Барная терапия
Анна Малахова побывала в шкуре бармена.

Барная стойка — это святилище. Туда просто так не зайдешь. Бармены — дикие снобы. За полтора года, что я проработала арт-директором в «Time Out Баре», «по ту сторону» оказывалась лишь дважды: в день открытия, когда рвала мяту (кто участвовал в запуске какого- либо заведения — поймет), и разок приготовила себе кофе.

Попробовать научиться делать коктейли — это моя давняя мечта. А тут еще и завал на работе — очень хотелось на что-то переключиться. Я решилась и написала Александру Кану. «Барная терапия» — так мы обозначили это мероприятие.

День первый, и я старательно записываю за барменом Вадимом названия инструментов: джиггер — чтобы отмерять, барспун — мешать, мадлер — давить, коблер — разновидность шейкера, сито называется стрейнер (никак не могла запомнить). Узнаю, что все предметы, включая бутылки, стоят в строгом порядке.

Второй день: не успеваю приехать из-за работы. На третий — сдаю экзамен по названиям, дико все путаю. Вадим смеется и спокойно повторяет со мной заново. Учусь готовить «Бричмулу». Это один из популярнейших кановских коктейлей — ремейк «Moscow mule» с восточными нотками малины, меда и лимонника.

На четвертый день получаю лоток грязных стаканов и с одухотворенным видом тащу его на кухню. Отнесла тару — получаю ножик, мочалку и тряпку и полчаса отковыриваю грязь от рабочей станции. «А вы что, все сами драите?» — спрашиваю у бар-менеджера. «Конечно, сами! Кстати, не хочешь пойти разобрать алкогольный склад?..»

День пятый: бар снят под мероприятие. Мне делать нечего — «Бричмулу» на корпоративе никто заказывать не будет. Так что я переписываю из технологической карты состав еще одного коктейля «Black Sabbath» и прощаюсь.

День шестой — финальный. Я прихожу, когда народу за стойкой мало. Милые люди соглашаются выпить то, что я предлагаю. После слов «как вкусно!» — эйфория. Чувствую себя талантом, звездой, самородком. Ближе к 9 подтягиваются гости. Все больше людей знают, что хотят, и мое «может, “Бричмулу”?» не срабатывает. Меня ставят на кофе. Замучиваюсь на пятой чашечке и ухожу передохнуть. Возвращаюсь через 15 минут, а стойка уже ломится от посетителей: джин-тоник, «Исаев», «Наоми»… Что?!

Заказали кофе, иду его делать. На обратном пути из-за громкой музыки и стробоскопов рука начинает дрожать, задача не уронить ложечку с блюдца превращается в квест. Парень, которому я протягиваю расплескавшийся уродский кофе, смотрит на меня, я на него, мы молчим, я расцениваю это как шанс дать мне убежать, разворачиваюсь и несусь прочь из бара.

На 12-м этаже работает сервис. Он обслуживает только столы и не контактирует с посетителями. Это станция Васи Шварца. У него все по фэншую. Пришлось поуговаривать его пустить меня за стойку, зато потом я смогла вдоволь наготовить «Блэк Сэббатов» и «Бричмул».

Наутро после «барной терапии» я проснулась абсолютно счастливой — как будто съездила в путешествие в незнакомую страну. Усталости не было и в помине. Клин клином, как говорится. Хотите попробовать себя в «барной терапии» — пишите Александру Кану на facebook. Занятия платные, цена договорная.

Места

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...