Семьи против детей
2008 год указом президента объявлен годом Семьи. Однако в Москве растет и ширится движение child free.
В продолжение нацпрограммы по увеличению рождаемости наступивший 2008 год указом президента объявлен годом Семьи. Однако в противовес демографическому оптимизму в Москве растет и ширится движение child free: его адепты не против семьи, но против детей как таковых, мол, пусть живут, но как бы поодаль, нас не касаясь. Наиболее агрессивные чайлдфристы намеренно не уступают места в транспорте будущим мамашам и отказываются ехать в купе с жеребенком, как они называют дитя любого пола. Среди самых распространенных аргументов в пользу семей, которым дети не нужны, — стремление пожить в свое удовольствие, без выноса горшков и ночных визитов к педиатру. «Мы рождены для наслажденья», и все тут.

Многие намеренно не заводят детей до того момента, пока не испробованы до дна все пороки молодости: беспорядочные половые связи, увлечение водочкой, наркотиками и романами Пелевина. Некоторые планируют завести детей на старости лет, причем не своих, а чужих. Прийти, так сказать, на готовенькое. Какова бы ни была аргументация, исход у всей этой диалектики один: европеоиды рожают детей меньше и меньше. Озабоченные демографическим кризисом российские власти теперь предлагают деньги за второго ребенка, впрочем, сумма такая смешная, что ее едва хватает на подгузники.

Меж тем именно child free движение — самая здоровая из актуальных инициатив. Больная экология, войны, глобальное потепление и прочие беды — все это прямое следствие неуемной тяги человека к размножению. Глобус совершенно очевидным образом не выдерживает такого количества народа, он больше не хочет быть «планетой людей». Одна модная русская дама недавно объясняла мне, отчего в России рождаются красивые дети. Оттого, считает она, что «дети происходят уже не по плану, а по любви».

Таким образом, наша как бы правильная культура рождения детей «по случаю» противопоставлена как бы неправильной европейской культуре «по взаимной договоренности, с умом, ну и по любви, разумеется». Но «по любви» получаются не только красивые дети. Изготавливая очередного несчастного постояльца детского дома, увлеченная сексуальным экстазом бомжатина уверена, что действует исключительнопо любви и только во имя всеобщего блага.

Если вдуматься, вызывающие резкую критику даже в либеральном западном обществе семьи child free подходят к этому вопросу гораздо ответственнее: изготовление ребенка для них — крайнее проявление чувства и возможно, только когда станет совсем уж невмоготу.