Москва
Москва
Петербург
Интервью: Андрей Заводюк

Интервью: Андрей Заводюк

Актер рассказывает о том, какой увидели толстовскую «Крейцерову сонату» в Театре им. Пушкина.
C чего начался спектакль?

Лет десять назад, в отпуске, мне попалась «Крейцерова соната» Толстого. И так бывает, что, читая, ты влюбляешься в материал. Правда, со временем часто остыва­ешь. А тут, наоборот, с возрастом и жизненным опытом интерес только возрастал. Дело уже дошло до азарта. Хотелось честно посмотреть на отношения между муж­чиной и женщиной. Можно ведь много говорить о романтике и чув­ствах, но за всем этим стоят труд, борьба, невероятные усилия — любовь не живет в пустоте. Когда я подошел с этой идеей к худруку Пушкинского театра Роману Ко­заку, он сказал: «Ох, ты рискуешь, парень» (смеется). Но мы решили рискнуть. А потом мы встрети­лись с Александром Назаровым, режиссером, и я ему предложил этот материал. И, подумав, он со­гласился. Репетировали год!

Вас не смущала дидактичность Толстого? Это же совсем не сце­нический текст.

Знаете, для меня важно, что рас­сказанная здесь история очень жи­вая. Видно, что Толстой сомневал­ся, что в нем многое кипело. Только что утверждая одно, он тут же на­чинает себе противоречить — здесь нет ни указующего перста, ни всепоглощающей правоты и правды. Драматург Лена Исаева, я горжусь дружбой с ней, специ­ально для меня три месяца летом писала инсценировку. Когда мы размышляли с режиссером над ре­ализацией, то решили, что просто воплотить на сцене историю, где один муж убил одну жену, не совсем правильно и интересно. Текст Тол­стого может стать фундаментом для нащупывания чего-то более глубинного. Нам хотелось выявить некий архетип взаимоотношений между мужчиной и женщиной. И хотя изначально я думал о моно­спектакле, ход работы требовал ввести еще одного персонажа. У режиссера даже возникла мысль о животном, но я сказал, что собаку, например, не переиграю никогда. В итоге теперь нас двое — со мной будет играть молодая актриса Теа­тра им. Пушкина Ирина Петрова.

«Соната» — довольно страшное произведение о силе музыки. Пригодился ли вам опыт работы с «SounDrama»?

Да, и очень сильно. Кстати, во­площать наши музыкальные идеи помогал музыкальный руководи­тель «SounDrama» Александр Гусев. Были идеи пригласить живого музыканта, скрипача. Но у Толстого музыка важна не сама по себе, а то, как герой ее воспри­нимает. Открою тайну: некоторые фрагменты «Крейцеровой сонаты» Бетховена будут в спектакле напе­ваться. А как именно, пока секрет.

Почти одновременно с вами «Крейцерова соната» вышла в МХТ. Посмотрели?

К большому сожалению, я про­сто физически не успел: был занят репетициями у себя, к тому же мы еще репетируем с Владимиром Панковым «Свадьбу» Чехова в Минске, в Национальном театре им. Янки Купалы. Но, насколько я знаю, «Крейцерову сонату» со­бираются ставить также в Питере, в БДТ. Такие совпадения — а это чистейшее совпадение, мы не сговаривались и до последнего не знали о репетициях друг дру­га — меня не удивляют, а радуют. Материалу просто пришло время. Почему именно сейчас? Ну а что может быть важнее и современнее, чем отношения между мужчиной и женщиной? Вы знаете? Я — нет.

14 января 2009,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация