Москва
Москва
Петербург
«Мы еще похулиганим!»

«Мы еще похулиганим!»

Михаил Ефремов рассказал Time Out о «запое», которым он встретит свое 50-летие в «Крокус Сити Холле».
— Сложно представить, что тебе 50 лет…

— Не я первый, кому трудно представить, что уже 50 лет.

— Для меня эта дата очень теоретическая.

— Она не теоретическая. Это этапная цифра. Человечество определяет для себя традиции, вехи, меры… Я помню, как праздновали 50-летие моего папы на сцене МХАТа. И Высоцкий там пел, и Райкин выступал. Круто было…



«ЗАПОЙ с Михаилом Ефремовым», 22 ноября, 20.00, «Крокус Сити Холл». Подробнее здесь



— Что будет на твоем «Запое»? Кто будет выступать?

— Будут разные люди петь свои песни. А я буду петь вместе с ними. И мы попробуем поменять некоторые тексты. Если помнишь, мы с Мазаем уже пели «До свиданья, папа» — вот в таком духе. Из артистов будут Гарик Сукачев, Дмитрий Харатьян, Леонид Парфенов, Вася Обломов. Кое-кого не стану называть — готовлю сюрприз. Дмитрий Быков и Андрей Орлов пишут «слова».

— Будет вечер пародий?

— Нет, будет капустник! Это не пародийный ход, а «капустный»! Ну, имеет же человек в 50 лет право спеть с «Чайфами», с «Би-2», с тем же Гариком…

— Это после спектакля «Анархия» в «Современнике», где ты играл звезду панк-рока и шумел на гитаре, желание возникло?

— Ага, я же понял, что могу быть фронтменом. Но не только после «Анархии». В «Господине хорошем» я тоже много пел. Там же был так называемый «*ля-мажор». Так что у меня большой «запойный» репертуар.

— Тогда сразу перескочим к «Господину хорошему» и «Гражданину поэту». Вы с журналистом и продюсером Андреем Васильевым и поэтом и писателем Дмитрием Быковым стали делать поэтические пародии на злобу дня — и оба проекта ошеломляюще выстрелили.

Выстрелил, конечно, в первую очередь «Гражданин поэт»! Который, честно говоря, был сделан как прикол. Это не было проектом, а так — оп-ля-ля! И мы сами немного обалдели от количества просмотров. Сначала были десятки тысяч, потом — сотни тысяч, а «Путин и мужик» вообще собрал миллионы. Потом пошли концерты, Вера Кричевская сняла про нас фильм «Прогон года» плюс вышла книга с диском. И получился такой законченный проект. А «Господину хорошему» немного не хватило, хотя мне с моей внутренней кухней эта история была более близка. Там после 30 поэтов уже стало не так интересно. А здесь всегда были новые образы.— Но были же совершенно блестящие работы. Михалков, Евтушенко…

— Ну, с Евтушенко еще само стихотворение было замечательное.

— Вокруг этого выпуска был скандал?

— Да, собственно, никакого скандала не было. Просто Наташа Синдеева посоветовалась с Натальей Тимаковой, которая была пресс-секретарем президента. А когда ты так или иначе обращаешься к власти, это уже не политическая сатира.

— Какое было ощущение, когда вы все это делали?

— Удивление! Мы были дико удивлены, не подозревали, что поэзия может быть так популярна.

— Потому что это было свежо, умно, остро. Люди не думали, что так можно… Недавно тебя приглашал Иван Ургант в свою передачу, он подшучивал, что ты очень много снимаешься…

— Да, «Наверно, меньше на земле армян, чем фильмов, где играл Джигарханян». Просто мы работящие люди с Арменом Борисовичем! Хоть у меня репутация алкоголика, а у него — мудреца, мы оба очень работящие.

— То есть кино для тебя превратилось в такую ежедневную работу.

— Ну конечно, это работа! А что же еще! Дело в том, что кино не может быть актерским искусством! В кино важнее сосредоточенность, там актерского мало. Вот здесь я шаг должен сделать, здесь повернуться, здесь реплику сказать… Это больше ремесло. Хотя, когда я снимался у Сергея Соловьева вместе с Даниэлем Ольбрыхским, я наблюдал, как он собирается по команде «Мотор!» и какая от него начинает исходить энергия. Вот это, конечно, искусство! Я хотел бы так уметь.

— У тебя есть амплуа?

— Нет у меня амплуа.

— А банкир, который любит выпить?

— Я могу играть бизнесмена, мента, офицера — мне форма идет. А банкир — это началось с «Антикиллера» и продолжилось в «Generation П». Но это все-таки не мое амплуа.

— Ты на все роли соглашаешься?

— Конечно, не на все, я и отказываюсь много!

— По коммерческим причинам или это личная неприязнь?

— Бывало, что отказывался из-за не очень хорошей компании. Компания — это самое важное. Что в кино, что в театре, что в бизнесе, везде! Тусовка — то же самое, что компания. Но как-то обидно, что фильмы нулевых принято называть тусовочными. То есть фильмы 70-х — поколенческие, а наши — тусовочные. Почему? Но, наверное, правильно, что так писали, — это сшибло спесь, а спеси у нас в молодости было много.

— Говорят, ни в одной стране мира так не развиты актерские династии, как у нас.

— Да ладно, а Голливуд? Просто у нас все думают, что это блат. Много лет назад Константин Райкин сказал мне фразу, которая очень в жизни помогает, что, когда ты выходишь на сцену, ты только первые минуты «сын Ефремова», но вот потом ты все равно же должен предъявлять что-то свое!

— Ну да, это когда ты актер. А вот когда режиссер? Это сложнее…

— Ну почему сложнее? Вообще, я из театра «Современник». Там принята семейственность, и я сам это культивирую. Династические узы в таких коллективных работах, как театр или кино, — это к лучшему всегда!

— Ну хорошо. Надеюсь, москвичи смогут купить билеты, прийти на твой юбилейный концерт и поздравить тебя.

— Да, конечно! А еще я надеюсь, что это будет снимать Первый канал. Поэтому Быкову достаточно сложно писать (смеется). Но мы все равно похулиганим — что еще нам остается делать?

15 ноября 2013,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация