Харакири 3D
Никто не хотел умирать

1630 год. Обедневший самурай Хасиро появляется у стен родового дома клана Ии с просьбой совершить во дворе здания ритуал сэппуку. Управляющий отговаривает Хасиро, рассказывая ему историю гибели молодого ронина Мотоме, несколько месяцев назад обратившегося с той же просьбой — и вынужденного совершить харакири своим бамбуковым мечом. Самураи клана Ии поняли, что юноша не собирался покончить с собой, а лишь пытался выудить из них немного денег. Но Хасиро тверд в своем решении, и просит предоставить ему трех воинов клана в качестве секундантов. А когда тех по странному стечению обстоятельств не оказывается на месте, начинает свой долгий и невеселый рассказ…

Новость о том, что когда-то прославившийся садистской ’’Кинопробой’’ человек вдруг возьмется переснимать драму Масаки Кобаяси 1962 года, кажется если не кощунственной, то дикой. И тем не менее — даже в сравнении с оригиналом фильм Миике смотрится вполне достойно. Да, здесь нет великого Тацуя Накадая в роли отчаявшегося, но не смирившегося самурая. Нет ни гуманистического пафоса 60-х, ни красоты самурайских поединков. Новая версия этой истории вообще больше напоминает театральную постановку — эффект, который только усиливается из-за того, что он снят в 3D. Пытаясь сделать ’’Харакири 3D’’ как можно более ’’японским’’ по форме (без кадров с тихо падающими снежинками и музыки Рюичи Сакамото тоже не обошлось), режиссер старался хотя бы так компенсировать варварский рационализм переосмысленного содержания. Следуя старому сюжету, Миике изменил классический финал: в его версии Хасиро так и не совершает харакири, предпочитая умереть от мечей врагов. Самурайский кодекс чести, еще во времена Кобаяси выглядевший сомнительным, сегодня смотрится уже попросту диким анахронизмом. И сколько бы не лили об этом слезы преданные классике киноманы, новый, замечающий за честью и принципами социальную катастрофу сюжет современным зрителям должен быть куда ближе.