Москва
Москва
Петербург
Элизабеттаун

Элизабеттаун

В новом фильме Кэмерона Кроу соединились все самые жалостливые штампы, какие только бывают в кино: суицидальные тенденции, робкие порывы зарождающейся любви, тепло семейного очага, запоздалые сожаления и патриотизм.

В новом фильме Кэмерона Кроу («Ванильное небо») соединились все самые жалостливые штампы, какие только бывают в кино: суицидальные тенденции, робкие порывы зарождающейся любви, тепло семейного очага, запоздалые сожаления и патриотизм. Деликатно-вкрадчивый соус и даже налет иронии, с которым все это подается, только отягчает преступление Кроу против хорошего вкуса. Вместо того, чтобы попросту снять фарс, он замахивается на что-то большее (явно подражая великим американским комикам Фрэнку Капра и особенно Престону Стерджесу) и в результате вообще теряет жанровые ориентиры.

Итак, тихо всхлипывать (или цинично хихикать — кому что нравится) тут положено с самого начала, в котором герой Блума, успешный молодой дизайнер кроссовок Дрю, теряет работу в фэшн-индустрии. Этой беды самой по себе достаточно, чтобы толкнуть героя в петлю, но она еще совпадает со смертью его отца, жившего где-то далеко-далеко, в Элизабеттауне, штат Кентукки. Дрю едет на похороны, в пути знакомится с симпатичной стюардессой Клэр (Данст) и, прибыв в отчий дом, неудачно пытается воссоединиться со своими колоритными родственниками, для которых он — отрезанный ломоть. Но беседы с новой знакомой оказывают на него оздоровительное воздействие: Дрю приходит в себя, понимает, что работа — это еще не вся жизнь, что семья — это очень важно, могила — не выход, ну и так далее. Усвоение прописных истин происходит на фоне долгой предпохоронной суеты и таких же долгих и скучных поминок (впрочем, для Дрю они несколько скрашиваются перемигиванием с Клэр).

Ничто в этой траурной комедии не предвещает особых свершений, комка в горле и Декларации Независимости, торжественно зачитываемой под барабанную дробь, пока герой Блума — внимание! - не выходит на шоссе, вооруженный подробнейшими картами и диском с дорожной музыкой, кропотливо составленным Клэр. Вы думаете, он едет на воды или на юга? Нет! Дрю обращается к символам американской истории (включая гостиницу, где был застрелен Мартин Лютер Кинг) и становится Настоящим Мужчиной. Такое очищающее от шелухи путешествие — одно из самых идиотских клише Голливуда, и от души посмеяться над ним можно, только когда оно исполнено с особым цинизмом. В большинстве же случаев подобное путешествие, скорее, вызывает сомнение в умственных способностях режиссера. Отсюда мораль: хочешь рассмешить зрителя — не выделывайся под умника, а просто покажи дулю. Собственно, этому и учил плохо понятый Кроу Престон Стерджес.

9 ноября 2005,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Элизабеттаун

Элизабеттаун

Кэмерон Кроу снял кино о том, как хочется любить и быть любимым. Лучшее в фильме: Кирстен Данст в красной шапочке и путешествие главного героя (Орландо Блум) по нарисованным от руки картам.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация