Москва
Москва
Петербург
Женя Любич: «В песнях я делюсь самым сокровенным»

Женя Любич: «В песнях я делюсь самым сокровенным»

«Российская Франсуаза Арди» рассказала «Собаке.ru» о своей звездной болезни.
Сингл Russian Girl открыл слушателям состоявшуюся артистку: негромкие лирические песни Любич напоминают репертуар Франсуазы Арди и лучшую советскую киномузыку. Не за горами выход дебютного альбома, записанного в Париже с музыкантами группы Nouvelle Vague, которая постпанк и «новую волну» заставила звучать как бразильский карнавал.

- Если ознакомиться с вашей биографией, создается впечатление, что это случай или большой удачи, или безостановочной тяжелой работы. Что будет точнее?


- Не без элементов везения, конечно, но и не без усилий. Лет в двенадцать я начала заниматься классическим вокалом, выступала за рубежом, стала лауреатом городского конкурса. У моей преподавательницы было такое высказывание: «Рок-музыка – это жвачка, а вот классика – это настоящая вкусная еда». Я доверяла ей, собиралась поступать в консерваторию, но спустя пару лет у меня стали появляться другие мелодии, в них я почувствовала свою силу и стиль. Самое главное – я призналась себе еще в детстве, что меня ничто не увлекает так сильно, как музыка. Во время учебы в Смольном институте я создала команду КВН «Простофилы», где мы пели пародии на Земфиру и «Дискотеку Авария» вместе со Всеволодом Москвиным, лидером известной нынче группы «Глом!». А в 2008 году, когда в Петербург приезжали Nouvelle Vague, передала их лидеру Марку Коллену диск со своими песнями, и вскоре он позвонил мне с предложением приехать во Францию. Будто меня кто-то вел по жизни, наставлял. Бывают, конечно, полосы грусти и невезения, но, если честно, именно в эти моменты я пишу, возможно, свои самые лучшие и красивые песни.

- В том, что вы делаете, чувствуется серьезный бэкграунд. Какая музыка отразилась на сочинении собственных песен?

- Музыка утра, вечера и ночи, музыка моего настроения, шум города или его молчание. В доме с детства звучали The Beatles, Кэт Стивенс, Леонард Коэн. Меня завораживали Джонни Митчелл, Тори Амос, Сюзан Вега. Русские песни возникали все больше из фильмов – удивляли, смешили, трогали. Помню, впервые смотрела «Три тополя на Плющихе», и меня захлестнула «Нежность» в исполнении Майи Кристалинской. Сочетание четкой композиторской логики и чувственной природы этой песни дает ощущение ее бесконечности. Вообще, я думаю, что моя музыка довольно кинематографична. У меня есть песня «Семнадцать мгновений», где я цитирую таривердиевский мотив, и хотя она совсем о другом, моей истории задается иное измерение.

- А прививка постпанка и нью-вейва от Nouvelle Vague как-то сказалась?

- Конечно. Вместе мы сделали диск «3». Мне стали близки Depeche Mode, Taxi Girl, Wire, The Smiths. Не только потому, что я исполняла их песни с Nouvelle Vague, а еще и потому, что в самих оригиналах невероятно много дерзости и пространства для воображения, так что они служат мощным импульсом для творчества. Мне нравятся правила этой игры, где за кричащей формой и протестной позой – неожиданно тихое и даже горькое содержание. Скажем, такой парадокс, как Love Will Tear Us Apart – «Любовь растерзает нас» Йена Кертиса из Joy Division.

- Насколько легко удается быть искренней в песнях?

- В песнях все по-настоящему, я делюсь самым личным и сокровенным. В этом есть какая-то странность, потому что такой дневник обычно прячут. Чем запутаннее ситуации, тем сложнее рисунок, который остается внутри. Я показываю свои зарисовки, вынимаю истории из сундука собственных переживаний – по большей части реальные, из жизни.

- Какие качества помогают вам достичь поставленных целей?

- Моя сильная сторона, как ни банально, в моей слабости. Я заметила, что когда ставлю перед собой какую-то цель, составляю план работы, то сразу возникает много препятствий и, скорее всего, я не доделаю что-то до конца. Но стоит мне внутренне отказаться от своих желаний, не думать о целях, тут же все начинает происходить само собой. Я доверяю судьбе и не пытаюсь контролировать происходящее. Наверное, поэтому я не разрабатываю стратегий, а мое руководство к действию – это интуиция.

- В процессе записи альбома вы определились с нишей, которую хотели бы занять в музыке?

- Альбом пишется во Франции, думаю, что очень скоро он выйдет в свет. Продюсируют его, так же как и ЕР Russian Girl, Марк Коллен и другие музыканты из Nouvelle Vague. Написано очень много песен, которые я не могу объединить одним словом. Мне близок шансон во французском значении, нравится камерная поп-музыка. Мои песни «Галактика» и «Футболка» находятся в разных измерениях. Просто кто я такая, до конца не знаю даже я сама.

- Интерес к вам сегодня таков, что, похоже, все ждут вспышки новой звезды, не меньше. У одного из моих коллег не так давно уже мелькнуло выражение «Женя Любич зазвездилась».

- Действительно, в последнее время у меня много интервью, концертов, но в моей жизни – может, к счастью – пока ничего не изменилось. Мне сложно сказать, почему возникает такой интерес к моему творчеству. Я могу только проследить последовательность событий, которая привела к сегодняшней ситуации. Да, а коллеге передайте, что зазвездилась совсем, просто «Милки вей»! Того и гляди зажжется, готовьте огнетушители.

Интервью: Макс Хаген. Фото: Дмитрий Иванов

27 апреля 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация