Москва
Москва
Петербург
Шарлиз Терон: «Это просто вещи»

Шарлиз Терон: «Это просто вещи»

Как воплощение «красоты по-американски» относится к шмоткам и титулам.

А что на вас надето?

Да просто вещи. Серьги вот надела первые, которые в шкафу попались.

Как же так? Вы для многих богиня, суперженщина, наверняка всех дизайнеров знаете, и тут такое пренебрежение к статусу…

Ну да, есть несколько очень хороших. Например, у меня отличные отношения с Джоном Гальяно и домом Dior, со Стеллой Маккартни дружу. Но вот такая я сучка — думаю только о собственном удовольствии (смеется). Я, бывает, даю себе расслабиться, и вообще, я всю жизнь курила — сейчас, правда,бросила — и знаю,что когда-нибудь все это вылезет у меня на лице. Но это меня не пугает — жизнь-то я прожила неплохую, так что жалеть не о чем.

А как вам удается поддерживать себя в такой форме?

Да есть такая таблеточка (смеется). На самом деле никаких особых секретов. Надо есть здоровую еду, заниматься зарядкой, пить водичку и так далее.


Еще интервью:
Анастасия Макеева: «Меня преследует образ красивой стервы»
Интервью: Арина Шарапова

В фильме «Хэнкок» вашу героиню здорово разбивают о столы и кухонную утварь, а ей хоть бы что. А вы сами какими хотели бы обладать сверхспособностями?

Я знаю, Уилл хочет читать мысли. А для меня это хуже смерти, я бы жутко перепугалась, узнав, что в головах у людей.

Боитесь паранойи?

Ну да, я бы ведь сперва сомневалась — он же хороший парень, неужели он действительно так думает? (Смеется.)

Ну а все-таки, если б была возможность?

Красную пленку! Смешно было бы видеть людей без одежды!

Ну, не всех…

Ну да, точно, это тоже может быть страшно. Но в этом хотя бы есть какой-то прикол.

Кого-то конкретно хотите увидеть голым?

Нет, ну просто было бы забавно идти по улице, видеть их всех в чем мать родила, а чтоб они не знали. Это важно — чтоб они не знали. Ну потому что голый человек старается как-то съежиться, спрятаться, а тут можно было бы смотреть, как какой-нибудь важный чувак мотает своим хозяйством (смущенно смеется). Отстаньте!

Хорошо, давайте я тогда вас о серьезном спрошу. Вот вы вообще как-то стараетесь поддерживать баланс ролей? Типа сейчас я для вечности сыграю, а потом — в такой фигне типа «Хэнкока»?

Сами вы фигня! В «Хэнкоке» все супергеройские штампы вывернуты наизнанку и осмеяны. И одновременно это почти античная трагедия, наши со Смитом герои — они как древнегреческие боги, две тысячи лет живущие среди людей.А это непросто — жить среди людей, изображая прекрасную мать, прекрасную жену и прекрасную хозяйку, когда на самом деле ты далеко не идеальна и делаешь все это для того, чтобы скрыть кое-что. У меня там отличная роль, трагическая, у моей героини есть в прошлом что-то темное, тяжелое — не могу продолжать, чтоб не выдать спойлер. Короче, не хочу обидеть Уилла и Джейсона Бэйтмана, но моя роль там самая главная. В моем персонаже происходит самый драматический конфликт между реальным и сверхъестественным.


Еще интервью:
Анастасия Макеева: «Меня преследует образ красивой стервы»
Интервью: Арина Шарапова
Когда я разговаривала со Смитом, он много рассказывал, что это кино о сильной женщине, о слабом мужчине, о том, что сильные женщины сдаются только любви.

Ого! Ну и дела, я и не знала, что Уилл — поэт! Я бы сформулировала это более прагматично — в «Хэнкоке» просто разбиваются отжившие свое стереотипы. Сильная женщина? Да у меня куча таких подруг, они себя ведут как мужики, могут так, например, заявить: «Ненавижу ухаживания, всю эту романтическую чушь. Хочу просто заняться сексом, а потом он пусть проваливает!» А мужики продолжают думать, что они любят, чтобы их обнимали, поддерживали. Какая чушь! Но мы что-то отклонились от вопроса, с чего там все началось?

С выбора легких и серьезных ролей…

А, ну да. Нет, не соблюдаю никакого баланса. У нас с Уиллом даже состоялся по этому поводу разговор. Ведь как считается — вот есть актер с амбициями, и он снимается в этих маленьких независимых фильмах, которые так нравятся критике, а потом идет продаваться в блокбастер, потому что ему нужны деньги. А Уилл, как один из продюсеров, смог выбить большой бюджет на действительно хороший и неглупый фильм. И если он будет продолжать в том же духе, я надеюсь, он разобьет эту стену, и нам больше не надо будет поддерживать баланс и сниматься в хороших проектах.Просто так,из любви к искусству. Мне, конечно, легко об этом говорить, я-то всегда соглашалась на роли только из любви к искусству, и ничего, не бедствую. Но это, конечно, не значит, что все мои фильмы стали настоящим искусством (смеется). Некоторые оказались полным говном. Но я старалась!

Скромничаете! У вас же есть «Оскар» за «Монстра». А Esqure назвал вас самой сексуальной. Ну а сами-то вы кем себя ощущаете?

(Наклоняется к микрофону и шепчет басом.) К черту «Оскар», я — самая сексуальная из всех живущих женщин, да…

И как это — быть такой?

(Оживляется.) Отлично! Это же очень крутой комплимент. Они могли сказать про меня какую-нибудь гадость, назвать тощей клячей или клушей, а сказали приятное. Ну а если серьезно, то все эти титулы и стандарты красоты мне только мешают. Вот, например, после «Долины Эла» критики начали обсуждать мою внешность, не понравилась я им. Только я появилась на экране с натуральными волосами и без косметики — и началось! Я это как личное оскорбление восприняла. Стоит только показаться в своем нормальном виде — причем это же все специально для роли делалось, там моей героине просто не до румян, — как тут же начинают обзывать уродкой, или еще хуже — обвинять в том, что ты специально очерняешь американских женщин из провинции. Какого черта!

Кстати, раз уж зашла речь, скажите, а вы в «Долине Эла» из политических соображений снимались?

Не совсем. То есть я, конечно, никогда не скрывала, как отношусь к администрации Буша и этой войне, но тут для меня было важно другое. Меня просто зацепил этот материал. Это просто очень крутая, волнующая история. Про нас. Мы живем в обществе, в котором не принято смотреть правде в глаза, а я считаю, что нужно проснуться и столкнуться с реальным. Поэтому и сыграла в этом кино.

Из «Хэнкока» вырезали несколько сцен, чтобы получить мягкий цензурный рейтинг. Это была обнаженка?

Ох уж вы, европейцы, вам только обнаженку подавай! Да нет, там другое было, всякая тюремная жесть, меня там не было, когда они эту фигню снимали. Там есть вот этот момент, когда Хэнкок в тюрьме говорит, что, мол, хватит, иначе я твою голову в задницу засуну. Ну вот они там что-то из этого эпизода вырезали, чтоб и 13-летние могли посмотретьна то, как Уилл засовывает голову одного урки в задницу другого.

А вы бы сыграли чудо-женщину (киноверсия супергероического сериала 1970-х выйдет в 2009 году. — Прим. Time Out)?

Трудно сказать, я же сценарий не читала. Всегда соглашаюсь на роль только после того, как посмотрю сценарий, даже если идея мне в общем нравится. Чудо-женщина — это круто, но… если честно, немного смущает трико — мы же столько над ним издевались в «Хэнкоке».


Еще интервью:
Анастасия Макеева: «Меня преследует образ красивой стервы»
Интервью: Арина Шарапова

7 июля 2008
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация