Кеннет Брана: «У Шекспира тоже фантастики хватало»
Снимая в Голливуде блокбастер «Тор» по марвеловскому комиксу, режиссер все равно не мог забыть любимого автора.

Как вы, заслуженный шекспировский актер и постановщик, дошли до экранизации комикса?

Была пара причин. Во-первых, я был знаком с этим комиксом, а во-вторых, меня привлек масштаб. Снять блокбастер — по мне, это настоящий вызов, особенно учитывая, в каком мире мы теперь живем: цифровые камеры, компьютерные спецэффекты. Они и упрощают, и усложняют работу режиссера — мне пришлось многому научиться.


Что было сложнее всего?

Первоисточник, комикс, — это и фантастика, и приключения, и фэнтези, и семейная сага, и батальное кино. Сложнее всего было свести все эти элементы воедино, соединить очень пафосные, серьезные эпизоды в Асгарде и более легкие, во многом смешные сцены на современной Земле. Словом, самым трудным было найти баланс.


А это же была ваша идея — ввести сцены, происходящие в наши дни?

Знаете, набив руку на экранизациях Шекспира, я как никто, наверное, могу сказать, что отдаленное место и время действия, то, что герои нереалистично выглядят и говорят, может отпугнуть зрителя. Так что мне хотелось начать фильм в современности, в знакомом каждому мире — и появление в нем персонажей из другой реальности создавало драматическое и комическое напряжение. Это столкновение миров, столкновение настроений, по-моему, очень увлекательно.


Как вы нашли Криса Хемсуорта?

Нам нужен был человек не только физически сильный, чтобы справляться с многочисленным экшеном, но и способный по-настоящему играть — и держаться на уровне в одних сценах с Энтони Хопкинсом или Натали Портман, например. Первоочередной задачей было сделать так, чтобы этот полуголый качок не выглядел идиотом. В начале фильма мы видим его беззаботным персонажем, не задумывающимся о последствиях своих действий. Но потом он должен завоевать любовь и уважение зрителей — смелостью, чувством юмора, человекоподобием. Такой путь воина, если хотите.


Вот и шекспировские нотки.

Да, в каком-то смысле Тор в чем-то похож на шекспировского персонажа — особенно вначале, когда он отвергает отца, отвергает традиции и других богов лишь от осознания своей невероятной мощи, от юношеского упоения ей. И нам было необходимо уязвить его гордость, чтобы заставить его развиваться в лучшую сторону — примерно то же Шекспир делает, например, с Кориоланом. Да и фантастики Шекспир не чурался: «Гамлет» целиком построен на появлении призрака, в «Макбете» действуют ведьмы, а в «Буре» Ариэль летает по всему острову.


А почему вы сами не стали сниматься в «Торе»?


У меня было поначалу такое желание, но, знаете, тогда бы я совсем лишился сна. Забот хватило по горло и без этого.

Персоны

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...