Москва
Москва
Петербург

Увесистый Том. Интервью с Томом Крузом

Том Круз сразился с инопланетными захватчиками в «Войне миров» своего друга Стивена Спилберга. Неплохо для больного дислексией мальчика, пределом мечтаний которого была карьера священника.

На свете нет ни одной кинозвезды, способной соперничать с Томом Крузом: он держится на вершине уже 20 лет, а общие сборы фильмов с его участием приближаются к трем миллиардам. Актер, личное состояние которого оценивается в 300 млн долларов, всегда умел контролировать свои отношения со зрителями, позволяя последним знать только то, что им следует знать, и использовал PR-машину в своих интересах: помните, как он шумно развелся с Николь Кидман, как раз когда у него выходило в прокат «Ванильное небо», а у нее — «Другие»? Именно поэтому скептики засомневались в искренних чувствах Тома Круза и молодой актрисы Кэти Холмс, с которой они публично начали встречаться, держась за руки перед объективами папарацци, и рассказывать о неземной любви во всех ток-шоу. Это было настолько неожиданно и надуманно, что западная пресса тут же увидела здесь расчетливый ход: Крузу нужно было пиарить «Войну миров», Холмс — блокбастер «Бэтмен: Начало», вышедший в прокат 16 июня. Слово виновнику переполоха…

Итак, первый вопрос очевиден. Что у вас там происходит с Кэти Холмс? В Интернете даже появилась информация о целой линии маек с надписью «Свободу Кэти». Говорят, вы ее поработили и держите заложницей…

(Смеется.) Послушайте, все эти слухи, что наши отношения с Кэти — фальшивка, придуманы желчными завистниками, которых злит чужое счастье. Я влюблен так, как никогда раньше. И я никогда не чувствовал себя столь ранимым и одновременно свободным от общественного мнения. Пусть говорят что хотят, наплевать. Мне важно только то, что я чувствую. Кэти — потрясающая женщина, и мы стараемся не расставаться надолго даже ради работы, настолько нам хорошо.

Наверное, люди, призывающие освободить Кэти Холмс, имеют в виду, что вы захотите обратить ее всвою любимую сайентологию.

Она, кстати, меня уже спрашивала о сайентологии — ей любопытно. Но Кэти также разделяет мою страсть к мотоциклам и дайвингу. Она взрослый человек и сама принимает решения, чем ей заниматься, а чем нет (3 июля Крузу исполнится 43 года, и он на 17 лет старше Холмс. — Прим. Time Out).

Сейчас больше говорят о ваших отношениях с Кэти, чем о «Войне миров». Но все-таки хотелось бы узнать, почему вы из всех предложений выбрали именно этот фильм.

Когда тебя приглашает на роль — любую роль — Стивен Спилберг, отказаться может только полный идиот. Одна возможность видеть, как он творит, — достаточная причина, чтобы долго не раздумывать (несмотря на почти двадцатилетнюю дружбу, Круз работал со Спилбергом только в 2002 году, на съемках «Особого мнения». — Прим. Time Out). Конечно, то, что и мой герой, и весь сценарий великолепно прописаны, тоже сыграло не последнюю роль при принятии решения. (Смеется.) С другой стороны, Спилберг никогда не предложит ничего плохого — поэтому он и стал Спилбергом.

Как вы отвечаете критикам, упрекающим вас в том, что вы растрачиваете свой талант на подростковое кино со спецэффектами и мало играете в серьезных фильмах?

Я просто не понимаю, что они имеют в виду. При выборе ролей я исхожу только из своего чутья и вкуса. И думайте обо мне, что хотите, но я готов защищать все фильмы, в которых снимался, — от «Цвета денег» и «Интервью с вампиром» до «Ванильного неба». Я всеми ими горжусь.

Поклонники книги «Война миров» Герберта Уэллса жалуются, что Спилберг не оставил камня на камне от первоисточника: мало того что действие перенесено из Британии в Америку, так оно еще и происходит не в конце XIX века, а в наши дни…

Стивен пошутил, что главной причиной переноса действия стала его ненависть к костюмам Викторианской эпохи. (Смеется.) А если серьезно, то мы с максимальным уважением отнеслись к первоисточнику, но все же рассказали историю с точки зрения современного человека. Мы снимали не документальный фильм, а авторскую версию (в данном случае — версию Стивена) классического сюжета. Зрителям проще сопереживать своим современникам, чем героям из далекого прошлого.

Как бы вы описали фильм?

Это самый экспериментальный блокбастер, в котором я когда-либо снимался, и самое блокбастерное кино из всех экспериментальных. (Смеется.) Сколько бы ни говорили, что Стивен снимает сплошь кассовые хиты, вы не можете отрицать, что он один из самых любопытных режиссеров современности, всегда готовый удивить.

Когда началась ваша дружба со Спилбергом?

Ой, прошло уже больше двадцати лет. В 1983-м вышел первый фильм, где я играл главную роль, — «Рискованный бизнес». Стивен посмотрел его и пригласил меня пообедать. Надо ли говорить, что я уже тогда его боготворил? Мы сразу поняли, что у нас много общего, и я никогда не забуду, что именно Стивен был одним из первых людей в кинобизнесе, предрекших мне большое будущее.

Как и в «Особом мнении», в «Войне миров» много спецэффектов. Трудно ли было играть «в пустоту», зная, что инопланетян добавят позже на компьютере?

Это с другими режиссерами бывает трудно. У Стивена в голове уже есть готовый фильм, и он на стадии съемок точно знает, что должно находиться вкадре и как это будет выглядеть. Кроме того, Стивен никогда не использует спецэффекты просто так, для красоты. Их было ровно столько, сколько нужно для изложения сюжета.

Значит, нас ждет не очередной блокбастер, где спецэффекты важнее сюжета и здравого смысла?

Можно иметь бюджет в 200 миллионов долларов, нанять лучших создателей компьютерных эффектов и при этом сделать абсолютно пустой искучный фильм. Самое интересное в работе со Спилбергом в том, что он в первую очередь потрясающий рассказчик. Вспомните любой его фильм — там так рассказана история, что вы с первой же минуты начинаете сопереживать героям.

Вы уже были знаменитым актером, когда решили попробовать себя в качестве продюсера. Первый же фильм, который вы продюсировали, «Миссия: Невыполнима» (1996), стал блокбастером. Вам просто повезло или вы действительно очень хороший продюсер?

Для того чтобы тебе «повезло», нужно очень много сделать. Будучи актером, я всегда интересовался всем процессом создания кино. Мало того, я считаю, что актеры должны изучать всю технологию — от появления идеи фильма и написания сценария до постпродакшна и маркетинга. Я всегда был заинтересован в коммерческом успехе фильмов с моим участием: важно, чтобы люди, вложившие в тебя деньги, не только получили их обратно, но и заработали. Я не из тех актер-актерычей, которые приходят на съемочную площадку «творить» и считают, что осчастливили всех своим присутствием. Про Стивена говорят, что он может получить от любой киностудии столько денег, сколько потребует. НоСпилберг стал Спилбергом именно потому, что всегда умел экономить — и время, и деньги. Мы с ним сняли одну очень сложную и дорогостоящую сцену за пять дней, в то время как другому на его месте понадобились бы минимум три недели. Если бы все режиссеры работали так эффективно, как Стивен, производство фильмов обходилось бы гораздо дешевле. Будь моя воля, я бы работал в каждом его проекте.

Как вы выбираете роли в тех случаях, когда не звонит лично Спилберг?

Я принимаю решение очень быстро, почти спонтанно. И можете мне не верить, но я никогда не слушаю ничьих советов, соглашаться мне на роль или нет. Все решаю сам. Помню, меня отговаривали и от «Лучшего стрелка», и от «Рожденного 4 июля», а сейчас я не жалею о своем выборе.

Когда вы впервые решили стать актером?

Это было естественное решение. Моя мама преподавала драматическое искусство и сценическое движение. В детстве я был мечтателем-одиночкой, любил придумывать всякие сценки, чтобы повеселить мать и сестер. Помню, как сам придумал сюжетец «Джон Уэйн дерется с Дональдом Даком» и изображал обоих персонажей.

Ваши родители развелись, когда вам было двенадцать лет, и вы сами развелись с Николь Кидман, когда вашим приемным детям было восемь и шесть лет. Вас никогда не беспокоило, что у ваших детей, как и у вас, не будет нормального, полноценного детства?

А что такое, по-вашему, «нормально»? У каждого человека в жизни бывают счастливые и трудные периоды — по-моему, это и есть «нормально». Я никогда не считал свою жизнь неполной или тяжелой- скорее, особенной. Наверное, каждый считает свою жизнь непохожей на другие. Расспросите любого человека — и вы услышите такие вещи, с которыми не сравнится никакое кино. Например, в отличие от большинства детей, я сменил 15 школ. Страдаю ли я сейчас от этого? Да нет, скорее наоборот, считаю, что мне это пошло на пользу. Я возвращался домой и прекрасно проводил время с матерью и сестрами. Что в этом «ненормального»?

Вы, как никто другой из знаменитостей, яростно пропагандируете сайентологию. Почему вам так важно, чтобы люди знали о ваших верованиях?

Потому что сайентология мне по-настоящему помогла — в отличие от традиционной медицины, между прочим. Благодаря сайентологии я вылечился от дислексии, в то время как врачи просто пичкали меня лекарствами, от которых мне становилось только хуже. Кроме того, сайентология дала мне возможность обрести внутренний покой, стать таким, какой я сейчас, а другим людям — избавиться от кучи вредных пристрастий, например наркотической зависимости.

Во время съемок «Войны миров» вас упрекали в том, что вы приглашаете на съемочную площадку сайентологов итем самым пропагандируете учение Л.Рона Хаббарда…

Эти обвинения основаны на искажении фактов и невежестве. Сайентологи приезжали на съемки, но не вмешивались в рабочий процесс и добровольно помогали всем, кто просил их об этом.

Вы возглавляете список самых влиятельных людей в Голливуде. Как такая власть влияет на вас самого?

Я стал актером не из жажды власти- это мне просто неинтересно. Но так случилось, что мое согласие сниматься в том или ином фильме автоматически означает, что проект получит финансирование. Не вижу в этом ничего плохого, коль скоро это будут хорошие, качественные фильмы, которые я сам с удовольствием посмотрю. Эта власть недолговечна — в истории кино не было актера, у которого карьера благополучно развивалась на протяжении всей жизни. Поэтому я стараюсь как можно эффективнее пользоваться своим влиянием, пока оно у меня есть.

Известно, что вы называли среди своих кумиров Клинта Иствуда и Мела Гибсона — актеров, успешно выступающих и как продюсеры, и как режиссеры, получающих за свои картины «Оскары». А вы не собираетесь в один прекрасный день стать режиссером?

Если у меня когда-нибудь возникнет потребность высказаться и снять фильм, может, я это и сделаю. Единственное, что мне точно известно: я никогда не буду убиваться ради наград. Кино для меня — это возможность прийти на съемочную площадку и сделать максимум того, начто способен. И главное, получить удовольствие от работы. Без удовольствия и перспективы сотрудничать с интересными людьми я и пальцем не пошевельну.

 

27 июня 2005
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация