Поцелуй навылет
Это безграничное издевательство над жанром детектива действительно смешно, но, пожалуй, чуть более легковесно, чем должно быть в безупречной комедии. "Поцелую" не хватает тяжелой поступи, убийственно серьезной мины при расстегнутых брюках.
Режиссерский дебют Шейна Блэка, сценариста "Смертельного оружия", "Последнего бойскаута" и "Последнего героя боевика", имеет немало общего с его прошлыми историями, в которых за грохотом стволов слышались звуки реквиема по жанру экшн. Но если те фильмы были все же эталонами боевой породы, то "Поцелуй навылет" - бастард, родившийся в противоестественном союзе нуаров в духе Рэймонда Чандлера и самобытных комедий с Эштоном Катчером. В общих чертах сюжет "Поцелуя" вполне соответствует традиции ироничного "черного детектива": пара далеко не идеальных сыщиков (один, Гей Перри, работает на какого-то скользкого голливудского типа, другой, Гарри Локхарт, - попросту идиот) расследует запутанное дело об убийствах девушек в Лос-Анджелесе. Однако при попытке рассмотрения - даже из последнего ряда - солидный нуар разлетается облаками цветных конфетти. Детектив № 1 (Килмер) оказывается и вправду геем; соответственно ровно половина шуток посвящена содержимому его штанов и манере целоваться. № 2 (Дауни) и вовсе какой-то притворяшка - полуактер-полукарманник, приставленный к настоящему сыщику вживаться в роль. А традиционная для жанра роковая блондинка (Монахан) может похвастаться только соответствующим традициям нуара именем - Хэрмони Фейт Лейн. Остальное время эта femme fatale либо бьется в пьяной истерике, либо с грацией Бриджит Джонс скачет в костюме Санта-Клауса - если, конечно, можно назвать костюмом красное сетчатое белье и колпак с меховой оторочкой. Это безграничное издевательство над жанром детектива действительно смешно, но, пожалуй, чуть более легковесно, чем должно быть в безупречной комедии. "Поцелую" не хватает тяжелой поступи, убийственно серьезной мины при расстегнутых брюках. Между тем, по воздушному суфле разбросаны гениальные мелочи. То на секунду промелькнет вид вечернего L. A. - с небом цвета малинового сиропа, залитыми золотом улицами и исходящим от каждого здания и светофора ощущением сбывшейся утопии. То струйка табачного дыма так лихо и ненарочито закрутится вокруг ссорящихся Гарри и Хэрмони, что кажется: дело происходит в прежние, черно-белые и двубортные, времена. Или вот еще: ключом к разгадке окажется отсутствие трусиков на трупе (обнаженный лобок не раз мелькает в тревожных флэшбэках). Вот уж действительно находка режиссера.

Спецпроект

Загружается, подождите ...