«Сталинград» Федора Бондарчука: первые впечатления
Кинокритик Sobaka.ru Дмитрий Буныгин одним из первых попал на предпремьерный показ блокбастера Федора Бондарчука.

В обрамляющих картину эпизодах пожилой и умудренный МЧС-ник развлекает попавшую под завал молодую немку долгой и невнятной повестью с обескураживающим концом: было у него пять отцов, да сгинули все как один в кровавой пыли Сталинграда. И если зритель в кинозале еще может, набравшись наглости, смотаться с сеанса, то погребенной под обломками жертве только и остается, что затверживать родословную зануды из «чрезвычайки».

Итак, их было пятеро. Капитан Громов (Петр Федоров), гоп-снайпер Мишка Чванов (Дмитрий Лысенков), болеющий горлом солист филармонии Александр Никифоров (Алексей Барабаш), блаженненький командир орудия Василий Поляков (Андрей Смоляков) и, собственно, биологический папа спасателя — деревенский увалень Сережа Астахов по прозвищу «Тютя» (Сергей Бондарчук-младший). Пес Войны, Шут, Русский Медведь, Пьеро и Соль Земли соответственно. Плюс Девушка — 19-летняя хозяйка осажденного дома, очистить который поклялся Интеллигентный Нацистский Офицер, явившийся сюда из «Пианиста» Полански (да еще и в исполнении того же актера — европейской звезды класса «B» Томаса Кречманна).

Четвертый полный метр Федора Бондарчука — вызывающе компактное кино, сочетающее холодный блеск пышных спецэффектов, словно по линейке распределенных в замкнутом пространстве «Сталинграда», и нищету нарративной структуры. При всей убедительности визуальной части немало каверзных вопросов в первую очередь возникает к так называемой «драматургии». Например — «А был ли сценарий?». Вероятно, его сожгли уже в ходе второй недели съемок. Как следствие, намеченные образы фантастической пятерки добрых молодцев низводятся до примитивных масок, а сами одномерные — вопреки 3D-формату — персонажи кажутся усталыми животными, готовящимися к спячке.

В отсутствие развивающихся характеров и конкурентоспособных коллизий фильм выглядит солидной, но бездушной панорамой: эстетическая достоверность отдельных деталей не в состоянии скрыть безликости механизма-массива. В качестве мемориального комплекса эта гипербюджетная IMAX-презентация неприемлема, надо полагать, по соображениям общепринятой морали. Возмутительным для многих образом тема обреченного романа между «немецкой подстилкой» Марией и фашистским капитаном Петером Каном, собственноручно ввергшим в огненный армагеддец целую дивизию советских мальчишек, становится центральной и единственной неусыпной в этом не будимом взрывами сонном царстве. По чаянию авторов, «Сталинград» должен «в игровой форме привить молодежной аудитории патриотические чувства». Спишем это на изящную шутку Роднянского: во время просмотра за вражеского офицера переживаешь острее, чем за всех наших Мишек и Васек, вместе взятых.

Сюжетные линии после пары привлекающих внимание конвульсий повисают плетью, как отнявшиеся руки. Горе-рассказчик перебивает себя, перескакивает с третьего на десятое, то увлекаясь подробностями, то тараторя по всем фронтам разом, пока Анджело Бадаламенти, композитор двух нот и тысячи аранжировок, тонким слоем размазывает блеяния мосфильмовского оркестра. Получается «в общем и целом» — жаль, эту фразу-паразит Мишки Чванова не сделали официальным слоганом. В финале происходит неизбежное: закадровый голос Бондарчука вкрадчиво начитывает шаблонную бессмыслицу о «миллионах, погибших за нашу страну». Замыкают мертвый круг этого меланхоличного боевика вокальные излишества Земфиры в отношении «Легенды», одной из лучших военных песен группы с неуместным в данном контексте названием «Кино».

Материал сайта Sobaka.ru