Тьерри Вассер: «Этот аромат просто сметают с витрин!» - Фото №0
Тьерри Вассер: «Этот аромат просто сметают с витрин!» - Фото №1
Главный парфюмер Guerlain дал эксклюзивное интервью и рассказал об успехе Lа Petite Robe Noire.
Ни для кого не секрет, что название аромата Lа Petite Robe Noire (в переводе с фр. «маленькое черное платье») — изобретение Chanel. Признавайтесь, зачем идею украли?

— Да потому что никто этого раньше не делал! По-моему, штука отличная получилась. Фактически мы украли фэшн-икону. На самом деле идея маленького черного платья сегодня везде. Коко Шанель создала его сразу после окончания Первой мировой войны. В то время во Франции было много вдов и все носили траурный черный. И тут появилась эта идея короткого черного платья, открытого, не цветного, с обрезанными рукавами. Оно моментально стало фэшн-иконой, с которой потом стали работать и другие дизайнеры. После Chanel черные платья были у Balenciaga, Dior, Issey Miyake, Yohji Yamamoto. Сегодня это уже не просто платье, а канонический символ женственности в гардеробе.

— В 2009 году в Европе уже выходил аромат Guerlain Lа Petite Robe Noire, потом вы запустили лимитированную версию с аналогичным названием, а сейчас выходит другой аромат, но называется он все так же. К чему эта путаница?

На самом деле все логично. Аромат изначально появился как коллекционный, ограниченным тиражом. И когда мы поняли, что он пользуется огромным успехом, задумались, почему не выпустить этот же аромат, но отдельным и большим запуском. Знаете, многие парфюмерные компании проводят различные социологические и потребительские исследования, чтобы понять, что нравится людям. Мы так не делаем. Но у Guerlain есть свои магазины, и в 2009 году в 55 из них Lа Petite Robe Noire был почти полностью раскуплен. Мы просто посмотрели на цифры и поняли: этот аромат просто сметают с витрин! Он определенно привлек внимание молодой аудитории. Но в то же время я понимал, что в этом аромате немного больше фруктовых нот, чем нужно. Разумеется, я не собирался полностью менять аромат и выпускать его с тем же самым названием. Это было бы полным абсурдом! Я всего лишь слегка подправил его, исходя из тех замечаний, которые слышал от наших клиентов в магазинах. Так Lа Petite Robe Noire появился в 2012 году.

— То есть это версия уже существующего аромата? Могли назвать его, например, Noirе Noirе или как-то еще…

— Тогда это означало бы, что один аромат мы делаем флагманом для другого. А мне бы этого не хотелось. Я же попытался просто расширить аудиторию Lа Petite Robe Noire.

— Такое ощущение, что аромат для совсем юных особ и ваша аудитория помолодела. В то же время Guerlain всегда славился своей взрослой классикой.

— На самом деле так только кажется. L’Heure bleue был создан для людей, которые были молоды в 1912 году, Mitsouko — для тех, кто был молод в 1919 году, Shalimar — в 1925 году, а Samsara — для тех, у кого молодость пришлась на 1989 год. Guerlain просто везло на ароматы, которые становились потом классикой, но при этом их создавали для своего времени.

— И все-таки в начале ХХ века ароматы Guerlain покупали девушки постарше, чем сейчас.

— В то время просто другие традиции были. Во Франции духи передавались от матери к дочери. Вот девочке 15–16 лет, и мама по случаю праздника разрешает ей надушиться своим ароматом. Сегодня молодые люди более независимые. Они хотят обладать своими собственными ароматами. Время изменилось. Мы живем в эпоху интернета, ритм жизни ускорился, многие вещи стали доступны. И я пытаюсь создавать доступные ароматы для современной аудитории.

— Каждый год у Guerlain появляется около 8–10 новых запусков. На качестве ароматов такой быстрый темп не сказывается?

— Знаете, создавать некоторые ароматы — это почти как писать стихи. Стих иногда получается коротким, но он все равно отражает вложенную в него идею. Конечно, можно и рассказ сочинить, произведение получится длиннее. Аромат Idylle был для меня большой книгой, настоящим романом, Les Voyages Olfactifs 04 Paris-Shanghai — стихотворением, а Lа Petite Robe Noire, выпущенный в 2009-м, был рассказом или новеллой. Но эта новелла была очень удачной, и поэтому мы решили издать ее еще раз.