Москва
Москва
Петербург
Интервью: Би-2

Интервью: Би-2

Сегодня «Би-2» можно назвать главными культуртрегерами страны.
В конце 2005 года на радио Maximum начала выходить ваша программа «Биология», где вы рассказываете о новой музыке, а вскоре вышел ваш альбом «Молоко», где вы сами обновили звучание. Вы решили углубиться в культуртрегерство?

Лева: Это было всегда, просто раньше у нас не было возможности и времени этим заниматься. Мы всегда были меломанами, и это отражалось как-то на нашей музыке: уже на первом альбоме «Би-2» мы играли то, чего в принципе в России не было. Сейчас же мы в хорошем смысле раскрыли карты с проектом «Биология» и рассказываем о том, что на нас влияет сегодня.

Шура: На самом деле «Биология» — это же рядовой топ 40, британский там или австралийский. У нас такое почему-то никто не крутит, и мы пользуемся возможностью хоть частично людям рассказать и показать. Ну, плюс еще пытаемся как-то помогать молодым русским командам.

Лева: Я вот, например, не смотрю телевизор, потому что там невозможно найти что-то интересное. Но я знаю, что усилиями каких-то людей можно сломать эту стену форматов — этим мы с программой «Биология» и занимаемся. Некоторые треки, которые мы там ставим, потом идут в постоянную ротацию радио Maximum.

Ваше сегодняшнее звучание — это актуальный пост-панк, и, кажется, вы сейчас единственные, кто двигает в России такую музыку.

Шура: Я бы не сказал, что мы этим в одиночку занимаемся. Илья Лагутенко это в какой-то степени делает, Диана Арбенина с последним альбомом «Бонни и Клайд», отчасти Земфира.

Лева: Еще такие тенденции есть у многих молодых музыкантов, но, к сожалению, зачастую они ориентированы на Запад, и мне кажется, что это неправильно. Это выстрел в небо — прорваться на западном рынке очень тяжело. Хотя ладно, пусть у нас есть своя музыкальная программа, но мы не критики, и давать какие-то прогнозы по поводу чьего-то будущего не в нашей компетенции. Свою пассивную лепту мы привносим в развитие, а что из этого получится — покажет время.

И как публика реагирует, с пониманием? Радиостанции с охотой берут песни в ротацию?

Шура: Мы умудрились даже получить премию MTV за лучший саундтрек, причем за песню «Из-за меня», которая достаточно сложная и навороченная. Хотя когда мы на радио приносили «Дурочку», программные директора на нас с опаской смотрели. Думаю, с «Музой» будет похожая история.

А каких молодых русских музыкантов вы бы отметили?

Шура: Одна из главных групп сейчас; первая группа, которая так меня поразила за многие годы, — это Bajinda Behind the Enemy Lines. С 2000 года мы постоянно разъезжаем по России, практически каждую неделю сталкиваемся с местными командами, зачастую это слушать просто невозможно. И тут появляется группа с харизматичным вокалистом, мощно играющая правильную музыку, — запишите их нормально, покажите Джиму Аббиссу (известный английский музыкальный продюсер, работавший, например, с Arctic Monkeys. — Прим. Time Out), и это будет если не второй Kasabian, то что-то такое же сильное. Также неплохи группы Manicure, Dot Dash, Motorama, Punk TV (правда, они уже не новые). Жалко только, что мало появляется команд, поющих на русском.

Может, просто русский язык и такого рода музыка несовместимы?

Лева: Надо учиться адаптировать. Нельзя просто взять модную в мире музыкальную модель и следовать ей — это абсолютно бессмысленно, нет твоего творческого участия в процессе. Надо создавать что-то свое, а тут, сами понимаете, советов никаких не дашь. Каждый идет своей дорогой.


Потрековый обзор макси-сингла «Муза» с его авторами

Пять песен и четыре ремикса на «Музе» — это совсем не прошлые «Би-2» с привычным рокапопсом, которых мы знали, и даже не современные «Би-2», осваивающие дэнс-панк. «Муза» открывает стороны «Би-2», которые были не видны раньше даже в сайд-проектах вроде «Нечетного воина».

Шура: В «Нечетном воине» мы практически делаем что хотим. «Муза» — коллаборация с друзьями, тут мы делаем что-то другое.

Лева: Нужно заметить, что «Муза» не отражает концепцию будущего альбома. Только главная, одноименная песня — она собственно и есть сингл. А остальные — би-сайды.

1. «Муза»
Гитары перекликаются отрывистыми тяжелыми риффами, бойкий вокал, мелодичный припев, тонкая аранжировка. Дерзость русского рока и элегантность британского дэнс-панка — все то, что «Би-2» научились идеально сочетать.

Лева: Песню придумали за день до поездки в Германию, готов был только первый куплет. Первый месяц просто играли этот куплет два раза — я жутко переживал, казалось, что все заметят подвох. На второй месяц песня все-таки сформировалась, хотя строчки постоянно менялись. Думаю, что поклонники ошалели и уже устали спорить, какая из версий правильна.

2. «Черная река»
Бодрый синти-поп начинается с синтезаторного бита, до боли напоминающего о песне «Tribulations» группы LCD Soundsystem. В середину песни неожиданно вставлена фраза «Если человека укусит рыбак…».

Шура: Эта песня была написана в 1998 году, у нее тогда не было текста, была только модель. Потом мы хотели вставить ее в наш альбом «Молоко» — к этому моменту первый альбом LCD Soundsystem мы, конечно, слушали. Может быть, и есть что-то общее… хотя все наши знакомые говорят, что она похожа на «Белые розы» Юры Шатунова.

3. «Кассандра»
Самая странная песня на сингле: рваный ритм и вокал-полуречитатив, в куплетах напоминающий то ли Константина Кинчева, то ли Александра Буйнова. Под конец — неожиданный поворот в сторону этники.

Шура: Это песня Михаила Карасева, она написана по мотивам фильма «12 обезьян» Терри Гиллиама. Хотелось совместить там рваные IDM-ритмы с поп-припевом. В принципе, это первая проба пера нашего гитариста Андрея Звонкова как аранжировщика — поэтому такая странная.

4. «Лола» feat. Truffele
Дуэт с Леной Кауфман, лидером группы Truffele. В принципе песня больше похожа на Truffele, чем на «Би-2» — инфантильная и сказочная, как в советских детских фильмах, и аранжированная под легкий трип-хоп.

Шура: Аранжировку делала сама Лена Кауфман, и это тоже ее первая проба пера — раньше ей все время помогал Антон Севидов. Может, она что-то отдельно и делала, но это первый раз, когда она записывала и арфу, и контрабас. Хотя эта песня тоже не ее и не наша, а Михаила Карасева. Лена, я считаю, одна из самых замечательных вокалисток в стране и поет она просто божественно.

5—8. «Муза»: ремиксы
Четыре вариации: поп от Antonionni (он же Антон Севидов), ню-рейв от DJ Японца, электро от Панкова и хаус от Паши Корейца и DJ Vini.

Шура: Планировался сначала ремикс Евгения Панкова. Потом как-то мы сидели у меня дома, и зашли Дима Японец и Антон Севидов. Я предложил им за неделю сделать свои версии. Антона я попросил сделать что-то в духе Jackson 5, а Японца — в стиле Late of the Pier. И они, практически не сговариваясь, не слушая друг друга, сделали одинаковую гармонизацию и пошли, в принципе, одним путем. Это два любимых наших микса, а версию Антона мы запустим на поп-станции — туда, где не берут тяжелые гитары. Ну а Паша Кореец с Винни сделали версию дискотечную.

9. «Снайпер» feat. Диана Арбенина
Акустический романс, немного напоминающий о песне с Чичериной «Мой рок-н-ролл», только серьезней и печальней. Украшен редкими для поп-музыки звуками лютни и банджо.

Шура: Это тоже песня Карасева, и написана она на самом деле специально под Арбенину. Но я не удержался, чтобы спеть вместе с ней. Изначально мы не планировали вставлять этот трек в сингл, но за три часа до того, как нужно было уже все заканчивать, мы вдруг решили ее свести. Над аранжировкой мы работали вместе с Олегом Чеховым (лидером инди-группы «Камбалы») и решили сделать ее максимально живой — песня трагическая и грустная, а акустика это подчеркивает.
6 октября 2008
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация