Чжан Цзыи: « Кар-вай хотел, чтобы мы излучали сущность кунг-фу»
Главная красавица китайского кино о том, каково было работать над «Великим мастером» без сценария.
— Вы вновь играете железную леди, женщину, жесткую и с противниками в бою, и с самой собой. Вы и в жизни такая же?

— Я искренне считаю, что у каждого человека две стороны — жесткая и мягкая. Когда я работаю над жестким персонажем, то нахожу в нем что-то от себя, когда играю кого-то помягче, то в нем тоже есть что-то мое.

— Но вы согласны, что режиссеры чаще зовут вас на роли сложных, неранимых женщин?

— Вообще-то большинство этих ролей показывает все величие женщины. Не больше и не меньше. Возможно, именно поэтому на такие роли меня зовут первой.

— После «2046» ходили слухи, что вы не в восторге от рабочих методов Вонга Кар-вая.

— У нас близкие, теплые отношения. Особенно после Канн-2006, когда мы оба были в жюри и много времени провели вместе. После этого он перестал быть для меня только режиссером и стал учителем и другом. Наше с ним общение — как обмен ударами между двумя бойцами. Каким бы ни был процесс и даже результат, Вонг — настоящий мастер.

— Говорят, что «Великого мастера» он снова снимал без сценария.

— Обычно я соглашаюсь на роль, только если она меня трогает, — но когда это Вонг Кар-вай, то я соглашаюсь и не видя сценария. Работая с ним, важно ему доверять. Позволять ему направлять тебя. Не важно, есть ли сценарий или нет, — у него свой, уникальный творческий метод. Мы с Тони Люном разрабатывали персонажей и их отношения уже во время съемок. Например, на ранних стадиях работы у моей героини было несколько сцен, в которых она проявляла эмоции. Услышав о смерти отца, она начинала рыдать. Но чем дальше, тем яснее становилось, что она — стоическая, непроницаемая женщина, которая не будет давать волю чувствам. В итоге вышло, что слезы во всех предыдущих сценах я лила зря, их пришлось переснимать. Уже играя свои роли, мы продолжали открывать новые черты характеров героев.

— Он отправлял вас учиться кунг-фу того конкретного стиля, который проповедует ваша героиня?

— Да. «Великий мастер» тем и отличается от других подобных фильмов, что глубже проникает в мир боевых искусств, исследует смысл и философию, которая стоит за ними. Вонг хотел, чтобы мы буквально излучали сущность, ауру, харизму кунг-фу. Тремя-пятью днями тренировок, как это обычно бывает, тут не обойдешься. Вот почему у нас так много времени отнял подготовительный процесс. И вы знаете, эти тренировки действительно изменили и мой образ жизни, и даже мой образ мышления. Кунг-фу дало мне чуство покоя — теперь я думаю, прежде чем действовать.

— Это касается и выбора ролей?

— Да. До «Героя» я просто соглашалась на любую возможность, которая мне представлялась. У меня не было ощущения, что актерство станет моей профессией. Но постепенно, фильм за фильмом, я обнаружила, что на самом деле страстно отношусь
к актерской игре, и стала куда избирательнее. Для меня каждая новая героиня должна быть уникальна, должна отличаться от моих предыдущих ролей. Если это так, то мне очень интересно работать.