Москва
Москва
Петербург
Интервью: Александр Архангельский

Интервью: Александр Архангельский

Писатель и публицист рассказал о «веществе обыденности».
Писатель и публицист Александр Архангельский рассказал о новом типе героя и «веществе обыденности».


Как придумывался и писался роман?

Несколько лет назад мне привиделась такая завязка сюжета: на фотографии, приложенной к милицейской квитанции о штрафе, жена видит в машине мужа неизвестную девушку и начинает собственное расследование… Кроме того, я долгие годы наблюдал за людьми из слоя несостоявшегося крупного бизнеса, думал о том, что именно через них проявляются какие-то важные современные, непроговоренные в литературе вещи. И я понял, что роман об этом

Читайте также:
Интервью: Рон Перлман
Интервью: Эндрю Стэнтон
Интервью: Джеймс Дин Бредфилд


надо писать именно сейчас: через пять-шесть лет о таком типе героя, как Степан Абгарович, не напишешь — он уйдет в прошлое, сдвинется на обочину.

Жестокая мистификация Степана Абгаровича — характерная черта «нулевых» годов?

Я бы разделил здесь две вещи. Первая — семья. Здесь все связано с тем, что я сегодня вижу вокруг: внутреннее ожесточение, охлаждение людей друг к другу. Но при этом — всеаки желание быть вместе… С другой стороны, никто из нас ведь не собирается разыгрывать своих близких так, как это сделал Степан Абгарович (хотя в мире бизнеса случаются жестокие розыгрыши, мы это знаем). Вся беда в том, что мы сегодня мыслим проектами, планами. И это может быть путь к успеху во внешней жизни, а может быть путь к психологической катастрофе. Потом мы спохватываемся — «что ж наделали!» — но уже поздно…

В вашем романе, на вкус ценителей крутых сюжетов, не происходит чего-то совсем уж сверхъестественного. «Вещество обыденности», «скучная, но прочная жизнь» — насколько это стало приметой современной жизни и литературы?

Для литературы, мне кажется, это не вполне характерно — ее сейчас массово понесло в готическом направлении, в мистику, притом дурного свойства. Мне это, честно говоря, не очень нравится: думаю, свою роковую роль здесь сыграло и кино, и ощущение жизни как чересчур прагматичного процесса. Современные люди, особенно молодежь, стремятся выскочить за пределы этой прагматики. Я же считаю, что лучше никуда не прыгать,а спокойно идти вперед. А вот для жизни это «вещество обыденности» очень важно. Если мы его разрушим, разменяем, то и жизни-то, собственно говоря, не останется. На этом все держится.

Читайте также:
Интервью: Рон Перлман
Интервью: Эндрю Стэнтон
Интервью: Джеймс Дин Бредфилд
21 июля 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация