или речной омут, затягивающий тело Офелии, заставили многих зрителей разинуть рот от удивления. Поклонников лицедейства ждет не менее впечатляющий аттракцион — столь же мгновенные перевоплощения Евгения Миронова: печальный Гамлет, суетливый Полоний, напыщенный Клавдий или нежная Офелия.Тех, кому в театре дорого сопереживание, захватит история человека, живущего прошлым, поисками виноватых, жаждой мести, которая в конце концов свела его с ума.

Месть разрушает и жизнь другого шекспировского персонажа — честного и храброго вояки Яго. именно он стал героем постановки Юрия Бутусова «Отелло» в «Сатириконе». Именно он в исполнении Тимофея Трибунцева — единственный, кто не треплется бесконечно о любви, а любит по-настоящему. Самодовольный мажор отелло (Денис Суханов) походя бросил тень подозрения, приволокнувшись за его женой. И Яго захотел заставить того почувствовать боль, которую может вызвать сомнение в верности Дездемоны. Однако изощренная медленная психологическая пытка, задуманная Яго, спровоцировала тупого ревнивца только на вспышку ярости.

Какой бы странной ни показалась аналогия, но все та же ревность послужила причиной растянувшегося на весь сезон скандала, зародившегося в стенах легендарной «Таганки» и дошедшего до трибуны федерального органа власти. Часть труппы не смогла простить «посторонним» — молодым режиссерам, художникам и критикам, объединившимся в «группу юбилейного года»,— «посягательств» на честь отметить 50-летие знаменитого театра по-своему. В скромных опусах этой компании — выставках, читках, документальных пьесах, спектаклях — не было даже намека на провокацию или неуважение к легенде — только попытка вдуматься в ее природу, разглядеть из дня сегодняшнего все детали и подробности. И, главное, вместе с актерами понять, возможно ли в старых стенах обустроить новую творческую жизнь, а не заниматься воспроизведениями бесконечных копий. Два проекта группы вызвали искренний зрительский интерес: документальный спектакль Семена Александровского «Присутствие» о постановке Юрия Любимова «Добрый человек из Сезуана», с которой началась история его театра, и поиск переклички эпох, общих переломных моментов времени рождения «Таганки» и наших дней в спектакле Дмитрия Волкострелова «1968. Новый мир». Однако ревнители чистоты таганских рядов настрочили жалобу на «оккупантов» «культурному» начальству. В результате все работы «группы юбилейного года», скорее всего, в следующем сезоне из репертуара будут сняты.

Успеть до запрета
Под вопросом и судьба одного из лучших спектаклей сезона «Пьяные», поставленного Виктором Рыжаковым по пьесе Ивана Вырыпаева со звездами МХТ. С 1 июля вводится запрет на нецензурную лексику на сцене. А герои мхатовской премьеры все пьяны в стельку, что и развязывает им язык. Они, запинаясь и боясь показаться пафосными, «защищают» нахлынувшую искренность привычным матерком, ищут слова, которыми сегодня можно было бы, не фальшивя, говорить о главном: о смысле жизни, о любви, о вере. Обо всем, о чем сегодня говорить не принято на трезвую голову —это считается куда неприличнее, чем нецензурная брань. Но закон есть закон, как бы глуп он ни был.

И этот разговор о высоком может попасть под запрет. А вот разговор о «низком», который на чистейшем литературном языке ведет со зрителями Константин Богомолов в премьере по роману Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» (Театр Наций), о том, что человек — это сумма плотских потребностей, превращающих его в биологическую машину по переработке продуктов в отходы, ни в чем не противоречит ратующему за сохранение нравственности закону. Режиссер тонко издевается над ханжескими запретами, ни в чем их формально не нарушая. Достаточно дерьмо назвать какашкой — и из него можно уже персонажа слепить, одеть поприличнее и вывести на авансцену, откуда данный «экскремент», приподняв шляпу, мило улыбнется публике. И публика ответит ему понимающей улыбкой.

Юбилеи, скандалы и запреты — далеко не единственные события уходящего сезона. О других его итогах мы расскажем совсем скоро.

20 июня 2014,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация