Москва
Москва
Петербург
Путеводитель по «Красному Октябрю»

Путеводитель по «Красному Октябрю»

Time Out постучал в каждую дверь первого клубного района Москвы.
Еще года три назад, предложи вы «А поехали на “Красный Октябрь”!», вас бы не поняли и посмотрели косо. Закрытый от посторонних глаз фасадом Дома на набережной полуостров с несколькими архитектурными памятниками и краснокирпичной шоколадной фабрикой был, говоря языком девелоперов, ghost side — слепым пятном в самом центре города, про которое никто ничего не мог сказать толком. Слухи о переезде шоколадной фабрики начали сбываться в полном соответствии с теорией и практикой джентрификации. Заброшенные, как правило, бывшие индустриальные районы сначала оккупируются художественной богемой, а позже привлекают внимание серьезных инвесторов. Таким путем прошли нью-йоркские Челси и Meatpacking Dictrict, лондонские Шордич и Canary Wharf, московские «Красная Роза» (оттуда, правда, художников уже повыгоняли, заменив галереи на офисы), «Арма» и «Винзавод». Дошло дело и до «Красного Октября».

Первыми признаками той самой джентрификации в 2005—2006 годах стали мастерские художников, открытые под покровительством галериста и ресторатора Евгения Митты в бывших гаражах «Красного Октября». Позже они получат название «Арт-Стрелка», а еще позже будут вытеснены инвестором Александром Мамутом и его командой с проектом Strelka, который покажется хозяевам острова более выгодным. Но это будет потом. А пока в феврале 2007-го засияло огнями первое публичное место на острове — клуб «Rай». Уже летом вся медиа-Москва проводит модные съемки в полуопустевших цехах с еще невыветрившимися запахами карамели и шоколада. Первым крупным и по-настоящему светским событием на «Красном Октябре» осенью 2008 года становится выставка Ларри Гагосяна и Марии Байбаковой «То, что вам предстоит». Чуть позже в этом же помещении карамельного цеха откроется галерея Baibakov Art Project и всем, в общем-то, станет понятно, что именно предстоит острову. Галереи, кафе, рестораны, магазины, студии и офисы стали медленно, но верно заезжать на «Красный Октябрь». В результате на сегодняшний день свободных и никем не арендованных мест не осталось: некоторые перекупают права на уже открытые заведения, другие терпеливо стоят в списках ожидания на аренду. Меньше чем за два года некоторые заведения уже успели открыться и закрыться, другие — стать центрами ночной, культурной или гастрономической Москвы. Что впереди? Мало кто из арендаторов может ответить на этот вопрос.

Но в том, что через три года после старта арендного плана (как оговорено в контрактах) никого с острова не выселят, уверены почти все. По крайней мере, пока клуб «Rай» работает, можно жить спокойно.


Strelka — институт медиа, архитектуры и дизайна
Институт Strelka — это бывшие фабричные гаражи, в которых теперь размещаются два этажа мастерских, три аудитории, один зал, библиотека и лекторий-кинозал под открытым небом. Презентация выпускных работ 35 первых студентов состоится в июне этого года. По сути «Стрелка» — это курсы повышения квалификации для тех, кто уже имеет высшее образование. Здесь не выдают сертифицированных дипломов и не обещают работу на выходе. Считают, что репутация заведения когда-нибудь будет стоить дороже любого диплома. А пока что преподавательский состав, в большой степени иностранцы, учит ставить цели и решать глобальные проблемы в локальном контексте. Проблемами здесь считают все, что так или иначе связано с урбанистикой и градостроительством, новыми типами медиа и коммуникаций, дизайном. Международный опыт привлекается не просто так: несмотря на локальность проблем, своего опыта для их решения пока не очень хватает.

Кроме этого, летом на «Стрелке» действует общедоступная образовательная программа в виде лекций, показов и мастер-классов. Несмотря на то что первый год существования получился экспериментальным, за лето сквозь «Стрелку» прошло 50 тысяч человек. Учитывались ли при подсчете гости пятничных вечеринок Sexy Piano Bar, не уточняется.


Бар Strelka
Инвестиции Александра Мамута и Сергея Адоньева хоть и велики, но не бесконечны. А значит, чтобы и впредь можно было бесплатно сидеть на деревянных ступеньках амфитеатра «Стрелки» и слушать лекцию или смотреть кино, кто-то должен за это заплатить. Одним словом, все, кто летом грелся в шезлонгах на террасе бара с лимонадом в руке или плясал под Tesla Boy, так или иначе помогали окупить образовательные программы института «Стрелка». Такой вот круговорот, при котором все остаются довольны. Ведь никаких денег не жалко за тот самый вид на Москву-реку и храм Христа Спасителя, особенно если от этих денег кто-то еще становится умнее.


Александр Савицкий, студия компьютерной графики «Трехмер»: Проблем с парковкой можно избежать, если приехать пораньше утром. В 10-11 место для машины можно найти без проблем. Технически здесь не все благополучно, но с учетом хороших условий аренды готов мириться даже с протекающими трубами.


«Бонтемпи»
Ресторан «Бонтемпи» занял одно из самых старых зданий на «Стрелке». Когда рестораторы Митя Борисов и Дмитрий Ямпольский затеяли строительство, помещение было крайне запущено — дыра в полу и воды по колено. Зато соседи по острову уже вовсю строили «Стрелку», редакции журнала «Сноб» и телеканала «Дождь» паковали коробки, чтобы переезжать сюда же, а у братьев-художников Тотибадзе была здесь мастерская. Одним словом, было очевидно: место хорошее, надо брать. А тут еще и окна с идеальным видом на реку, откуда ни посмотри, два этажа и много света. Почему ребята открыли гастрономический ресторан, а не очередную питейную, объясняет сам Ямпольский: «Место главным образом про еду и атмосферу, а не про привычный угар — это наша собственная потребность. Со времен “Жан-Жака” и “Джона Донна” мы сами немного подросли, и, как бы ни захотелось, второго “Проекта О.Г.И.” у нас бы уже не получилось».

Кроме того, что название ресторана в переводе с итальянского означает «хорошие времена», это еще и фамилия шеф-повара. Валентино Бонтемпи родом из Северной Италии и южноитальянскую кухню не признает (еще бы, хорошо приготовить косулю — это вам не камбалу поджарить). Впрочем, сам он с удовольствием делает и то и другое. Четыре года Валентино руководил кухней «Сеттебелло», издавал кулинарные книги, отвергал одно за другим предложения о работе, пока не встретил Ямпольского с Борисовым, которые позволили ему наконец делать то, что он действительно любит: хорошую домашнюю итальянскую еду за вменяемые деньги. А заниматься этим на острове, где много лет подряд делали сладости (повар профессионально называет конфеты фабрики «Красный Октябрь» одним словом «еда»), для Валентино вдвойне приятно.


Бар «Заря», гостиница «Заря»
Первое время ходили слухи, что бар и гостиница, принадлежащие одному владельцу, делят одно помещение не случайно. Искали подвох, но так и не нашли — почасовая аренда здесь не предусмотрена. Сюда селятся гости галереи «Победа», института Strelka и прочих соседских мест. Даже сотрудники близлежащих офисов и мастерских иногда остаются здесь ночевать, если сил добираться домой после работы совсем нет. Тем более что мало кто из них может похвастать видом на храм Христа Спасителя из окон своего дома. На выходных в гостинице действует система скидок. Таким образом заведение приносит извинения за шум в виде выкриков таксистов и нетрезвых песен ночных гуляк. А в баре «Заря» когда-то находился актовый зал со сценой и стульями. Теперь здесь выпивают те, кому не по карману Daddy’s Tarrace и кого не пустили в «Rай».


Дмитрий Ямпольский, «Бонтемпи»: Я не вижу проблем с дорогой сюда. Внутри острова есть платная стоянка, а через мост перейти — одно удовольствие. Кто знал Потаповский переулок до появления «Проекта О.Г.И.?» Думаю, что выбор места для ужина не зависит от его расположения. В хорошее место поедут, сколько бы пробок ни пришлось отстоять.


Dome
Популярная практика дружеских воскресных обедов дошла и до «Красного Октября». Раз в месяц арт-директор Первого канала Евгений Райцес и бренд-шеф ресторана Dome Андрей Рывкин на два дня оккупируют кухню Dome вместе со всей его командой и готовят обед на 50 человек из 10—12 блюд. Начинают в субботу утром с закупки продуктов, потом всю ночь делают заготовки, чтобы ранним воскресным утром уже стоять у плиты. Меню, форма пригласительных, посуда, подходящее по случаю вино обсуждаются заранее. Некоторые рецепты Андрей и Женя отрабатывают дома не один раз, прежде чем в назначенный день в зал вынести плоды своего энтузиазма под взоры 50 пар голодных глаз. Несмотря на то что в этот день за общим столом собираются, как правило, друзья и знакомые Евгения и Андрея, шанс попасть сюда все-таки есть: нужно забронировать место на facebook-странице «Воскресные обеды».
В остальные дни Dome — это ресторан, ночной клуб и кинозал, где показывают редкое кино и можно заказать еду из ресторанного меню.


«Продукты»
К выходу номера в печать этому месту на «Красном Октябре» едва исполнится 3 недели. В двух небольших залах нет ничего, кроме собранных по голландским блошиным рынкам столов, стульев, кресел и настольных ламп. С дизайном помогала студия «Мел», там же изготовили для ресторана стеклянные люстры, чем-то напоминающие округлые трехлитровые банки, перевернутые вверх дном. Здесь всегда тихо и можно разговаривать ночь напролет, угнездившись в огромном старинном кресле. В каждом разделе меню пока что не больше трех позиций. Зато отвечают за них сразу два итальянца. Честная домашняя неаполитанская еда — вот так скромно они называют вкуснейшие в городе тирамису и тыквенный суп. Наверняка по причине той же скромности ресторану не хотели давать название, но потом все же решили, что продукт воображения, в котором готовят продукты питания, должен все-таки обрести свое имя.


Антон Гречко, «Студия Антона Гречко»: Летом я за 5 минут доезжаю до «Красного Октября» на мотоцикле, а зимой у меня есть личное место на парковке. Когда я иду на работу пешком, то беру с собой свою собаку, хаски. Охранники ее знают и любят, поэтому я не боюсь отпускать ее бегать по этажам.


Боксерский клуб «Октябрь»
Идея создания боксерского клуба зародилась у Елены Маловой полтора года назад, в разговоре с дочерью, молодым поколением, понимающим толк в приятном и полезном времяпрепровождении. Бокс так бокс. Елена изучила, как подобные клубы устроены в Лондоне и Нью-Йорке, и стала искать помещение в Москве. Брутальные кирпичные стены старой фабрики подходили идеально. Несмотря на проблемы с трубами и проводкой и скептическое отношение к «Красному Октябрю» как к кластеру, Елена довольна расположением и к лету планирует открыть в боксерском клубе бар. Открыла бы и ресторан, но нет времени сделать все идеально, а по-другому Елена не хочет, да и не умеет.
Елена Малова, боксерский клуб «Октябрь»: Москва архитектурно очень раздраена. Таких мест, как «Красный Октябрь», мало. Поэтому что бы здесь ни открыли, все равно люди сюда приедут. А пробки и большое количество машин на острове — это все миф, меньше слушайте, что пишут журналисты.


Funky Mama и Glazur
Примерно половина жителей Москвы с активной жизненной позицией навсегда запомнит эти два слова благодаря СМС-рассылке, которую иначе как спамом никто между собой не называет. Атака начинается в пятницу вечером в виде двух СМС-сообщений, падающих одно за другим с подробным описанием ночной программы обоих клубов (владельцы ведь одни и те же), и заканчивается в воскресенье. Попав в списки рассылки, удалиться из нее не представляется возможным, и единственный выход — поменять номер телефона. Что касается самих заведений, то Glazur — это afterparty-клуб, принимающий желающих танцевать под тек- и электро-хаус с 3 и до 10 утра. И если «Глазурь» — клуб для более или менее взрослой публики, то в ее младшем брате Funky Mama сложно встретить кого-либо старше 25 лет. И открываются они по сравнению с «Глазурью» в «детское» время — график работы с 11 ночи до 6 утра.


Русская улица
История Алисы Латье напоминает сюжет из девичьих сказок: поехала учиться в Италию, встретила там бизнесмена-француза, вышла замуж, вернулась с ним в Москву, где открыла магазин русских дизайнеров «Русская улица». Здесь за вменяемые деньги продают платья, клатчи и броши, придуманные молодыми русскими дизайнерами и обязательно сделанные в пределах территории РФ. Алиса борется со стереотипами, что дизайнерский предмет — это предмет дорогой, что русские хуже итальянцев и что вещь без известного логотипа — плохая вещь. И радуется, что русские девушки, в отличие от французских, могут потратить всю зарплату на новое платье. Иначе для кого бы шили все шестьдесят три дизайнера из ассортимента «Русской улицы»?


CheapTrip
Туристическое агентство, известное горящими предложениями и многочасовыми очередями. Съездить в Египет в 5-звездочную гостиницу за 89 долларов — вовсе не миф. Правда, вылетать придется если не сегодня, то завтра. И если повезет, гостиница действительно окажется 5-звездочной. Как правило, везет, потому что свои непроданные туры «Чиптрипу» сливают туристические агентства с проверенной репутацией, которым просто не выгодно демпинговать и так сильно занижать цены. Здесь же можно найти попутчиков, поделиться впечатлениями о поездке или просто полюбоваться отличным видом на Москву.


Rай
Когда в феврале 2007 года в темноте никому не известной Болотной набережной засверкал вход в клуб «Rай», ничто не предвещало «Красному Октябрю» той судьбы, которая постигла его тремя годами позже. План был совсем другой. Шоколадная фабрика готовилась переезжать, а на ее месте собирались возводить жилой комплекс и продавать в нем квартиры по сумасшедшим ценам. Для подогрева интереса к острову с его манящими перспективами здесь и возник коммерческий клуб «Rай» — факультет невест и проверка экспатов на прочность. Но грянул кризис, с жилым комплекcом пришлось повременить, а опустевшие цеха фабрики так и просились приносить хозяевам пользу. Тогда их и стали сдавать под галереи, бары, рестораны и офисы, составив тем самым «Rаю» неплохую компанию. Разумеется, про то, что клуб несколько раз хотели закрыть, ни через два, ни через четыре года никто и не вспомнил. Более того, совсем скоро его расширят, пристроив сбоку караоке с одноименным названием.


Галерея «Победа»
Переезд галереи «Победа» с «Винзавода» на «Красный Октябрь», если верить хозяйке Нине Гомиашвили, носит исключительно личный характер. Нина родилась и выросла в Доме на набережной, играла с друзьями в казаки-разбойники на территории завода, получала от умиленных грузчиков конфеты и при первой же возможности вернулась в «намоленные места». Не слушая советов Ольги Свибловой сколоть белую кафельную плитку, Нина оставила пол и стены в цехах разливки глазури нетронутыми. С огромным щитом с надписью «Подача глазури», к сожалению, пришлось расстаться — его увезли на новое место обитания фабрики. Все бы хорошо, если бы не пыль и грязь от соседей, которые все время что-то строят: Дубосарский никак не закончит свою мастерскую, «Мао» закрылся на ремонт и напротив тоже что-то опять штукатурят. На планах галереи все это, ровно как и жалобы гостей на неудобную лестницу, никак не сказывается. В ближайшем будущем Нина привозит к себе «групповую грузинскую фотографию», делает совместно с Музеем современного искусства выставку Майкла Кенны и с проектом «Четвертая высота» собирается принять участие в нью-йоркской арт-ярмарке Volta.

Нина Гомиашвили, галерея «Победа»: Временность аренды меня не пугает. Галерея — это цирк-шапито: сложил свет, снял работы, пошел в другое место. Работая на «Красном Октябре», можно никуда больше не ходить. Фотографы, приезжающие с выставками, селятся в соседнем отеле «Красная Стрела», едят в «Бонтемпи» или «Арт-Академии», вечером тусуются здесь же в клубах. Кстати, очень рекомендую студию йоги Нараяна. Кроме хороших педагогов там еще и роскошный вид на Москву из угловых окон.
«Арт-Академия»
«Арт-Академия» — результат дружбы Евгения Митты и основателя ресторанной сети «Академия» Игоря Витошинского, помноженной на любовь к искусству. Игорь покупал для личной коллекции работы современных художников в галерее Митты Papperworks (впрочем, не только там), а Митта тем временем тренировался в ресторанном бизнесе на «Луче» и затевал галерею «Арт-Стрелка» на «Красном Октябре». Из-за грандиозных планов Мамута и команды на строительство института Strelka галерее Митты пришлось потесниться. Именно тогда приятели решили объединиться и открыли ресторан-галерею «Арт-Академия». Когда Витошинскому предлагали на выбор старое полуразрушенное помещение на «Красном Октябре» или этаж в новеньком бизнес-центре на улице Усачева, Игорь — бизнесмен по духу — был всеми руками за Фрунзенскую. Там и проходимость в рабочее время больше, и возможность для летней террасы была, и прибыль по первоначальным подсчетам могла бы быть в разы выше. Но сейчас Витошинский доволен: чуда не произошло, но и в убыток никто не работает. Да и публика ему нравится: здесь не встретить туристов в шортах и с фотокамерами наперевес, как, например, в «Академии» на Волхонке, или только что проснувшихся жителей Патриарших прудов, спустившихся позавтракать в «Академию» на Бронной. Только яркие, деловые, творческие, активные. Ну и «девочки из Татлера», как в двух словах называет Витошинский нашего брата-журналиста. Сам Игорь мечтает о том дне, когда в «Арт-Академии» не придется ничего дегустировать, и он заглянет наконец к соседям Мите Борисову и Диме Ямпольскому в их «Бонтемпи» на голодный желудок. Ведь к шефу «Бонтемпи» Валентино по-другому заходить не имеет смысла.

Игорь Витошинский, «Арт-Академия»: Иногда работать бывает очень трудно, ведь у большинства акционеров «Красного Октября» до сих пор сохранилась советская закалка. Выселения я не боюсь, ведь чтобы что-то сдвинулось в нашей стране, нужно очень постараться. Никто через три года нас отсюда не выгонит. Должно приехать полстраны китайцев, чтобы выселить всех за раз и перестроить весь остров одним махом.


«Боевые Слоны Блогистана»
Если вы решили открыть заведение и вам нечего предложить — только и остается, что подогревать интерес заранее всеми возможными способами. Так случилось и с «Блогистаном», сайт которого долгое время принимали за очередной мифический блог вроде «Лепрозория». На деле «Блогистан» оказался темным и неуютным кафе в одном из подвалов «Красного Октября» с неприлично непрофессиональными официантками и посредственной едой. От разгадывания загадок, зачем, скажем, в соленый салат класть кислые куски лайма, то и дело отвлекают девушки и юноши, поочередно предлагающие сыграть с ними в мафию. Выходя из «Блогистана», начинаешь благодарить официантку, что все-таки донесла наконец счет, и бог с ней, со сдачей, ибо сил нет больше ждать, дожевывая лайм и отбиваясь от социально активных завсегдатаев.


«Переговорная 17»
«Переговорная 17» — это открытое рабочее пространство, трансформирующееся в переговорную, мастерскую, лекторий, кинозал или помещение для показов, съемок и вечеринок. Придумали «Переговорную 17» девушки из графического бюро Ivaproject Даша Васильева и Ольга Петрова, архитектор Екатерина Виноградова и дизайнеры Владимир Тилинин и Анна Черных. Среди прочих событий в «Переговорной» проходила подготовка к показу выпускников Британской школы дизайна, backstage и avterparty. В ближайшем будущем под маркой «Переговорной 17» заработает магазин, где планируют продавать декоративные предметы интерьера, мебель и одежду.

Даша Васильева, «Переговорная 17»: Кроме прочных столетних стен все остальное на «Красном Октябре» очень нестабильно и неорганизованно.





«Контора»
В ресторан «Контора» ведут старая лестница с деревянными перилами, выложенный пятиугольничками метлахской плитки белого и коричневого цвета пол, и тяжелая деревянная дверь со стеклянными витражами. И лестница, и плитка, и дверь еще помнят стоящий здесь запах шоколада, пусть вели они не в какой-нибудь карамельный цех, а в административную часть завода. Отсюда и название — «Контора». От присутственного места советских времен «Контору» отличают игры в мафию и крокодила по вечерам, показы фильмов в отдельном зале и уроки фокстрота и танго по воскресеньям. В остальном ассоциации самые привычные: аскетичная деревянная мебель, паркет «елочкой», настольные лампы, явно собранные по московским комиссионкам, широченные подоконники, за которыми можно сидеть, глядя на реку, и полное отсутствие каких-либо излишеств. «Редакции портала Openspase, сидящей на этаж выше, повезло больше, — сетует Сергей Семенов, владелец “Конторы”, — у них на окнах сохранилась старинная фурнитура. Наши же рамы лет десять назад вынесли на помойку, заменив на стеклопакет». Но больше всего Сергей заботится о том, чтобы людям было максимально комфортно. Ему это удается, потому что здесь никому нет дела до того, во что вы одеты и чем занимаетесь. Главное — накормить вас вкусно и недорого. Сырники и каши на завтрак по 100 р. действительно отменные и стоят отдельных похвал.

Сергей Семенов, «Контора»: Основная проблема — это парковка и трафик. Один из планов управляющей компании — превратить остров в пешеходную зону. Я только «за». Можно построить парковку рядом с островом, а пока для начала сделать платный въезд — так машин хотя бы станет меньше. И повесить по всему городу рекламные щиты: «Мы решили вопрос с пробками. Красный Октябрь». Вот была бы рекламная кампания!


Progressive Daddy, Daddy’s Terrace
Задуманный в ноябре 2009 года как суперзакрытое заведение, сейчас ресторан и клуб Progressive Daddy пускает если не всех, то почти всех. Главное — быть старше 21 года и хорошо одеваться. Летняя терраса Daddy’s Terrace уже успела посоперничать со «Стрелкой» за звание лучшего вида на Москву, а кухню, которая с четверга по воскресенье работает с 4 до 11 вечера, помогал ставить Анатолий Комм. Совсем скоро, как чуть-чуть потеплеет, ресторан будет работать семь дней в неделю. Сейчас у клуба появились новые промоутеры. Говорят, что это «выпускники» школы Синиши Лазаревича. То ли еще будет!


Бар «Белка»
«Посетители бара “Белка” — люди успешные, — рассказывает владелец бара Ованес Погосян, — а успешные люди — это те, кто не курит и много путешествует». Так что если вы вдруг курите и не путешествуете, потому что, скажем, много работаете, то в «Белке» вам делать нечего — тут таких не любят. В том случае, если вы все же соответствуете критериям Ованеса, пробивайтесь через верзил-охранников, занимайте места в зале с бархатными портьерами, хрустальными люстрами, стразами на креслах и лилиями на столах и наслаждайтесь видом на парковку и макушку Петра I, торчащую из-за строительного забора.


Центр фотографии имени братьев Люмьер
Фотогалерея имени братьев Люмьер больше 10 лет уверенно занимала место в Центральном доме художника. Ровно столько же лет куратор Наталья Григорьева мечтала о собственном помещении. Потому что в ЦДХ все устроено просто: есть свободные площади под выставку — пожалуйста, устраивайте что хотите, а нет — значит придется подождать. Работы русских и советских фотографов томились в фондах, устраивать выставки так часто, как хотелось бы, не получалось. Поверив арендодателям, что когда-нибудь в помещениях пустого завода закипит жизнь, Наталья переехала из ЦДХ, оставив там галерею, в тысячеметровое помещение, теперь именуемое Центром фотографии. Сейчас Наталья признается, что лучшего варианта для расширения невозможно было представить. Вокруг вода и история, которую нельзя не чувствовать, будучи москвичом. Случайных людей, зашедших в галерею по пути с меховой выставки-ярмарки, как часто случалось в ЦДХ, здесь не встретить. Люди знают, зачем перешли через реку и переступили порог галереи. А то, что нагулявших аппетит за двух-трехчасовые просмотры экспозиций гостей есть где накормить, Наталью только радует. Хотя сама она так нигде на «Красном Октябре» и не побывала.

Наталья Григорьева, Центр фотографии имени братьев Люмьер: С навигацией надо что-то делать. Но когда все исправно платят аренду и грызутся за право снять помещение — какой смысл улучшать условия? А пробки — они везде. В каждом районе центра есть свой «Каменный мост». А на «Винзаводе» что, есть где парковаться?


Rolling Stone Bar & Tattoo
История вечеринок в клубе Rolling Stone, гремевших этим летом и осенью, начиналась с огромного желания Игоря Ланцмана совместить бар с тату-салоном. Однажды он увидел объявление об аренде помещений на «Красном Октябре» и понял — вот его место. Через два с половиной месяца бар был полностью готов. Правда, названия не было. «Я ехал в машине, и мой взгляд упал на собственную футболку с надписью “Rolling Stone”. Доехал до ближайшей заправки, купил журнал, позвонил в редакцию и попросил о встрече. Их первый вопрос был, знаю ли, сколько стоит открыть в Москве бар. Но бар был уже открыт, и через 10 дней на нем уже висела вывеска “Rolling Stone”», — рассказывает Игорь. Следом за вывеской появились обложки журнала на стенах и подаренный друзьями игровой автомат с портретами героев сериала «Клан Сопрано». Подтянулись хорошо одетые люди, знающие толк в ночной жизни, девушки шеренгами выстроились на барной стойке, отплясывая под хиты девяностых и нулевых. Тату-салон, впрочем, просуществовал недолго: как оказалось, соединить питейное заведение с медицинским не так-то просто.


Forma Photo Place
На месте фотостудии когда-то был столярный цех. Чтобы начать строительство, пришлось избавиться от 12 столярных станков, снять со стен 10 сантиметров штукатурки и вывезти несколько мешков опилок. Если учесть, что зданию 140 лет, 60 из которых в нем стругали дерево, то все не так уж и плохо сохранилось. Сейчас в фотостудии установлена одна из лучших в городе систем освещения Broncolor, сюда приезжают делать съемки почти все модные журналы страны, а летом при студии работают кафе и бар. В планах — расширить кафе, вписав его в пространство студии, и устраивать частные вечеринки в студии по поводам и без.

Галина Шонаева, фотостудия ISO: Раньше здесь располагался цех с котлами, в которых варили шоколад. Главное, что нас радует в этом помещении сейчас, — это 6-метровые потолки. Для фотостудии это самое важное.


11 февраля 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

История «Красного Октября»

История «Красного Октября»

За более чем вековое существование «Красный Октябрь» занял прочное место в сознании москвичей как важная часть города.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация