Брайан Ино: «Мне нравится быть тем, кто запускает процесс»
Time Out поговорил с мэтром о вечном движении вперед и неразрешимых загадках искусства.
Человек ренессансного масштаба, зачинщик эмбиента, продюсер множества музыкантов от Talking Heads и Боуи до Coldplay и «Звуков Му», гениальный музыкант, мыслитель и пророк в рамках стартующего на этой неделе фестиваля «Yota Space» прочтет в Питере лекцию на тему «Что такое культура и зачем она нам», а также покажет свой проект «77 Million Paintings».


Что вы думаете о растущем интересе к публичным лекциям?

Для меня такие лекции — возможность заявить во всеуслышание о своих мыслях. Лекции в России, где мы можем более-менее открыто обсуждать любые вопросы, как минимум дают обществу очень важную возможность услышать другого, согласиться или поспорить с ним.

На фестивале аудиовизуального искусства «Yota Space» будет представлена ваша работа «77 Million Paintings». Как появилась ее идея?

Я прогуливался неподалеку от своего дома в Лондоне. Было темно, светились только огни в домах. Я заглянул в одно из них и увидел, что среди картин на стене висит плоский телевизор. Я задумался, как дико выглядит эта большая черная дыра в стене. «77 миллионов» — воплощение идеи использования телевизора как картины. Я довольно давно экспериментирую со светом как художественной техникой, практически так же долго, как играю со звуками. Но светом гораздо труднее управлять: я могу контролировать телевизионный луч, мощные прожекторы придают размах картинке, но все вместе это трудно удержать под контролем. С первыми компьютерными проекторами у меня были довольно неуклюжие эксперименты. Поэтому «77 миллионов» — постоянно меняющийся объект, поражающий автора не меньше, чем зрителей, — не появился бы без современных компьютеров и мониторов.

А что вообще вы думаете о синтезе искусств?

Я вообще никогда не делал различия между музыкой и картинкой. Они — часть одного разговора, одного поиска. Я обратился к эмбиенту как к музыке, подобной картинам. Я сделал «77 миллионов» как картину, подобную музыке. Возможно задействовать и запахи, но это, пожалуй, не слишком удобно. Но я уже много работал с запахами и даже разработал духи. Мне кажется, это все тот же поиск, о котором я говорил. Технические эксперименты в искусстве — это совсем не ново, особенно в музыке. Традиция уходит к Стиву Райху, Калифорнийской школе, Кейджу и другим. Мне просто нравится быть тем, кто запускает процесс, создает некую машину, подключает провода — и смотрит, что получится. Действительно важно при этом то, в какую сторону развивать эту идею. В изобразительном искусстве такой подход — большая редкость, но он дает не меньше возможностей, чем в музыке.

Где вы черпаете вдохновение и уверенность в успехе, когда продюсируете музыкантов?

Я сейчас работаю с нигерийским артистом — его имя Сеун Кути. Он сын великого Фела Кути, у него уникальный стиль и несравнимый ни с чем энергетический заряд. Но мне и вправду не нравятся исхоженные тропы, так что даже знакомых музыкантов, с которыми я работал на разных проектах, я каждый раз пытаюсь вывести на какое-то новое проявление.

Как у вас получается все успевать и при этом тщательно следить за всеми мелочами? Чем вы больше всего гордитесь?

Я горжусь всеми своими работами. Но после того, как я представил свой проект публике, мне нужно скорее двигаться к следующему. Так я каждый раз могу полностью сосредоточиться на том, что делаю в данный момент, не отвлекаясь на то, что уже было сделано раньше. И я всегда считал, что глубинные творческие процессы не могут выражаться, скажем, только в музыке.

Иллюстрация: Сергей Бабич