Интервью: Лена Перова
С недавних пор певица и актриса вновь доказывает нам, что жизнь прекрасна.
Мне давно хотелось узнать, как вы относитесь к тому, что Михаил Швыдкой, ваш соведущий по программе, периодически начинает петь?

Мне безумно симпатична его внутренняя раскрепощенность. Он как Билл Клинтон, который вдруг брал в руки саксофон и играл. Или он может, например, подхватить партнершу и закружить в танце, нечаянно уронить, споткнуться. И все это так лихо, легко и непринужденно. Это высшая степень свободы, которой я завидую белой завистью.

А вас не смущает, что Швыдкой — крупный государственный чиновник?

Я лишена нездорового пиетета к власть имущим. Я выросла за сценой: мои родители — музыканты, много лет работают в Театре сатиры. И я видела, как государственные чиновники теряли спесь, встречая какого-нибудь знаменитого артиста — Папанова, Миронова, Ширвиндта. Ольга Аросева до сих пор передает мне приветы через маму…

Вы и в жизни исповедуете принцип, который лег в основу вашей передачи — жизнь прекрасна?

Конечно, как у любого нормального человека, у меня бывают периоды, когда я впадаю в депрессивную кому. Но стараюсь не зацикливаться на своем состоянии, а, наоборот — изо всех сил подобно Мюнхгаузену вытягиваю себя за волосы из болота. Это трудно, потому что по натуре я абсолютный Обломов, и вряд ли во мне есть что-то от Штольца.

Видимо, поэтому вы не бросаете вашу жизнеутверждающую программу?

Я просто убеждена, что она может быть такой же живучей, как «Поле чудес», потому что песни неиссякаемы, артисты, слава богу, тоже. Жаль, что советские звезды стареют, потому что я вижу лица молодых людей, когда приходят корифеи. Например, когда появилась Гурченко, они вообще не поняли, что это за бабушка. Но стоит ей взять в руки микрофон и запеть — это же просто фейерверк! Звезда с большой буквы, которой все эти звездочки-однодневки в подметки не годятся. Я, кстати, придумала новую передачу-диспут, в которой будут обсуждаться проблемы шоу-бизнеса.

Думаете, они интересны кому-то кроме профессионалов?

Ну почему не обсудить, как найти выход к зрителю — ведь возможностей вроде много, а пробиться на самом деле трудно. Вот вы, пресса, почему все время пишете об одних и тех же, словно ходите по замкнутому кругу? Я недавно была в «Апельсине» на выступлении украинской группы «Бумбокс», так была потрясена — зал битком, публика слова знает наизусть. Это типичный продукт «сарафанного радио» и интернета, и так здорово, что на уровне чувств и меломанской интуиции перестают играть роль радиостанции с их «форматами» и ротациями, и уж тем более ТВ-эфиры.
Народ тянется к тому, что интересно. А рынок предлагает скучное, пресное и банальное. У мыслящего народа давно созрела потребность в новой музыке, а не в коррумпированном шоу-бизнесе, состоящем из восковых фигур. Куда, например, сегодня пойти парню, который учится в Гнесинке и поет для души? К какому продюсеру? На «Фабрику»? Но ни Матвиенко, ни Леня Бурлаков никого с улицы не возьмут. Сколько раз приезжала Земфира в Москву и обламывалась, пока не встретила Леню. А могла ведь и не встретить. В этом смысле я жду новых гуру и жду перемен. Я никогда не была фанатом Цоя, но цитирую в данном случае именно его.

Как в этой ситуации умудряется существовать ваша группа «Перья»?

Исключительно для собственного веселья и самоутверждения. Мы играем живую музыку и делаем это хорошо. Мои музыканты живут в Челябинске. Мы записали две пластинки, случайно даже попали в радио-ротацию, с помощью того же «сарафанного радио». Мы не продюсерский коллектив. Над душой у меня никто не стоит. Конечно, когда рождается новая песня, хочется порой хоть сердце вырвать, только чтобы меня услышали. Но жизнь есть жизнь.

Не проще отдаться какому-нибудь продюсеру?

Есть музыканты, которых устраивает, что за них все кто-то решает, дает стабильную зарплату и популярность. Я — другой человек, мне нужно самой принимать решения. С первого класса я самостоятельно ходила в школу, а потом еще и в музыкальную. Никогда не просила у родителей денег, с 15 лет начала самостоятельно зарабатывать (в группе «Лицей»), первую машину купила на собственные деньги. Сама оплачивала свое образование — я окончила два института — Московский экономико-статистический и Международный институт гостиничного менеджмента и туризма. Я человек самодостаточный, а работа на СТС дает мне еще и относительную материальную свободу. Так что жизнь действительно прекрасна.