«Митохондрическая Ева» - Фото №0
«Митохондрическая Ева» - Фото №1
«Митохондрическая Ева» - Фото №2
«Митохондрическая Ева» - Фото №3
«Митохондрическая Ева» - Фото №4
«Митохондрическая Ева» - Фото №5
«Митохондрическая Ева» - Фото №6
«Митохондрическая Ева» - Фото №7
«Митохондрическая Ева» - Фото №8
«Митохондрическая Ева» - Фото №9
«Митохондрическая Ева» - Фото №10
«Митохондрическая Ева» - Фото №11
«Митохондрическая Ева» - Фото №12
«Митохондрическая Ева» - Фото №13
Вышел альбом ведущего российского фотографа моды Михаила Королева: 109 красивых женщин разных степеней обнаженности.
Альбом Михаила Королева — идеальный образец coffee table book: фотографии красивых женщин, напечатанные на хорошей бумаге. «”Митохондрическая Ева ”, точнее “митохондриальная”, — так ученые называют нашу биологическую праматерь из Африки. И если “сложить” все 109 героинь моей книги, то можно представить, что это и есть наша праматерь, — объясняет Королев выбор названия. — Я долго находился в постоянной эйфории от количества работы, даже с друзьями общаться не успевал. Но потом понял, что должен снять всех своих любимых моделей, потому что время идет… И лет 6 назад возникла идея этого альбома. Я думал, как объединить эти удивительные женские существа. И понял, что это может быть единство места. А самым комфортным местом для женщины, мне кажется, является постель.

Конечно же, не моя,— смеясь, добавляет он. — Сначала я думал, что название будет “В постели с моделью”, но потом я увидел в аэропорту книгу “В постели с Хабенским”. Пришлось эту идею похоронить. К счастью, я услышал от одной своей подруги — “митохондрическая Ева”… Звучит загадочно!».


«Мои гонорары фотографа стали гораздо больше, чем зарплата переводчика и инженера».

«Я стал фотографом, потому что мне не хватало каких-то ощущений, я не мог понять, зачем я здесь, каков смысл моей жизни… Были хорошие друзья, девушки, книги, фильмы, но не хватало творчества. В середине 1980-х в Архитектурном институте, где училось много моих друзей, два раза в неделю появлялась некая тетушка, которая по рублю продавала несвежие номера Vogue и L’Officiel. Я тратил на них много денег и жадно изучал. И понял, что меня примирит с действительностью только фотография. В то время я делал технические переводы с французского, параллельно с этим работал в кооперативе, снимая какие-то стройки и бульдозеры. Мне выдали японскую камеру… Я не умею воровать, не люблю обманывать, но я готов был ее украсть. В итоге как-то выцыганил ее у кооператива».

Первым заказом Королева, который изменил его жизнь, стала частная съемка молодого дизайнера одежды Лены Маковой, после чего он был приглашен работать во «Внешторгрекламу». Он вспоминает: «После первых съемок меня спросили: “Миша, ты когда-нибудь слышал, кто такой визажист?” Я честно ответил — “Нет”. Они сказали: “Узнай и воспользуйся его услугами!”».

«Мои гонорары фотографа стали гораздо больше, чем зарплата переводчика и инженера, хотя по моим статьям даже умудрялись защищать диссертации. Когда я приносилдомой пачки пятирублевок, мама говорила: “Миша, ты торгуешь наркотиками? Давай пойдем в милицию, может, папа спасет”, — она не верила, что я зарабатываю честно».

«Съемка моды может выглядеть как угодно. В моей любимой фотосессии — кажется, я ее видел еще в тех журналах по рублю, — сверху сняты две модели, которые возятся в грязи, таскают друг друга за волосы, дерутся, рвут одежду, но при этом в углу страницы напечатано “блузка Chloе” и т. п., цена везде указана. Но ничего нельзя опознать, все грязное, рваное… Мне кажется, съемка моды должна быть именно такой. Это же не каталог, а попытка создать образ и стиль».


«Вначале было очень сложно — модели вызывали страшное желание».

За двадцать лет в профессии он снимал Ельцина и Лужкова для кампании «Москвичи свой выбор сделали» и обложки для Playboy и Maxim. «Эротические съемки — непростая вещь. Вначале было очень сложно — модели вызывали страшное желание, и к хорошим результатам это не приводило. Некоторая дистанция должна быть. И мне всегда было не до романов с моделями, мне надо было сделать все лучше всех». Иногда его заказчиками становились друзья-художники — группа «Четвертая высота», Елизавета Березовская. Портреты Владика Мамышева из серии «Жизнь замечательных Монро», которые снял для него Королев, в середине 1990-х висели на Большой Якиманке, создавая сюрреалистический фон для проходящих тогда предвыборных демонстраций. Сегодня Королев тоже готов «выйти на улицу». Вместе с архитектором Рустамом Керимовым он придумал проект «Арх.ангелы» в защиту исторических зданий. «Мы сняли больше 20 красивых известных женщин в белых одеждах и с кирпичами в руках. Идея в том, чтобы этими фотографиями мы “по-партизански” закрыли бы фасады разрушаемых домов, а эти прекрасные девушки будто бы защищают эти здания. Это не совсем законно, и мы даже живописно представляли себе, как злобные муниципальные служащие срывают наши плакаты».


«Каждая съемка дорога, но сидеть и любоваться ею годами глупо».

«Я все время думал, почему мы живем не в эпоху художников, поэтов и музыкантов, а в эпоху портных… Столько лет ожидания, когда эта эпоха портных закончится, а когда вдруг это случилось — мне ни фига не по-нравилось. Вдруг в одночасье стало очень модно интересоваться, потреблять, участвовать в том, что называется “современным искусством”, — и это оказалось еще большим надувательством, чем одежда. Наверное, это и есть жизнь».

Простое перечисление людей, которых он фотографировал, занимает несколько страниц. У него нет конкретной любимой съемки, но с особой теплотой он отзывается о периоде работы с Галиной Смирнской для журнала «Птюч» в ситуации полной творческой свободы. «Нет такой съемки, которую я доставал бы из кармана, целовал фотографию и убирал обратно. Каждая съемка дорога, но сидеть и любоваться ею годами глупо, это обновляющийся процесс. Когда я вижу свои хорошие фотографии и понимаю, что они удались, я называю в шутку этот момент фотографическим оргазмом. Это случается нечасто, когда все совпало: модель или герой, а еще напечатали хорошо… В этот момент ты получаешь такую инъекцию удовольствия! В какой еще профессии получишь это!»

Спецпроект

Загружается, подождите ...