Клавдия Коршунова: «Комедию играть сложнее»
Актриса получила предложение, от которого нельзя отказаться: сыграть в Театре наций царицу в «Триумфе любви» режиссера Галина Стоева
Роль в чистой комедии — разве ваше амплуа?

Я играла в «Современнике» у Нины Чусовой острохарактерную комедийную роль, и сейчас мы с режиссером Кириллом Вытоптовым готовим премьеру «ГенАцид. Деревенский анекдот» — по-моему, очень смешной спектакль, хотя и не без трагизма, конечно… А «Триумф любви» — очень неоднозначная вещь. Что-то в ней есть очень современное, а может, просто вечное. Мне иногда даже не верится, что она написана в далеком XVIII веке. Финал у Мариво неоднозначный, почти даже открытый, в духе «Новой волны». Насколько спектакль будет смешным — прогнозировать сложно. Пока не встретишься со зрителем, не поймешь. На первом спектакле «ГенАцида» мы с моей партнершей Леной Козиной, например, даже испугались: вылезаем из-за бревен на первую сцену, два слова сказали, и зал хохочет. Я просто растерялась, думала, у меня с лицом что-то не то. Оказалось — просто смешно.

— Вы умеете быть «просто смешной»?

— Ну, комедию играть на самом деле сложнее, чем драму. Я тут не большой профессионал. Я не слишком технична и не знаю, что надо сделать, чтобы рассмешить. Если выходит, то как-то случайно, по ми мо моей воли, само собой. Думаю, суть дела в искренности. Вспомните, какой смешной всегда был Леонов. А все потому, что он предельно искренен.

— Режиссер ставит воздушную комедию в духе Мариво или все-таки к драме дело ведет?

— Я думаю, Мариво гораздо глубже и богаче, чем его зачастую воспринимают и ставят. Мне кажется, режиссер по-настоящему любит этого автора и старается понять и раскрыть его.

— А Францию эпохи Просвещения вы будете играть?

— Сама пьеса не привязана к эпохе. С одной стороны, один из персонажей — Арлекин, а с другой, моя героиня Леонида — царица Спарты. Так что и спектакль наш безвременный, вернее — на все времена. Любовь — она же вечна.

— Как вам работается с режиссером-иностранцем, да еще и на чужой площадке?

— Я как-то не чувствую, что Галин — иностранец, он прекрасно говорит по-русски. Хотя, конечно, он и европеец, и ставит в Париже. Но я с некоторых пор перестала людей разделять. Мы все очень близки, вне зависимости от страны проживания. Париж —
это не другая планета, а просто город по соседству, поближе Новосибирска. Галин — человек очень талантливый и к тому же еще приятный, с ним легко, интересно и весело. Он и актеров собрал не просто хороших, но и прелестных людей. Я давно так не хохотала на репетициях. А по поводу чужой площадки… Я человек стеснительный, и мне иногда становится страшновато. Но, думаю, пройдет. Я, когда в «Современник» после училища поступила, настолько стеснялась, что умудрялась в буфете все время книжку читать, чтоб не пришлось глаза поднимать. Вот так мне страшно было. Сейчас, конечно, посмелее стала.

Фото Сергея Петрова