Гравитация
Альфонсо Куарон погружает Сандру Буллок, Джорджа Клуни и самого зрителя во всеохватывающую красоту космоса, где камера оператора демонстрировует чудеса кинематографической ловкости.

Слово «захватывающий» в кинорецензиях, мягко говоря, не редкость, но давайте будем честными: когда в последний раз фильм вжимал вас в кресло, заставляя жадно хватать ртом воздух и испытывать головокружение? То-то и оно. «Гарри Поттер и узник Азкабана» и «Дитя человеческое», казалось, в полной мере предъявляли режиссерские таланты Альфонсо Куарона: вспомните хотя бы восьмиминутную сцену битвы из «Дитя», в которой мексиканец, не прибегая к монтажу, переходит от кровавого крупного плана к лихорадочной панораме. Но ни одна из предыдущих работ Куарона даже и рядом не стоит с ошеломительной красотой, мощью и оригинальностью «Гравитации». Это не просто самый красивый фильм года, нет, это одно из самых впечатляющих достижений в истории кино со спецэффектами. И невероятно жаль, что — как часто бывает с революционными в плане эффектов фильмами — содержание до уровня формы в «Гравитации» все-таки не дотягивает.

Сандра Буллок и Джордж Клуни играют пару астронавтов — нервного новичка доктора Райан Стоун и опытного профи Мэтта Ковальски соответственно — чью работу на космическом телескопе Хаббл прерывает кошмарное столкновение с космическим мусором. Отрезанным от связи с Землей и дрифтующим в открытом космосе, им остается одна надежда — добраться до МКС раньше, чем у Стоун закончится запас кислорода.

Первая половина «Гравитации» почти совершенна. Подобно героям, куароновская камера будто бы сама выброшена в открытый космос и позволяет режиссеру демонстрировать чудеса кинематографической ловкости. Пока Стоун падает в никуда, беспорядочно вращаясь в отсутствие гравитации, мы совершаем это путешествие вместе с ней, словно находясь в ее скафандре: ее сбивчивое дыхание — единственный источник звука, камера копирует испуганный взгляд. Эффект производит впечатление — ощущение такое, будто землю из-под ног выбили именно у тебя.

Но затем в дело вступает реальность, и фильм сбивается с ритма. Трагическая предыстория Стоун, конечно, могла бы служить мощной эмоциональной встряской — но только если бы была разыграна с меньшим драматизмом. На деле же, чем ближе к финалу, тем чаще «Гравитация» подменяет искренние чувства оперной приторностью. В итоге, вместо того чтобы окончательно сродниться с героиней, мы отдаляемся от нее и оказываемся выброшены из того всеохватывающего воображаемого космоса, в который нас так старательно погружал Куарон.

Спецпроект

Загружается, подождите ...