Интервью: Джордж Ромеро
Режиссер культовых фильмов ужасов боится Myspace, ЖЖ и YouTube.
Вам 68, а вы все снимаете фильмы про мертвецов. Не надоело?

Не. Зомби — секрет моей вечной молодости. Если и есть у меня какие-то проблемы, то это проблемы рок-звезды — культ личности, визжащие подростки и все такое. Меня тинейджеры просят расписаться на их задницах — представьте. Мало им пирсинга и татуировок!

И как, расписываетесь?

Нет. Нужно же держать себя в руках и не переходить грань. Я же простой, нормальный, скромный мужик, до сих пор думаю о себе как о студенте киношколы. Джон Форд, он сколько там снял фильмов — двести? А я только семнадцатый делаю.

Ваш прошлый фильм был практически блокбастером, а «Дневники мертвецов» — совсем недорогое кино. Дауншифтинг?

(Смеется). Припадание к корням! Когда мы снимали эту жуткую «Землю мертвецов», я думал: «Господи, это уже просто какой-то “Безумный Макс-3” получается». Так что потом мне захотелось сделать что-то полностью свое. Вот я и снял — независимое кино с бюджетом меньше четырех миллионов.

Как я понял из фильма, вы побаиваетесь блоггеров?

Ну, я повидал достаточно блогов для того, чтобы понять, насколько они опасны. Скажем так — если бы Гитлер жил сейчас, ему не надо было бы выступать на стадионе. Он мог бы просто выкладывать свои ролики на YouTube.

Ничего себе, да вы консерватор! А мы-то считали вас чуть ли не социалистом!

Правильно считали. Я — Майкл Мур от хоррора. Мне всегда нравилось подпускать в свои фильмы немного критики, немного сатиры. Хорроры имеет смысл делать ради того, чтобы подложить кому-то козу. Меня всегда раздражало, что в конце фильмов ужасов обычно восстанавливается закон и порядок. Именно против этого мы и бунтовали, когда снимали первый фильм — «Рассвет мертвецов». И надо иметь в виду, что зомби — не революция. Они стихийное бедствие — как ураган или оползень. Их воскрешение — это, конечно, революционные изменения, но не больше, чем любая другая природная напасть. Мои истории — о том, как живые люди не могут направить стихию в нужное русло.
Жалко, что сейчас никто не использует хоррор как метафору. Честно говоря, я вообще не понимаю, что вот эти все новые ребята хотят сказать своим пыточным порно. Я бы, например, никогда не снял ничего похожего на ремейк «Рассвета» (ремейк «Рассвета мертвецов» Ромеро был снят Заком Снайдером в 2004 году. — Прим. Time Out). Нет, если мне вкратце объяснят, в чем там фишка, то, конечно…