Москва
Москва
Петербург
Ложное искушение

Ложное искушение

Вторая режиссерская работа Роберта Де Ниро - кино тяжелое, как жизнь четырех Штирлицев, и долгое, как холодная война.

Каждое утро Эдвард Уилсон (Мэтт Дэймон) аккуратно поправляет галстук, надевает шляпу и отправляется на работу - в ЦРУ. Там все стоят на ушах: на дворе 1961 год, американская высадка в Заливе свиней позорно провалена, Кастро красуется перед камерами и грозит Штатам кулаком. Разбираться, кто слил секретную информацию, приходится Эдварду, а в его распоряжении только мутная запись разговора какой-то влюбленной пары да собственная память. Вслед за ней повествование послушно ныряет во флешбэки.

Успешно закончив в 39-м Йель, Эдвард получает от товарищей по университетской ложе "Черепа и кости" (негласный девиз: "Сперва - братство, потом - Бог") первое предложение послужить родине. Вторую мировую он уже проведет в Лондоне, затем перекочует в Берлин, затем обратно домой, походя сдавая всех безумному молоху паранойи. К концу 40-х Эдвард станет одним из отцов-основателей ЦРУ, жена (Анджелина Джоли) и сын будут существовать на вечной периферии. Вплоть до того, как в его руки попадет та самая запись информатора.

Первые минут десять "Ложного искушения" кажутся примером шпиономании: долларовые купюры с кодами, многозначительные взгляды, шепот "пора заняться уборкой". Впору ждать укола зонтиком, но Де Ниро предпочитает авантюрам тяжеловесную монументальность, которой веет от аббревиатуры ЦРУ, и режиссирует достойно, с оглядкой на мэтров. И так все заковыристо выходит, что, кто, с кем и какие счеты тут сводит, понять возможно не всегда. А с какого-то момента - уже и не хочется.

Как конспиролог Де Ниро попал в точку: сейчас принято считать, что американскую политику творят белые мальчики из нескольких очень-очень хороших семей. Но из невероятной сюжетной путаницы выходит, что кино это не столько про заговоры, сколько про трагедию государственного человека, вынужденного выбирать между долгом и Долгом, между семьей и Семьей. И тут все рушит явный мискастинг. Персонаж Дэймона эмоционально скуп и лишен самой свободы воли (вплоть до того, что героине Джоли, особенно яркой на фоне одинаково унылых мужчин в шляпах, приходится взять его в охапку, трахнуть и поставить к алтарю). Главную роль сперва должен был играть пассионарий Ди Каприо, и можно представить, как яростно он переживал бы тотальную двойную игру (вспомните "Отступников"). Но за неделю до съемок в проект был введен Дэймон - характерный, в общем-то, актер со стойким образом запутавшегося зубрилы-отличника. Возможная самурайская трагедия оказалась смятой кастинговыми рокировками, и получилось совсем другое, постмодернистское кино, главная коллизия которого - невыносимый кризис самоидентификации. Бога нет. Родины нет. Братства нет. Тебя нет. Да и истории тоже не получилось.

28 февраля 2007,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Ложное искушение

Ложное искушение

Вторая режиссерская работа Роберта Де Ниро - кино тяжелое, как жизнь четырех Штирлицев, и долгое, как холодная война.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация