Интервью: Кирилл Пирогов
Актер Мастерской Петра Фоменко рассуждает о том, как театр обживает новые стены.
Кирилл, вы много времени проводите в театре?

Сейчас — да. Часть спектаклей, в которых я играю, переносят на сцену нового здания, их нужно репетировать.

Спектакли во время переноса сильно меняются?

Конечно, они меняются. Что-то теряется, что-то приобретается. Но так бывает всегда, если играешь в новом пространстве: меняется акустика, ты сталкиваешься с другой энергией, и это вносит свои коррективы. В новом доме у наших спектаклей совсем другой звук. Но, на мой взгляд, в этом нет ничего разрушительного. Просто надо пожить здесь, играть как можно чаще. И как можно больше репетировать.

А если появляются какие-то недостатки?

А если возникают какие-то недостатки, то их нужно превратить в достоинства.

Петр Наумович Фоменко любит на репетициях что-нибудь менять?

Для этого и существует репетиция: можно попробовать что-то новое… Если мы занимаемся живым театром, значит, должны все время что-то пробовать и искать. Спектакль — это живое существо, и хотелось бы, чтобы его звучание совпадало с ритмом нашего времени. Оно все время меняется, значит, процесс работы бесконечен.

Вы больше десяти лет играете в спектакле «Волки и овцы». Открылось ли за это время что-то новое в роли?

За это время очень многое изменилось в жизни, мы стали другими, значит, изменился и спектакль. Одно дело, когда играешь роль в 20 лет, совсем другое, когда играешь ее в 30 лет или в 40.

Для вас Мастерская Петра Фоменко — это театр-дом?

На этот вопрос трудно ответить. Если бы я уже прожил эту часть жизни и смотрел на нее со стороны, то постарался бы что-то проанализировать. Но сейчас это моя работа и часть моей жизни. Нужно не анализировать, а жить. Думаю, что театр в идеале должен быть домом. Большое счастье, если это получается.

За последние годы состав зрительного зала в вашем театре сильно изменился?

Он изменился, но мне радостно, что к нам до сих пор приходят очень разные люди. Если наши спектакли интересны разным людям, это прекрасно.

Должен ли театр обслуживать публику, развлекать ее?

На мой взгляд, слова «обслуживать» и «развлекать» не имеют отношения к театру. Думаю, что русский театр в силу своей истории и места, которое он занимает в культуре, к этому вообще не приспособлен… Меня удивляет, что сейчас людям все чаще напоминают о том, что они — потребители. Не думаю, что от потребления кто-то становится лучше. И от обслуживания, кстати, тоже… Хотя каждый актер и режиссер работает так, как считает нужным.

Какие качества вы цените в партнерах?

Способность человека стать партнером, понять и услышать другого. Если партнерство вдруг возникает в спектаклях или на репетициях, то это большое счастье. Как оно возникает, не могу сказать. Думаю, это происходит у всех по-разному.

Почему вы так редко снимаетесь в кино?

Я снимаюсь в кино, когда есть возможность и интерес. Мне не приходится жаловаться на отсутствие работы в театре, и к тому же сейчас не так много действительно интересного для артиста материала. Когда есть что делать, не хочется тратить время и силы на то, в чем не удается увидеть смысл.

Что вы делаете, чтобы поддерживать форму?

Играю спектакли. Иногда играю в футбол. Если есть возможность плавать, то плаваю.