Москва
Москва
Петербург
«Нельзя жить совсем без розовых очков»

«Нельзя жить совсем без розовых очков»

В пьесе Теннесси Уильямса «Стеклянный зверинец» Алла Юганова проходит школу у Марины Нееловой, которая играет в спектакле ее мать.
— Каково работать с такой актрисой, как Неелова?

— На сцене мы мать и дочь, а за кулисами — коллеги. Для меня это общение с актрисой-легендой — гигантский опыт. Марина Мстиславовна всегда отстаивает свою позицию, может даже спорить с режиссером — Туфаном Имамутдиновым, и у нее всегда есть логическое объяснение всем своим предложениям. Естественно, когда перед тобой подобный пример, происходит некоторая переоценка всей системы собственной работы.

— Ваша героиня живет в придуманном мире своего «стеклянного зверинца». На ваш взгляд, бегство от реальности — правильный путь?

— Убегать в придуманный мир сегодня несовременно — приходится «хватать» и приспосабливаться, чтобы выжить. К сожалению, люди сейчас гасят свои чувства. А нельзя жить совсем без розовых очков, иначе что-то в тебе черствеет. У каждого в пьесе Уильямса есть свой хрупкий мир. Фантазии Аманды — ее «стеклянный зверинец», для Тома — это поэзия. Лаура просто ближе всех к иллюзорному миру. Но каждому человеку реальность не дает углубиться в сферу фантазий. И «стеклянный зверинец» каждого человека разбивается.

— Пьеса Уильямса — это воспоминание состоявшегося писателя Тома о своей трудной юности и странной семье. А как сыграть воспоминание?

— Я как актриса играю настоящий момент, а режиссер своими средствами выстраивает действие как воспоминания Тома. Он совмещает две реальности — прошлое и настоящее. И мне это режиссерское решение кажется очень интересным.

— Но это будут «американские» воспоминания?

— «Американское» — это антураж. Для меня есть только человек с его проблемами. Такие есть и в Уругвае, и в Мексике, и в России. Правда, режиссеру и художнику было важно, что действие происходит именно в Америке, и ее отдельные приметы будут присутствовать. Например, у меня платье абсолютно американское, купленное в винтажном магазине в США.

— Вы — актриса репертуарного театра. Как вам работалось в театре проектном?

— Я не понимаю, что такое проектный театр. В Театре Наций есть свой репертуар, в нем все приспособлено для того, чтобы выпустить качественный спектакль, в каждом цехе работают только профессионалы. При этом существует и некая студийность, «неравнодушие» ко всему, что происходит. И это очень ценно. Репетируя, мы могли задерживаться до глубокой ночи. Все шли нам навстречу, чтобы мы могли работать так, как нам удобно.

— В начале марта у вас премьера весенняя? Надежда есть?

— У нас все время идет дождь. Действие происходит, скорее, осенью. Но сразу после осени для каждого персонажа наступит другое время года. Для Аманды — зима, а для Лауры — весна: просветление и надежда в финале. Том думает, что уходит в лето, но, как показывает его жизнь, не может избавиться от своих воспоминаний: невозможно избавиться от нерешенных проблем или забыть их…


Фото Михаила Гутермана

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация