Москва
Москва
Петербург
10 лучших современных зданий этого города

10 лучших современных зданий этого города

2000-е отметились в архитектуре Москвы не только «лужковским стилем», но и по-настоящему прогрессивными проектами.
Самый неосмотрительный. Дом «Стольник»

Разнузданный «Стольник» вломился в тихий, скромный переулок, не обращая никакого внимания на окружающих. Это беспардонное стебалово описать невозможно — его надо видеть. Архитектура дома не объясняется ничем, вернее, только одним — фирменными приемами создателей. А это группа современных художников «Арт-Бля» — те еще старые хулиганы, работающие в жанре хэндмэйд-поп-арта и радующие публику пузырями, яйцами и прочими выпуклостями. Приятно, что этот необычный проект каким-то удивительным образом пробился сквозь все чиновничьи заслоны и что мастера арт-жеста, оказывается, могут делать в Москве большую архитектуру.
Адрес М. Левшинский пер., 5, корп. 2
Архитекторы группа «А-Б» («Арт-Бля»)
Время 2003 год

Самый долгоиграющий. Жилой дом Copper House

Copper House сделан из патинированной меди, а патина — не только символ честной старины, но и защитник металла от коррозии. Самый быстрый способ состарить медь — это на нее пописать. Но это вряд ли понравится покупателям элитной недвижимости и уж точно невозможно в промышленных масштабах. Создатели Медного дома состарили металл в заводских условиях. Таких медных зданий, кстати, в мире уже довольно много — это постройки Стивена Холла и Ренцо Пиано в Амстердаме, Массимилиано Фуксаса в Бордо, Рафаэля Монео в Вальядолиде. А вот в современной российской архитектуре медь появилась недавно, но нигде еще не была главной темой.
Адрес Бутиковский пер., 3
Архитектор
Сергей Скуратов
Время 2004 год

Евгений Асс архитектор, преподаватель Мархи: «Интересно сравнить два таких полярных объекта, как Copper House и дом ’Стольник’. И то и другое — жилье, примерно одинаковый архитектурный контекст, а подходы разные. Copper House легко и понятно взаимодействует с городской средой, органично укореняясь в том месте, где он поселился. Он сделан с пониманием деталей как выражения и продолжения целостной структуры. В этом смысле его можно сравнить с дорогим, но скромным костюмом, а «Стольник» — с экзальтированным, претенциозным и вызывающим прикидом. Мне понятен темперамент его авторов, я к ним отношусь с большой симпатией, но мне кажется, жилая среда в принципе должна быть гомогенна, и претензии на какую-то исключительность не соответствуют современному устройству человеческого общества, где люди вне зависимости от их материального положения равны просто как жители одного города».

Самый имперский. Молочный дом

У создателей был ужасно неудобный участок для застройки — с острым углом в 60 градусов на пересечении Молочного и Бутиковского переулков. В итоге фасад дома прогнулся вальяжной дугой и уступил этот угол парку — прямо как в классической дворцовой архитектуре. При этом минимализм абсолютно лысой, лишенной балконов стены вызывает воспоминания о скупых, застегнутых на все пуговицы парткомовско-райкомовских зданиях. Скорее всего, именно это сочетание роскоши объема и голой плоскости фасада — причина точного попадания дома в пафос путинской эпохи, которая возрождает былую империю. Кроме того, стены цокольного этажа сделаны из стекла. Когда закатное солнце проникает сквозь них, подкова дома словно повисает в воздухе.
Адрес Молочный пер., 1 
Архитекторы Юрий Григорян, «Проект Меганом»
Время 2002 год

Самый необщительный. Подземная вилла-бункер «Трилистник»

Это второе после дома Мельникова в Кривоарбатском переулке одноквартирное жилище в центре Москвы. С первого взгляда эту виллу можно принять за хорошо сохранившийся дот. Это абсолютное, совершенное укрытие. Вилла почти не соприкасается с внешним миром. Над поверхностью земли выступает лишь ее сложная по геометрии прозрачная крыша с большими плоскостями наклонного остекления. Да еще огромное, 5-метровой высоты окно спальни, которое при желании можно закрыть гидравлическими каменными ставнями весом в 800 килограммов. Снаружи вилла кажется неприступной, а внутри нее 4-уровневое пространство — наоборот открытое и раскрепощенное. Сквозь стеклянную стену в прихожей просвечивается вода бассейна. Солнечный свет льется сквозь жалюзи в бассейн и дальше попадает в прихожую, а из нее — в зимний сад.
Адрес Молочный пер., 1а
Архитекторы Юрий Григорян, «Проект Меганом»
Время 2004 год

Самый индустриальный. Лучшая реконструкция

Деловой квартал «Красная Роза 1875» Бывшая шелкоткацкая фабрика Жиро после экспроприации 1919 года стала «Красной Розой». А теперь это деловой квартал. Кроме самой фабрики тут еще и усадьба конца XVIII века, и здание картинной галереи просвещенного капиталиста, и др. Первый офисный центр — теперь он называется «Мамонтов» — сдали в 2004-м. Он был реконструирован так дружелюбно к истории и к современному человеку, что оттуда не хотелось уходить — настолько там было хорошо. Тщательно вычиненный красный кирпич, шедевральный стеклянный витраж во всю стену дворового фасада (проект Наринэ Тютчевой), металлическое парадное крыльцо, сохраненные лофты внутри — это как песня, все в рифму и на своем месте.
Адрес Тимура Фрунзе, 11 
Архитекторы АБ «Рождественка» (первая очередь); бюро Artplay и другие (вторая очередь); «Сергей Киселев и Партнеры» (третья очередь)
Время 2004 год

Самый скромный. Лучшая реставрация с новым строительством. Особняк Свистунова

Героем этой истории стал двухэтажный ампирный особнячок начала XIX века, где жил после отбытия каторги и поселения декабрист Свистунов. Владелец нового офисного здания оплатил любовно сделанную Мудровым реставрацию особняка. А сам офисный центр отступил вглубь от красной линии переулка и сделался лишь скромным фоном для исторического домика. Офисный центр практически самоуничтожился — с переулка виден лишь изогнутый волной стеклянный фасад, в котором отражаются арбатские переулки. В итоге решены три задачи. Сохранен в аутентичном виде небольшой фрагмент, пусть рядовой, но исторической городской среды. Построен новаторский авангардистский дом. Показан пример дружбы очень разных по стилю архитектурных объектов.
Адрес Гагаринский пер., 25
Архитектор Михаил Хазанов
Реставратор Григорий Мудров
Время 2008 год

Самый свободный. Лучший иностранный проект

Новое здание Британского посольства Англичане решили, что Москва для них — довольно южная территория с щадящим средиземноморским климатом, и по строили в очень серьезном месте, почти напротив Белого дома, очень несерьезный, практически пляжный, комплекс. Он состоит из четырех корпусов, которые по форме напоминают то ли пагоды, то ли бунгало. Такой по-британски сдержанной, но при этом свободной архитектуры мы тут еще не видели. Она вежлива, но при этом, как денди, совершенно независима и самодостаточна. Получился легкомысленный привет от бывшей империи империи как бы настоящей.
Адрес Смоленская наб., 10
Архитектор Ahrends, Burton and Koralek
Время 2000 год

Самый раскосый. Жилой комплекс «Посольский»

Подобных окон-параллелограммов в мировой архитектуре еще не было. Есть несколько неаккуратные прямоугольники у Фрэнка Гери. Но так, чтобы целый дом на одном приеме — окон с углами в 76 градусов, — это впервые. На самом деле все просто — соседние дома стоят очень близко, а такие окна не столько обнажают, сколько дробят обзор и защищают от лишних глаз. Тихий, тонкий, спрятанный во дворе «Посольский» дом Скокана признается в любви русскому конструктивизму и следует изобретенному архитектором подходу. Скокан считает, что хорошая архитектура должна быть молчаливой и скрывать свою незаурядность, кивая цитатами на ближних и дальних соседей — мол, вон они какие прекрасные, а я так, просто рядом стою.
Адрес Борисоглебский пер., 13, стр. 3
Архитекторы Александр Скокан, АБ «Остоженка»
Время 2006 год

Юлия Тарабарина главный редактор «Архи.ру»: «Когда этот дом появился, лучшие архкритики дружно определили его как интеллигентский. Он спрятан в глубине двора, окна нервно скошены, а сам он, хотя и сложен, но тих и невелик. К тому же рядом, кроме двух посольств, давших дому официальное название, стоит еще дом Марины Цветаевой. Фасад и правда напоминает рукописные строчки, а еще больше — листок из тетради в косую линейку, свернутый в овальную трубочку замечтавшимся школьником или отвлекшимся от стиха поэтом. Но этим он хорош для экскурсоводов, а для архитектора определенно была важнее аллюзия с домом Мельникова в Кривоарбатском переулке — до него 10 минут пешком. То, что Скокану удалось соблюсти грань сходства-несходства, не превратить дом в копию, сделав точные намеки, и делает его штучным».

Самый субтильный. Башня «ВДНХ»

В контексте лужковской Москвы 2007 года этот дом стал радикальным художественным жестом. А было так. В молодом Советском Союзе существовало такое направление архитектуры — рационализм. Оно не реализовалось, а было как-то обидно съедено историей. В отличие от конструктивизма, который рационалисты, кстати, презирали за стиляжничество и формотворчество. Алексей Бавыкин, построивший башню «ВДНХ», учился как раз у последнего выжившего рационалиста Михаила Туркуса и теперь героически хранит верность этому стилю. И даже придумал ему новое имя — русрац, т. е. русский рационализм. Звучит стремно, но башня у Бавыкина получилась красивая. Особенно прекрасно круглится русрацем фасад со стороны Ботанического сада.
Адрес Сельскохозяйственная, 16, корп. 1
Архитектор Алексей Бавыкин
Время 2007 год

Самый конкурентоспособный. Стадион«Локомотив»

Даже снобы-англичане, глядя на это сооружение, признаются, что сэр Норман Фостер со своим Новым Уэмбли нервно курит. В целом же «Локомотив» самым достойным образом отвечает всем нормам УЕФА и ФИФА. Опять же тут есть элементы роскоши — между верх ним и нижним ярусами расположены остекленные VIP-ложи, которые можно арендовать за 30–50 тысяч долларов в год. Уникальность стадиона — в четырех паучьих ножках-вантах, на которых висит крыша арены. В строительстве мостов такие штуки применяли и раньше, а вот крыши стадионов до «Локомотива» еще никто не подвешивал.
Адрес Б. Черкизовская, 125, стр. 1
Архитекторы Дмитрий Буш и Андрей Боков
Время 2002 год

Николай Малинин, архкритик: «Небоскребу вообще трудно быть красивым. Архитекторы с этим борются: наклоняют свои дома, навешивают на них какие-то блоки, закручивают их жгутом. И уже кажется, что все варианты исчерпаны и сделать красивым прямой высокий дом невозможно. Бавыкин же идет очень простым путем и совершает очередной прорыв. Он соединяет модернистскую идею небоскреба с классическим трехчастным делением фасада. Нижняя часть у него самая большая, дальше — меньше, и потом — самая маленькая. В результате дом по законам перспективы как бы улетает. Знаменитый небоскреб АТТ Филиппа Джонсона в Нью-Йорке тоже хвастался, что в нем есть эта классическая расчлененка, но красоты зданию это никак не прибавляло. А у Бавыкина очень органично работает».

Текст: Галина Данилова, Игорь Шулинский. Фото: Григорий Поляковский

Выиграй приглашение на экскурсию по современной Москве

30 мая 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Красная Москва

Красная Москва

Где можно испытать приятную ностальгию по советским временам.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация