Выиграй билеты Фильтрум Барселона-2015: не пропусти! Плевать на Новый год Загадай желание Фокус на Новый год Велосипедная Москва
Москва
Москва
Петербург

Что читают в мире

Ежемесячно в каждой стране выходят сотни новых книг.


В Англии любят Апдайка, в Америке подражают Фолкнеру и зачитываются романами из жизни суданских беженцев, в Италии любят читать про мафию и про фашизм. В Латинской Америке не забывают Жоржи Амаду, в Израиле никак не дождутся, когда же Амосу Озу наконец дадут Нобелевскую премию, в Германии хотят знать, достаточно ли молодые писатели выступают против фашизма.


Украина
от Гоголя до Куркова


Если вы оказались в Киеве и хотите найти украинские книжки, да еще и на украинском языке, то вам придется постараться. Во-первых, у соседей вообще не густо с книжными магазинами, а во-вторых, ассортимент этих магазинов практически не отличается от московского. Тем не менее украинская литература — как проза, так и поэзия — существует и активно развивается. Так, прозаик Андрей Курков является на данный момент самым читаемым в Европе русскоязычным автором. Фантастические романы и повести Сергея и Марины Дяченко пользуются большой популярностью и в Украине, и в России. Среди украиноязычных авторов стоит отметить поэтов Сергея Жадана и Юрия Андруховича, а также певицу и прозаика Ирену Карпу.


Вадим Куликов,
редактор раздела «Книги» (Time Out Kiev)

1. Какая книга вызвала наибольший резонанс или самые горячие споры?

Разговоры о «Коде да Винчи» оставляют все прочее далеко позади. Однако можно вспомнить об интересе читающего люда к новинкам Пелевина, Пепперштейна, Минаева. Постоянно перемывают кости украинской писательнице Ирене Карпе, которую многие воспринимают не как автора, а как антиглобалистку, лидера музыкального коллектива «Фактично Самi» и телеведущую.

2. Самая читаемая в вашей стране современная русская книга?

Если под популярностью понимать тиражи продаж, то лидируют авторы иронических детективов и женских романов. Но очень близко к ним подошли Оксана Робски, тот же Минаев, «акунинский бум» стих, кажется.

3. Какие три книги стали главным событием украинской литературы в последние годы?

Сергей Жадан «Депеш Мод» — книга, которая, наверное, стала переломным моментом для молодых литераторов, которые осознали, что их могут публиковать и будут читать. Любое переиздание пьес Леся Подеревянского тоже становится событием.

4. Самая яркая фигура в современной литературе вашей страны?

Юрий Андрухович, Сергей Жадан, Лесь Подеревянский.


Павел Лужецкий,
журналист (Time Out Kiev)

1. Какая книга вызвала наибольший резонанс или самые горячие споры?

Книга на Украине уже давно не способна вызывать хоть сколько-нибудь значительный резонанс, разве что в среде тех, кто еще не разучился читать и занимается этим относительно регулярно. Например, изданный в 2005 году антисемитский, антиглобалистский, антироссийский и антиправительственный текст режиссера Юрия Ильенко «За Українську Україну», полный чудовищных откровений о геноциде украинской культуры и кино, после выхода произвел в обществе эффект весьма близкий к нулевому. В связи с этим менее актуальные потуги авторов привлечь к себе внимание за счет мнимых литературных достоинств выглядят довольно смешно.

2. Как бы вы описали в одном абзаце текущее состояние украинской литературы?

Русские сапоги на шпильках Оксан Робских с Дарьями Донцовыми усердно утюжат ростки разумного, доброго и прекрасного, пробивающегося в бескрайнем родном литературном поле, в котором под собственно украинскую литературу отведены десять соток каменистой почвы с памятником Андруховичу по центру.

3. Какие три книги стали главным событием украинской литературы последних лет?

Лучшая художественная книга, изданная в Украине за весь постсоветский период, — это «Антология странного рассказа», изданная в 1999 году тиражом 500 экземпляров в качестве приложения к журналу «Многоточие». К сожалению, из-за маленького тиража читали ее немногие.


Андрей Курков,
писатель, один из самых популярных в мире русскоязычных авторов, известен романами «Пикник на льду», «География одиночного выстрела»

1. Без какого имени история украинской литературы выглядела бы совсем по-другому?

Без Николая Васильевича Гоголя. Прежде всего потому, что его присутствие добавляет в историю украинской литературы не только юмора и доброты, но и динамичного всамделишного трагизма.

2. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

Людмила Улицкая,«Даниэль Штайн, переводчик». Это «внутривенная» книга. Она должна оставаться в читателе и служить эталоном настоящести литературы. Думаю, что за последние лет пять ни одна книга так меня не удивила и не потрясла, как этот роман.

3. Какая книга лучше всего отражает современность?

Мне не хочется рассуждать о глобальной современности. А если взять украинскую современность, то больше всего, с моей точки зрения, ее отражает автобиографическая проза Константина Паустовского «Повесть о жизни», особенно в конце первого тома, где события происходят в 1918 году.

4. Какие три книги могли бы создать у иноязычного читателя насколько возможно полное впечатление о литературе Украины?

«Сладкая Дашенька» Марии Матиос, «Сталинка» Олеся Ульяненко, «Капитал» Сергея Жадана.

5. Какую литературную фигуру Украины вы считаете наиболее яркой и почему?

Юрий Андрухович вполне может претендовать на этот титул. Для этого ему уже не нужно писать новые романы. Только что вышла его книга «Тайны» с подназванием «Вместо романа». Он честно пытался написать роман, но, видимо, не получилось. И тогда он взял сам у себя интервью объемом в 600 страниц и поехал с этой книгой в рекламный тур. Его встречи проходят в театрах и кинотеатрах с продажей билетов. В пятнадцати городах Украины — аншлаги. Книгу покупают не из-за содержания, а потому, что на обложке стоит его имя и сам он уже давно является культовой фигурой для молодежи.


Выбор Time Out
Сергей Жадан «Депеш Мод»
Украинская версия романа «На игле», написанная харьковским поэтом Сергей Жаданом. Несколько дней из жизни девятнадцатилетних подростков, целиком состоящей из водки, футбольных матчей, принудительных посещений отделений милиции и сомнительных афер, неизменно заканчивающихся полным фиаско. Одна из самых смешных книжек, вышедших в мире за последние три года.

Юрий Андрухович «Московиада»
В этой книге львовский поэт Юрий Андрухович описал свои впечатления от перестроечной Москвы.


Англия
от Чосера до Сары Уотерс


Каждое лето на Лондон обрушивается лавина новых писателей: гениальных детективистов, звезд британского юмора, блистательных авторов светского романа. Британская литература очень любит новинки — интерес к молодым писателям здесь ничуть не меньший, чем к признанным грандам. Особый оттенок современной английской литературе придает то, что островная империя является сегодня настоящим сплавом культур и национальностей. Только здесь могут появиться ассимилированные японцы, индийцы, турки, пишущие по-английски, но с неизменным национальным колоритом. Все они, однако, находясь в Англии, считаются британцами и присваивают себе основные черты британской литературы: ее юмор, немножко самоиронии и легкий снобизм.


Джон О’Коннелл,
книжный редактор Time Out London

1. Какая книга вызвала наибольший резонанс или самые горячие споры?

За последний год? Я бы сказал, что это «Ночной дозор» Сары Уотерс.

2. Самая читаемая в вашей стране современная русская книга?

«Зимняя королева» Бориса Акунина (так на английский перевели название «Азазель»). Я бы сказал, что Акунин — самый популярный современный русский писатель.

3. Могли бы вы описать в одном абзаце текущее состояние литературы вашей страны?

В общем, состояние британской литературы вполне себе ничего, но успех литературных произведений все больше и больше зависит от того, выберут ли их книжные клубы вроде «Книжного клуба Ричарда и Джуди» или попадут ли они в шорт-листы премий. Сейчас для издателей эти цели так важны, что они бросают на их достижение огромные ресурсы. Другая проблема — это тенденция к ограничению «Уотерстоуном» и другими сетевыми книжными магазинами количества наименований, выставляемых на витрине.

4. Три книги, которые в последние пять лет стали самым ярким литературным и социальным событием Англии?

Йен Макьюэн «Суббота», Ирэн Немировски «Французская сюита», Зади Смит «О красоте».

5. Самая яркая фигура в современной литературе вашей страны?

Йен Макьюэн.


Стивен Фрай,
английский писатель, знакомый многим по роли дворецкого Дживса в популярном комедийном сериале по повестям Вудхауса о Дживсе и Вустере. В России более всего известны его романы «Лжец» и «Гиппопотам»

1. Ваша работа — заставлять людей смеяться. А над чем смеетесь вы?

Над романами Вудхауса, записями Питера Кука и Дадли Мура — для начала.

2. Какая книга оказала на вас наибольшее влияние?

«Записки баламута» Клайва Льюиса. Это такое остроумное, глубокое и яркое повествование, которого не встретишь больше ни у одного писателя.


Джулиан Барнс,
писатель, ответственный за английский постмодернизм, автор романов «Англия, Англия», «Попугай Флобера», «История мира в 10 ½ главах»

1. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

Две книги, которые поразили меня в этом году, — это «Французская сюита» Ирэн Немировски и «Фуше» Стефана Цвейга. «Французская сюита» — это потрясающе достоверный репортаж о жизни Франции после 1940 года, но и не только. Это также глубокий анализ того, как низко пала Франция в то время. Книга была опубликована только в прошлом году, и хотя Немировски опубликовала всего два тома из запланированных пяти, даже эти два абсолютно независимы и прекрасны сами по себе. Стефана Цвейга представлять не надо, это блестящий австрийский прозаик, слава которого только возросла с годами, прошедшими с его смерти. Фуше — это министр полиции Франции, сделавший карьеру во времена якобинской революции. Это потрясающе современная история политика, который знал все секреты, дружил со всеми, выживал во всех обстоятельствах и при этом не имел абсолютно никаких убеждений.


Питер Акройд,
английский прозаик, лауреат нескольких литературных премий, автор книг «Повесть о Платоне», «Процесс Элизабет Кри„, “Дом доктора Ди»

1. Какие книги оказали навас наибольшее влияние?

Проза Диккенса и стихи Блейка.

2. Без какой книги, на ваш взгляд, не могла бы состояться литературная история вашей страны?

Без «Кентерберийских рассказов» Чосера.

3. Какая книга, на ваш взгляд, лучше всего отражает современность?

Я вообще не читаю современную прозу. Мне кажется, я никогда не интересовался прозой как таковой. Когда я был студентом, я больше всего любил поэзию и нон-фикшн, например, исторические романы. Но современную литературу — никогда. Не надо воспринимать меня как писателя, находящегося в мейнстриме английской литературы. Я, скорее, примостился где-то на обочине.


5 самых продаваемых книг Англии
по версии газеты The Sunday Times

(данные на май 2007)

В мягкой обложке:

Тони Макгуайер «Не говори маме». Воспоминания девочки, подвергавшейся домашнему насилию.

Тори Хайден «Прекрасное дитя». История хмурой девочки и ее учителя.

Роуланд Уайт «Вулкан 607». История бомбардировки авиабазы в Порт-Стэнли британскими ВВС во время Фолклендской войны.

Кэтти Прайс «Джордан: Этот новый мир». Британская супермодель Джордан рассказывает правдивую историю о своей свадьбе и рождении двух детей.

Кэрри Катона «Слишком много, слишком рано». Бывшая участница популярной группы Atomic Kitten об опасностях звездного образа жизни.

В твердой обложке:

Колин Маклафлин «Добро пожаловать в мой мир». Автобиография невесты Уэйна Руни — от школы до сегодняшнего дня.

Пирс Морган «Разве ты меня не знаешь?». Записки о знаменитостях бывшего редактора Mirrow.

Тори Хайден «Прекрасное дитя». История одинокой девочки и ее учителя.

Конн и Хэл Игглдены «Опасная книга для мальчиков». Сборник «вредных» советов и идей для ностальгирующих взрослых.

Джулия Латчем-Смит «Папина дочка». Женщина, пережившая долгие годы унижений, рассказывает историю своей борьбы .


Выбор Time Out
Сара Уотерс «Ночной дозор»
Изобретенный Сарой Уотерс жанр «викторианского лесбийского романа» принес ей мировую славу, а каждая книга неизменно получает полную корзину звезд у всех рецензентов. В своем первом за четыре года романе Уотерс впервые отошла от викторианской темы: роман начинается в 1947 году и последовательно отматывается назад к 1941 году, рассказывая любовные истории пятерых персонажей на фоне разрухи и бомбежек.

Уилл Селф «Книга Дейва»
От лондонского кебмена Дейва Рудмана ушла жена, забрав ребенка, — он возненавидел весь мир и написал это в своем дневнике, а сам дневник закопал в саду. Через сто лет, когда почти вся Англия была разрушена наводнением, дневник нашла секта «хамстеров» (от названия района Хампстед) и сделала своей священной книгой. Теперь они живут по написанному: матери отдельно от отцов и делят ответственность за детей, дни делятся по «тарифам», и все боятся дорожной инспекции. Самая смешная британская книга последнего десятилетия.

Ксиалу Гуло «Краткий китайско-английский словарь для любовников»
Уроженка Китая, в 2002 году Ксиалу Гуло перебралась в Лондон, вела дневники и на их основе написала книжку о том, как непросто в Лондоне строить китайско-английскую дружбу. Главное здесь, впрочем, не история, а милый в своей неправильности ломаный английский. «Некоторые рецензенты действительно принимают меня за английскую писательницу, притворяющуюся китаянкой», — смеется Гуло.


Германия
от Гете до Грасса


Немецкая литература — литература грандов: самые популярные авторы здесь неизменно — Гете и Гюнтер Грасс. Может, оттого, что главное место обитания литературной критики Германии — большие немецкие газеты. Поэтому и тон соответствующий: серьезность, нелюбовь к литературному хулиганству и крайняя политизированность. Все, что здесь хотят знать о литераторах,- что они имеют сказать молодежи и как далеко зашли в своих произведениях в обличении фашизма. С молодой литературой дело сложнее, тем более что молодым в Германии писатель считается только после сорока. Последним потрясением книжного мира было появление в самом конце девяностых группы поп-литераторов во главе с Кристианом Крахтом. И хотя идея писать простым языком о простых вещах была потрясающе нова, группа достаточно быстро развалилась. Впрочем, в Германии есть что почитать: элегантная женская проза Юдит Херманн, рассказы Инго Шульце и эмигрантская литература турка Феридуна Цаймоглу и выходца из бывшего СССР Владимира Каминера, чья книга «Русские дискотеки» долго держалась здесь в списке общенациональных бестселлеров.


Кристиан Крахт,
писатель, автор романов «Faserland», «1979». С 2001 года живет в Бангкоке, издает журнал «Der Freund» («Друг»)

1. О группе писателей, называвших себя поп-литераторами, давно ничего не слышно. Что с ними происходит?

Ничего. Одни женились, другие умерли, третьи предпочитают выступать сами по себе.

2. А на сегодняшний день какая литературная фигура Германии кажется вам самой яркой?

Журналист Вольфганг Бюшер написал потрясающе хорошую книгу о пешем паломничстве из Берлина в Москву. Там есть места, где он описывает путешествие по выжженной Чернобылем Белоруссии, — я их сам себе вслух часто перечитываю. Великий талант.

3. Какие книги вы всегда стараетесь держать с собой?

Евгения Гинзбург, Надежда Мандельштам, Джулиан Барнс.

4. Что для вас самое главное в литературе?

Чтобы было интересно. Но интересны, увы, очень немногие вещи. Преувеличение и пафос. Все остальное — полная скукотень.


Владимир Каминер,
писатель, автор романа «Русские дискотеки»

1. Как бы вы описали в одном абзаце текущее состояние литературы вашей страны?

Я бы разделил молодых немецких писателей на две группы. Ближе ко мне — такие рок-н-ролльщики, литература драйва, которая напрямую говорит с читающей публикой, новый городской реализм. В основном это форма рассказа, но есть и рок-н-ролльные романы. Главное в том, чтобы оставаться живым, не замыкаясь в пределах одной идеи или формы. Потому что форма — это смерть. С другой стороны, есть еще «литература денди». Ее создают молодые разочарованные в жизни интеллектуалы из очень богатых семей. Им нравится писать обо всяких грустных вещах.

2. Каких современных писателей Германии вы считаете ведущими и почему?

Юдит Херманн. Такая умная девичья литература. Настоящая сенсация: женщина, да еще и хорошо пишет. Но, знаете, это еще и эротическая литература. Будь она мальчиком, ей ни за что бы не попасть в бестселлеры.
Кристиан Крахт. Это тоже поп-литература, но не такая, какая мне нравится. У него папаша богач-миллионер в Швейцарии. Так вот сынок катается по таиландам и монголиям с рюкзаком, полным кокакина, и пишет о том, как тяжело утонченному западному человеку жить в этом жестоком мире. Взять хоть его последний роман: он и его друг тусуют в Тегеране в семидесятые годы, круглосуточно участвуют в каких-то гомосексуальных наркооргиях, а потом случается революция, и все умирают.
Инго Шульце. Но знаете, он пишет очень театральные книги. Он же начинал как драматург, драматургом и остался. Он из жизни ничего не берет, все придумывает. Академическая такая литература. Кстати, это третий тип.


Выбор Time Out
Гюнтер Грасс «За чисткой лука»
Гюнтер Грасс, ум, честь и совесть Германии, в своем последнем романе признался, что в последний год войны месяц прослужил (и тут же попал в плен) в танковых войсках СС. Поднялся такой хай, что никто и не заметил, что Грасс написал автобиографию, и причем довольно подробную, хотя до этого клялся и божился, что никогда этого не сделает. 800-страничную исповедь вряд ли кто читал до конца — признание-то в самом начале, — и тем не менее это самая обсуждаемая немецкая книга последних лет.

Кристиан Крахт «New Wave. Ein Kompendium 1999-2006»
Кристиан Крахт не писал романов с 2001 года, а все это время жил в Бангкоке, издавал собственный журнал и крутил пластинки. «New Wave»- это своего рода литературный манифест, собрание рассказов о писательстве и литераторах. Как ни забавно, читателей он привлекает больше, чем критиков: литературоведы усматривают здесь декаданс и разрушение смыслов, а читателям так просто нравится фирменный ироничный с ребусами между строчек крахтовский литературный стиль.

Андреа Шенкель «Tannod»
В маленькой деревушке Tannod находят убитой целую семью из отдельного стоящего дома. От детектива тут, впрочем, совсем немного: расследование заведет главную героиню совсем в другую степь. Странная книжка, не очень-то принятая читателем и совсем без литературных совершенств, прочно держит тем не менее свое первое место в списках бестселлеров.


Франция
от Стендаля до Литтела


Французы не называют себя самой читающей нацией в мире, хотя литературу очень уважают — и в первую очередь, конечно же, свою. В двухмиллионном Париже книжных магазинов больше, чем в двенадцатимиллионной Москве. У нас лучше всего известны три автора: Мишель Уэльбек, Фредерик Бегбедер и Амели Нотомб, во Франции эта «большая тройка» тоже популярна, хотя на них литературная жизнь не замыкается. Наибольший ажиотаж за последний год во Франции произвела книга Джонатана Литтела «Доброжелательницы». Только за первый месяц было продано 200 тысяч экземпляров, роман получил сперва премию Французской академии, а потом престижную Гонкуровскую. И это при том что речь идет о 900-страничном труде, написанном от лица немца-интеллектуала, который носит мундир войск СС и рассказывает читателям о том, каким образом он стал чудовищем, пособником Зла. Кстати, сам Литтел — американец, лишь несколько месяцев назад получивший французское гражданство.


Фабрис Пио,
заместитель главного редактора журнала Livres Hebdo

1. Какая книга вызвала во Франции наибольший резонанс или самые горячие споры?

Джонатан Литтел, «Доброжелательницы», Гонкуровская премия за 2006 год.

2. Самая читаемая в вашей стране современная русская книга и самый популярный классический русский писатель?

Из русских книг больше всего пресса говорила о «Голубом сале» Владимира Сорокина. Но книг Акунина и Марининой было продано больше. Из русских классиков у нас популярны Достоевский и Толстой.

3. Три книги, которые в последние пять лет стали самым ярким литературным и социальным событием во Франции?

«Возможность острова» Мишеля Уэльбека, «Доброжелательницы» Джонатана Литтела, ну и, естественно, нельзя не упомянуть романы «Гарри Поттер» и «Код да Винчи».

4. Самая яркая фигура в современной литературе вашей страны?

Чаще всего в ходе дискуссий упоминают Мишеля Уэльбека.


Давид Фонкинос,
пишет смешные и немного абсурдные книги. На русский язык переводился его роман «Эротический потенциал моей жены»

1. Без какого имени, на ваш взгляд, история литературы вашей страны выглядела бы совсем по-другому?

Селин. Двадцатый век был бы без него совершенно другим. Селин полностью перевернул язык и манеру рассказывать. Но вообще это сложный вопрос. Как, например, обойтись без Пруста или Флобера?

2. Какая книга, на ваш взгляд, лучше всего отражает современность?

Я думаю, что лучше всего дух современности отражают книги Мишеля Уэльбека и Брета Истона Эллиса, в них есть смесь духа пессимизма и иронии. Эта же смесь есть и у Федора Достоевского.

3. Что является для вас источником вдохновения?

Женщины; русские женщины; русские женщины, которые едят пиццу с креветками.

4. Какие три книги могли бы создать у иноязычного читателя насколько возможно полное впечатление о литературе вашей страны?

В первую очередь это «Красавица во имя Господа» Альбера Коэна. Настоящий шедевр, культовая во Франции книга — и до сих не переведена на русский! Ну и, конечно, нельзя обойтись без Пруста и Селина.

5. Какую литературную фигуру вашей страны вы считаете наиболее яркой и почему?

Если говорить о современных авторах, то это, вне всякого сомнения, Уэльбек. Он создает произведения, написанные на очень высоком уровне, и при этом ухитряется привлекать внимание широкой публики — вещь очень редкая. Мне нравится течение его фраз, и, любуясь писателем, я забываю полемиста, хотя Уэльбек обожает провоцировать и ввязываться в полемику. А если брать писателей прошлого, то я опять-таки назову Селина. Он произвел настоящую революцию в ритме фраз. А это уже немало.


Амели Нотомб,
бельгийская писательница, одна из самых популярных во Франции. Выпускает по одному роману в год, самые известные — «Страх и трепет», «Косметика врага», «Ртуть», «Биография голода»

1. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

«Доброжелательницы» Джонатана Литтела.

2. Какая книга, на ваш взгляд, лучше всего отражает современность?

«Ничтожество Леона» Стефании Оше.

3. Что является для вас источником вдохновения?

Все.

4. Какие три книги могли бы создать у иноязычного читателя насколько возможно полное впечатление о литературе вашей страны?

«Опасные связи» Шодерло де Лакло, «Бал графа д’Оржеля» Раймона Радиге, «Молчание моря» Веркора.

5. Какую литературную фигуру вашей страны вы считаете наиболее яркой и почему?

Рембо, потому что благодаря ему люди влюбляются в литературу.


Марк Леви,
писатель, в 2005 году признанный самым читаемым автором Франции. Начал писать в сорок лет, дебютный же роман «Между небом и землей» (2000) стал бестселлером. Книги Леви регулярно выходят в отечественных издательствах

1. Ваше самое сильное впечатление за последний год?

«Дорога» Кормака Маккарти.

2. Какие три книги могли бы создать у иноязычного читателя насколько возможно полное впечатление о литературе вашей страны?

Ромен Гари, Альбер Камю, Маргерит Юрсенар. Я знаю, что все они мертвы, но, если я попробую выбрать живого, меня пристрелят.

3. Какую литературную фигуру своей страны вы считаете самой яркой и почему?

Ромен Гари. То, как он жил, уже было романом. Я думаю, его творчество бесконечно богато и разнообразно, ну и, помимо прочего, кому еще удавалось получить Гонкуровскую премию дважды?

4. Самая недооцененная книга в истории вашей литературы?

«Ночь времен» Рене Баржавель.


Выбор Time Out
Вирджини Депант «Teen Spirit»
Поначалу Вирджини Депант писала книги, которые были интересны лишь своей скандальностью, но к тридцати годам одумалась и написала потрясающий роман о кризисе среднего возраста. Бывший панк, тридцатилетний неустроенный бездельник Брюно узнает, что у него есть тринадцатилетняя дочь. Отец из Брюно никакой, хеппи-энда не предвидится, но история взаимоотношений французского раздолбая и его наследницы поражает в самое сердце.

Мишель Уэльбек «Возможность острова»
Наиболее совершенный из романов Мишеля Уэльбека, главного циника и зануды современной Европы. На этот раз он разворачивает перед нами целую систему организации прекрасного нового мира. Счастье получается на стыке клонирования и эвтаназии. Когда человек понимает, что должен умереть, на смену ему изготавливают клона, причем сразу восемнадцатилетнего, то есть новый человек разом перепрыгивает через все проблемы, связанные с тяготами подросткового периода. И так до бесконечности.

Шань Са «Императрица»
Китаянка Ян Ни покинула Пекин после событий 1989 года на площади Тяньаньмэнь, переехала во Францию, выучила язык, взяла себе псевдоним Шань Са и на новой родине стала одной из самых популярных писательниц. «Императрица» — это роман про Китай VIII века, история девушки, которая смогла стать владычицей Поднебесной. Секрет Шань Са в том, что она ухитряется необычайно аккуратно и тонко преподносить европейским читателям восточный колорит.


Италия
от Данте до Камиллери


В итальянских книжных магазинах глаза разбегаются от огромного количества красиво изданных книг. Но беглого взгляда на топ-листы достаточно, чтобы убедиться: потомки восторженных читателей Боккаччо и Петрарки — такие же люди, как и все остальные. Тут все те же: коэльевская «Ведьма с Портобелло», боевики Джорджо Фалетти и Карло Лукарелли, «женские истории» Федерико Моччи и ироничные — Лучаны Литтиццетто. А также разоблачительные книги о коррупции в верхних эшелонах власти и о неаполитанской мафии — каморре. Хорошо продается последняя книга бывшего «молодого каннибала» Никколо Амманити «По божьему велению» — толстый психологический роман о взаимоотношениях непростого ребенка с еще более непростым папашей.

Однако самый неожиданный бестселлер этой весны в Италии — «Иисус из Назарета». Это исследование, в котором акцент сделан на земных аспектах жизни Христа, выпущено не кем иным, как папой Бенедиктом XVI в качестве подарка к собственному 80-летию. Разумеется, он написал его сам. Папа Римский — всегда вне подозрений.


Елена Костюкович,
писатель, переводчик с итальянского

1. Самая переоцененная книга в истории итальянской литературы?

«Обрученные» Мандзони. Это занудство, которое ни одному переводчику в мире оказалось не под силу привести в божеский вид. Хотя эта книга была бы неплохим чтением для метро, если бы не требовалось считать ее за Библию.

2. Самая недооцененная книга в истории итальянской литературы?

Леонардо Шаша «Тодо Модо». Там волшебный стиль и легчайший, быстрый и умный сюжет. Еще там вся Италия виднеется через щели забора, слышится через недомолвки диалога и благоухает, как описываемые обеды. Но по недоразумению книга Шаши считается «социально-критическим произведением в жанре политического детектива из жизни Сицилии». Естественно, после такой характеристики никто от подобной касторки ни глотка не пожелает отхлебнуть — ни в Италии, ни за границей… А на самом деле Шаша — бокал шампанского.

3. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

Книга Умберто Эко «Полный назад» (оригинальное название «A passo di gambero», 2006), которую я как взяла в руки — так уж и не выпустила, а с упоением перевела на русский язык, и весной 2007 года она ожидается к выходу в издательстве «Эксмо». У нее интересная композиция: чем дальше в лес, тем ярче и умнее становятся главы.

4. Какая книга, на ваш взгляд, лучше всего отражает современность?

Предсмертный диалог журналиста Тициано Терцани с его сыном Фолько Терцани. Называется «Концовка — мое начало». Терцани умел рассказывать и о конкретном, и о надмирном. Его голос звучит настолько доверительно, что с ним идентифицируются все читатели, даже идейные противники. Вот уж действительно, воплотил современный дух.

5. Ваш выбор: три итальянские книги?

Карло Эмилио Гадда «Пренеприятнейшее происшествие на улице Мерулана», Курцио Малапарте «Шкура» и стихи Винченцо Кардуччи.

Альдо Нове,
писатель, автор романа «Супервубинда»

1. Без какого имени литературная история Италии выглядела бы совсем по-другому?

Без Данте Алигьери.

2. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

«Другой рай» Вальтера Сити.

3. Какая книга, на ваш взгляд, лучше всего отражает современность?

Все книги Зигмунта Баумана.

4. Три книги, которые стали самым ярким литературным и социальным событием Италии?

«Божественная комедия» Данте, «Песни» Джакомо Леопарди, «Пренеприятнейшее происшествие на улице Мерулана» Карло Эмилио Гадды.

Андреа Камиллери,
популярный итальянский писатель, автор детективов «Голос скрипки», «Похититель школьных завтраков», «Телефон»

1. Без какого имени история литературы Италии выглядела бы совсем по-другому?

Конечно же, без Данте Алигьери. Я думаю, он навсегда останется главным именем в итальянской поэзии.

2. Какая книга, на ваш взгляд, лучше всего отражает современность?

«Адрес неизвестен» Катрин Крессман-Тейлор (роман 1938 года, считающийся первой книгой-предупреждением о фашизме, широкую известность получил после переиздания в 1995 году — Прим. ред.).

3. Ваше самое сильное впечатление за последний год?

«Маленький человек» Филипа Рота.

4. Три книги, которые стали самым ярким событием Италии?

«Пренеприятнейшее происшествие на улице Мерулана» Карло Эмилио Гадды (1957), «День совы» великого сицилийского писателя Леонардо Шаши (1960), «Гоморра» Савьяно. Первая — про фашизм, вторая — про сицилийскую мафию, третья — про наши дни в Неаполе.

5. Какую литературную фигуру вашей страны вы считаете наиболее яркой и почему?

Думаю, стоит назвать Пьера Паоло Пазолини, чья насквозь кинематографичная поэзия и проза дала нам наиболее яркую картину современного итальянского общества.


Выбор Time Out
Андреа Камиллери «Телефон»

Трагикомическая история о вреде прогресса в традиционном обществе. Сицилия, конец XIX века, торговец Филиппо Дженуарди решил установить у себя дома телефон. Однако его затея кажется подозрительной и соседям, и мафии, и полиции, и разным политическим партиям, и бюрократам.

Умберто Эко «Баудолино»
Сказать, что один роман Умберто Эко лучше, чем остальные, — сильно покривить душой. «Баудолино» — выбор более чем субъективный. Здесь с большим остроумием рассказывается о том, как средневековые эрудиты придумывали основные артефакты христианства — Чашу Грааля, мощи волхвов в Кельнском соборе или Туринскую плащаницу — и тут же сами начинали верить в их подлинность.

Альдо Нове «Супервубинда»
Сборник культовых страшилок литератора из течения «новых людоедов», восемь лотов и две коллекции модерновых баек о том, как все-таки страшно жить. Лучшее из молодой итальянской литературы, что можно прочитать в России.


США
от Фолкнера до Дейва Эггерса


Американская литература сегодня находится под тяжелым прессом собственной классики XX века. Литературная среда тут насыщена до предела, каждый месяц появляются как новые романы классиков, так и интересные дебюты. При этом главную линию выделить невозможно: позавчера здесь ругали постмодернизм, вчера боролись с политкорректностью и читали романы Дона Делило, сегодня зачитываются автобиографиями очередного потерянного поколения, а завтра новый роман постмодерниста Пинчона снова попадает во все топы. В стране, где все еще выходят новые книги Апдайка и Филипа Рота, бестселлерами 2006 года были, однако, «Код да Винчи» Дэна Брауна и «Дьявол носит Prada„ Лорен Вайсбергер. А самыми обсуждаемыми авторами последних лет стали Брет Истон Эллис, Чак Паланик, прославившийся после выхода „Бойцовского клуба“ Финчера, и Дейв Эггерс, написавший собственную автобиографию на восемьсот страниц под громким названием “Душераздирающее творение ошеломляющего гения». И ни одна литература мира таким богатством, конечно, похвастаться не может.


Джонатан Мессингер,
редактор рубрики «Книги» (Time Out Chicago)

1. Какая книга вызвала наибольший резонанс или самые горячие споры?

«Дорога» Кормака Маккарти стала самой обсуждаемой книгой этого года. Это жестокая мини-эпопея об отце и сыне в мире после апокалипсиса, которые пытаются добраться до океана, в то время как каннибалы-мародеры охотятся за оставшимися людьми. Другими словами, это роман, держащий читателя в приятном напряжении. Что касается нехудожественной литературы, то книга «Длинный хвост» Кристофера Андерсона спровоцировала интересные дебаты на экономические темы.

2. Самая читаемая в вашей стране современная русская книга и самый популярный классический русский писатель?

Если Гари Штейнгарт попадает под это определение, то я назвал бы его самым популярным в США современным русским писателем. Его книга «Записки русского дебютанта» пользуется большим успехом. Также у нас популярен Давид Безмозгис.

3. Могли бы вы описать в одном абзаце текущее состояние литературы вашей страны?

Крупные издательские дома публикуют слишком много книг. И эффект этого, который все признают, но никто пока не пытается урегулировать, состоит в том, что в таком наплыве теряется много хорошей литературы, которую мы здесь называем midlist («средний список»). Книги «среднего списка» — это обычно литературные произведения, которые изначально не рассматриваются как коммерчески успешные. И поэтому им не достается той публичности или маркетинговых бюджетов, которые получают другие книги, менее качественные, но легче продаваемые. В мире пишут много хороших книг, но никто их не читает.

4. Три книги, которые в последние пять лет стали самым ярким событием Америки?

«Код да Винчи», безусловно, произвел фурор. «Моя жизнь» Билла Клинтона. «Миллион маленьких кусочков» Джеймса Фрея. Заметьте, все это далеко не лучшие книги.

5. Самая яркая фигура в современной литературе вашей страны?

Я считаю, что на данный момент это Дейв Эггерс. Он, очевидно, сильно влияет на молодых писателей, его больше всего обсуждают критики, и он пишет книги, которые покупает самая широкая аудитория.

Филип Рот,
американский классик, лауреат Пулицеровской премии, автор романов «Случай портного», «Освобожденный Цукерман», «Людское клеймо»

1. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

Я не мастер находить «обнадеживающие» тенденции в американской культуре. Я думаю, в последние 20-30 лет у нас была группа оригинальных и талантливых писателей, но год от года их читают все меньше и все неохотней. Я сомневаюсь, что добротная литература может рассчитывать в Америке на счастливое будущее.

2. Какую литературную фигуру вашей страны вы считаете наиболее яркой и почему?

На мой взгляд, величайшими американскими писателями XX века были Уильям Фолкнер и Сол Беллоу. Вместе они образуют костяк современной американской литературы. И я не пишу так, как они. А кто пишет? «Когда я умирала» и «Приключения Оджи Марч» — ничего лучше мы создать уже не сможем.

Джон Апдайк,
американский классик, известен серией романов о Кролике, романами "Ист-
викские ведьмы" и «Бразилия»


1. Кого бы вы назвали самой яркой фигурой молодой литературы Америки?

Я не сомневаюсь, что в Америке сегодня есть яркие писатели. Но я читаю только классику либо книги, которые мне приносят на рецензию. Мне нравится, к примеру, Дебора Айзенберг, писательница, которой действительно есть что сказать о жизни женщины в современном мире. Это какое-то поколение новое, уже не «поколение Х», и она воплощает мое представление об одаренном молодом писателе. Есть еще Том Джонс, он пишет сумасшедшие и жестокие книги, но пишет очень ярко и экспрессивно. Мир его книг трудно назвать приятным, но все же это отдельная вселенная. Оба они публиковались в журнале The New Yorker. Я думаю, New Yorker — это главный источник для тех, кто хочет знать, что происходит в молодой американской литературе: они все время ищут новые имена.
Я всегда повторяю, что Сол Беллоу кажется мне потрясающе американским писателем. Сейчас не так часто вспоминают Бернарда Маламуда, но его роман «Помощник» (1957) ничуть не уступает «Великому Гэтсби», во всяком случае по объему. Если женскую прозу вспомнить, то, наверное, рассказы Мэри Маккарти.
В Америке все любят так называемую «имперскую прозу», толстые романы по 800 страниц, в которых критики могут увязнуть поглубже. И всегда остается в моде реализм, когда литература передает ощущение того, как люди выглядели и что делали.

2. А в вашем поколении кого бы вы выбрали?

Думаю, останется Сол Беллоу, это действительно великий писатель. Филип Рот, я думаю, «Случай портного». Кто еще, не знаю. Дональд Бартелми? Джон Барт? Все они остались, скорее, явлениями, чем писателями.

10 самых продаваемых книг на сайте Amazon.com
Ирэн Немировски «Французская сюита». Книга писательницы, погибшей в концлагере в 1942 году, описывает последние мирные дни перед Второй мировой войной.

Сара Грен «Вода для слонов». История человека, посвятившего всю жизнь цирку.

Энн Тайлер «Стремящиеся в Америку». Семья эмигрантов из Кореи учится жить в американском пригороде.

Митч Элбом «За еще один день». История семьи из двух человек и привидения.

Кормак Маккарти «Дорога». Отец и сын идут к морю.

Чарльз Фрэйзер «Тринадцать лун». Новый роман от автора «Холодной Горы» также посвящен жизни и любви в эпоху американской Гражданской войны.

Филип Рот «Маленький человек». История болезненного еврейского мальчика, который дожил до 70 лет и умер со словами «Я же говорил, что болен».

Сара Дюнан «В компании куртизанки». Приключения куртизанки и карлика в Италии XVI века.

Клэр Мессю «Дети императора». Две школьные подруги борются с кризисом тридцатилетия в бурлящем Нью-Йорке XXI века, живущем деньгами и сексом.

Стивен Кинг «История Лизи». Жена разбирает архивы погибшего мужа, лауреата Пулицеровской премии, и начинает слышать посторонние голоса.


Выбор Time Out
Кормак Маккарти «Дорога»
Пулицеровская премия 2007 года. В мире, разрушенном Третьей мировой, отец и сын бредут по Америке к морю, вооружен-
ные пистолетом и тележкой из супермаркета, в то время как на них охотятся каннибалы и прочая апокалиптическая нечисть.

Томас Пинчон «Против дня»
Постмодернист Пинчон снова в своей теме: что-то происходит где-то, но мы не знаем, где и что. Роман похож на задачку по математике с четырьмя неизвестными, но понятно одно: весь XX век — это катастрофа, которую можно было бы предотвратить. Почти между строк путешественники во времени здесь предотвращают Первую мировую, а секретные агенты и оккультисты сохраняютмир во всем мире.

Дейв Эггерс «Что есть «что»»
Роман написан от первого лица и рассказывает историю беженца из Судана. Чтобы как можно более достоверно передать мытарства Валентино Ачак Денга, Эггерс практически прожил с ним четыре года. Тут есть голод, львы, лагеря беженцев и война, но сам Эггерс говорит, что главным для него было не рассказать страшилку, а научить американцев толике сострадания.


Латинская Америка
от Маркеса до Коэльо


Магический реализм оставил на литературе Латинской Америки неизгладимый след: до сих пор ее история для многих заканчивается на Габриеле Гарсия Маркесе. Тем временем литература бума осталась уже далеко позади и теперь здесь бурно цветет литература пост-бума. Самые продаваемые авторы — Пауло Коэльо и Исабель Альенде. Самые читаемые — Диамела Эльтит, Рикардо Пильо и Роберто Боланьо. Самая модная тенденция — социальный реализм, самое известное имя — Ригоберта Менчу с романом «Индианка в Гватемале». Правда, госпожа Менчу известна более как правозащитница, чем как писатель, имеет Нобелевскую премию мира за борьбу за права индианских женщин в Латинской Америке и недавно баллотировалась на пост президента. Еще одна интересная тенденция — гонзо-литература, более журналистская, чем эстетическая, ее представляют мексиканец Карлос Монсиваис и чилиец Педро Лемебель.


Пауло Коэльо,
бразильский писатель, самый продаваемый автор Латинской Америки, известный романами «Алхимик», «Ведьма с Портобелло», «11 минут»

1. Без какого имени, на ваш взгляд, история литературы вашей страны выглядела бы совсем по-другому?

Жоржи Амаду. Ему единственному удалось воплотить своей жизнью бразильские надежды, страхи и мечты. Для нас очень важно, что он стал первым социальным писателем Бразилии, открыв нам глаза на творящиеся в стране несправедливости, но при этом никогда не забывая о человеке.

2. Самая переоцененная книга в истории вашей литературы?

Перевод «Улисса» Джойса, сделанный Антонио Хуайссом.

3. Самая недооцененная книга в истории вашей литературы?

Книги Хосе Мауро Васконселлоса и Мальбы Тахан.

4. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

Я недавно перечитал безумно увлекающую меня книгу: «1984» Джорджа Оруэлла. В этой книге, которая открыто критикует утопические конструкции, слишком часто приводящие к фанатизму и возникновению тоталитарных сообществ, есть момент, когда главный герой читает запрещенную книгу. И в итоге он приходит к выводу, с которым я не могу согласиться: «Лучшие книги те, которые говорят нам то, что мы уже знаем». Я верю, что человек создан для того, чтобы разделить с другими свои знания и убеждения. Самое важное всегда можно найти в самом простом. И чего стоит общение, если мы не можем быть понятны друг другу? Это по сути и есть вопрос отношения к жизни: или ты решаешь быть ее частью и делиться с другими своей душой, или ты закрываешь себя и медленно отдаляешься от мира. Я выбрал жизнь и воинов света, которые всегда рядом и вдохновляют меня. Это может быть таксист, может быть случайный попутчик в автобусе. Если вы внимательны к знакам, любой человек, даже которого вы никогда больше не увидите, даст вам нужный импульс для важных решений. Поэтому мы все должны быть внимательны к знакам, внимательны к другим людям и открыты душой.

5. Какая книга, на ваш взгляд, лучше всего отражает современность?

Я бы остановился на «1984» Оруэлла.

6. Какие три книги могли бы создать у иноязычного читателя насколько возможно полное впечатление о литературе вашей страны?

Любые три книги Жоржи Амаду.

7. Идеальная литературная форма и идеальный пример ее воплощения?

Все они, по-моему, одинаково прекрасны. Недавно на празднике Андерсена в Дании я видел, как все его персонажи объединились и пели песню. И я подумал: насколько же чудесен был созданный им литературный мир, если сейчас он одинаково трогает нас и в виде песни, и в виде детской сказки.


Выбор Time Out
Пауло Коэльо «Ведьма с Портобелло»
«Вы — можете! Лишь делайте то, чему учит Великая Мать, — верьте в любовь, и начнутся чудеса». Новый роман Пауло Коэльо снова рассказывает о том, что достаточно верить в себя, чтобы все изменить, история Кассандры кончается у него не трагедией, а рождением нового культа.

Исабель Альенде «Зорро. Рождение легенды»
Знаменитый роман только в прошлом году был издан на русском языке. Сын индианки и богатого землевладельца превратился в защитника слабых и угнетенных — эту историю красит далеко не только Антонио Бандерас.

Эдуардо Галеано «Голоса времени: истории жизни»
Знаменитый уругвайский журналист и историк, один из самых знаменитых писателей Латинской Америки выступил в 2006 году с краткой философской хроникой собственной жизни. 333 виньетки, небольшие, но очень емкие стихотворения, показывают широкую палитру мировой несправедливости.


<;font color="#0000ff" size=5>Израиль
от Библии до базара

На 7,5 миллиона жителей в Израиле приходится несколько разноязычных литератур — каждая со своим набором писателей. В России лучше знают выходцев из бывшего СССР- Александра Гольдштейна, Александра Бараша, Михаила Генделева. Есть еще коренные писатели, родившиеся в Израиле и пишущие на иврите: это Амос Оз (кандидат на Нобелевскую премию), Меир Шалев, Этгар Керет. А еще Рон Лешем, дебютный роман которого наделал шуму в 2005-м, драматург и переводчик Хармса Рои Хен, бывшая киноактриса, писательница и сценаристка Алона Кимхи и многие другие.

Современный израильский писатель — выходец из интеллигентной семьи, довольно обеспеченный и активно интересующийся политикой, поэтому исповедующий левые взгляды. Его живо интересуют арабо-еврейские отношения (в которых он часто занимает сторону арабов), национальная самоидентификация и поиски своего места под солнцем. Его язык — одновременно диалект, уличный сленг и библейский иврит. Отсюда неповторимый колорит израильской литературы: от нее веет и глубокой древностью сакральных книг, и терпкими базарными словечками с соседней улицы.


Сэмми Дуэниас,
редактор раздела «Книги» (Time Out Tel Aviv)

1. Какая книга вызвала в Израиле наибольший резонанс или самые горячие споры?

«Если есть рай» — дебютный роман писателя Рона Лешема. Это, несомненно, самая успешная и самая обсуждаемая книга последних двух лет. В романе рассказана кровавая история подразделения израильских вооруженных сил, дожидающегося вывода из Ливана в последний год Первой ливанской войны (2000-2001). Этот роман до сих пор занимает верхние строчки в списках бестселлеров, а фильм Йозефа Цедара «Бофор» по этой книге получил главный приз Берлинского кинофестиваля. С одной стороны, многие воспринимают его как пацифистскую книжку о бессмысленности войны, но с другой — Лешем делает то, что делают все израильтяне: возвеличивает израильских солдат и унижает арабских. Позиция, которая никогда не приносила нам большого уважения.

2. Самые популярные в вашей стране современные русские писатели?

Ну, если Достоевский, Чехов и Булгаков не в счет, тогда это Борис Акунин. Приключения его элегантного героя захватили израильских читателей, и сейчас мы ожидаем перевода четвертой книги фандоринской серии, «Смерть Ахиллеса». Еще популярны Андрей Курков и Чингиз Айтматов (если Украину и Кыргызстан можно до сих пор считать Россией).

3. Как бы вы описали в одном абзаце текущее состояние литературы Израиля?

Не так приятно читать книги, сплошь посвященные бедствиям и войне, но вряд ли вы это имеете в виду… Что ж, современная израильская литература — это в основном литература реализма. Здесь любят, когда вымысел максимально подчинен реальности. Впрочем, в последние годы происходит медленный сдвиг, и все больше молодых писателей стараются сочинять фантастические романы, приправленные мистическими элементами из Каббалы.

4. Три книги, ставшие самым ярким литературным событием Израиля?

«Если есть рай» Рона Лешема (2005). «Гномики не придут» Сары Шило (2005). Рассказ о семье бедняков, живущих в маленьком городе рядом с ливанской границей (да, опять). «Повесть о любви и тьме» Амоса Оза (2003). Детские воспоминания Амоса Оза, одна из самых ярких книг в израильской литературе последних двадцати лет.

5. Самая яркая фигура в современной литературе вашей страны?

Амос Оз. Он написал на иврите 18 книг, и около 450 статей и эссе, его труды переведены более чем на тридцать языков. Оз также единственный израильский писатель, имеющий серьезные шансы на Нобелевскую премию. Будем надеяться, что его единственный неудачный роман, «Рифмуя жизнь и смерть» (2007), не сыграет против него.

Линор Горалик,
писатель, старший координатор проекта «Эшколь»

1. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?

Яэль Одая «Происшествия» («Teunot»). Единственная книга на иврите, которую я позволила себе прочитать дважды и не пожалела времени.

2. Три книги, которые помогли бы иностранцу составить наиболее полное впечатление об израильской литературе?

Амос Оз «Повесть о любви и тьме» (раньше не замечала, а теперь узнаю имена его родственников из этой книги в названиях улиц). Амос Оз «Дружеский огонь». Меир Шалев «Голубь и мальчик».

3. Три книги, которые стали самым ярким литературным событием в Израиле?

В Израиле становятся событиями книги, которые совершенно невозможно читать. Есть, например, писатель Рам Орен, его все читают, но он пишет по километровому роману каждые полгода, меня просто не хватает на то, чтобы это прочитать.

4. Самая яркая фигура современной израильской литературы?

В Израиле все знают Амоса Оза и Меира Шалева. Оба они левые. Самый яркий, пожалуй, Шалев — он активно вмешивается в политику, высказывается по разным поводам, его можно встретить на митингах.


Выбор Time Out
Меир Шалев «Голубь и мальчик»
История романа между двумя 14-летними любителями почтовых голубей, который начинается в 1940-х и заканчивается вместе с израильской войной за независимость, — от первого любовного письма, присланного с голубем, до последнего, посланного из горящего Иерусалима.

Рон Лешем «Если есть рай»
Веселый и трагический рассказ лейтенанта израильских войск Эреца, который в числе прочих защищает крепость Бофор на севере Израиля. В нем есть все, что может случиться с солдатами на войне, — смерть, ранения, любовь, отпуск, дружба, однополая любовь, увольнение, поездки домой, письма из дома и т. д. Целая жизнь.

Амос Оз «Повесть о любви и тьме»
Сорокалетняя карьера Оза в литературе опирается на его воспоминания о бурном детстве и юности, которые совпали с бурным детством и юностью государства Израиль. В этой книге Оз прямо и без затей написал все, о чем говорил литературными эвфемизмами и метафорами с 1965 года.


Что еще читают в…
Индии


Нареш Фернандес,
главный редактор Time Out Mumbai

1. Какая книга вызвала наибольший резонанс или самые горячие споры?

Сукету Мехта «Максимальный город». Эта книга — эпический портрет Бомбея — пару лет назад была номинирована на Пулицеровскую премию.

2. Самая читаемая в вашей стране современная русская книга и самый популярный классический русский писатель?

Солженицын. После распада СССР не много русских книг доходит до Индии.

3. Могли бы вы описать в одном абзаце текущее состояние литературы вашей страны?

Наша литература полна жизни. Романы пишутся на 25 официальных языках, хотя книги индийских писателей на английском привлекают больше внимания. Их, как правило, пишут индийские писатели или писатели индийского происхождения, живущие на Западе.

4. Три книги, которые в последние пять лет стали самым ярким литературным и социальным событием в вашей стране?

Сукету Мехта «Максимальный город». Киран Десаи «Наследование утраты», получившая Букеровскую премию. Каавиа Вишванатан — небывалый международный успех ее дебютного романа «Как Опал Мехта впервые поцеловала, разъярилась и начала жить» и последующие обвинения в плагиате с книг Меган Маккарти.

5. Самая яркая фигура в современной литературе вашей страны?

Салман Рушди.


Что еще читают в…
ОАЭ


Маркус Вебб,
главный редактор Time Out Dubai

1. Какая книга вызвала наибольший резонанс или самые горячие споры?

«Гарри Поттер». Поначалу эту книгу запретили к публикации в ОАЭ. Но потом запрет сняли — и «Гарри Поттера» полюбили все, независимо от расы, возраста и культурных предпочтений. Еще до сих пор хорошо продаются «Алхимик» Пауло Коэльо и «Моя жизнь» Махатмы Ганди.

2. Самая читаемая в вашей стране современная русская книга и самый популярный классический русский писатель?

Читают мудрые и проверенные временем книги: «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, «Тихий Дон» Михаила Шолохова. Еще из русских любят Алекса Братерски, который издает у нас новый прикольный русский журнал Rush.

3. Могли бы вы описать в одном абзаце текущее состояние литературы вашей страны?

Наша литература все еще борется с цензурой, хотя ситуация в последнее время понемногу улучшается.

4. Три книги, которые в последние пять лет стали самым ярким литературным и социальным событием в вашей стране?

«Гарри Поттер». По тем же причинам, что и повсюду на планете.
«Код да Винчи». Мы тоже не смогли устоять перед всепроникающим влиянием Дэна Брауна.
«Mein Kampf». Это очень печально, но арабский мир, кажется, не способен отделить антисионизм от антисемитизма. «Mein Kampf» в арабском мире стабильно хорошо продается.

5. Самая яркая фигура в современной литературе вашей страны?

Передовая фигура в современных литературных кругах Эмиратов — это глава культурного консульства Дубая Мухаммед аль Мурр. Он опубликовал несколько книг на арабском, в том числе и книгу «Взгляд Моны Лизы», переведенную на английский.

Комментарии
Мне эта статья помогла в написании реферата. Точнее, 1 главы :) Огромное спасибо :) P/S/ Авторские права не нарушу ;)
  • Ответить
  • Цитировать
София, 24 октября 2008
приятно было бы почитать обсуждение собственно литературных достоинств книги
  • Ответить
  • Цитировать
гость, 11 сентября 2008
Гостю. Фамилия Грасс не склоняется, если только ее носит женщина.
  • Ответить
  • Цитировать
Вера, 11 сентября 2008
не отдельно, а раздельно :-))
  • Ответить
  • Цитировать
гость, 4 июля 2008
Знатоку орфографии с "ником" ГОСТЬ: не с глаголами пишется отдельно!
  • Ответить
  • Цитировать
Ирина, 3 июля 2008
(от Гете до Грасса) Фамилия Грасс несклоняется ни в каком языке
  • Ответить
  • Цитировать
Гость, 26 июня 2008
К автору данного материала: неоднократно встречается написание названия литературной премии как Пулицеровская. А правильно все же - ПулиТцеровская.
  • Ответить
  • Цитировать
Анастасия, 26 мая 2008

Вы не авторизованы

User Name
Подпишитесь на рассылку
новостей Time Out
Загружается, подождите...

Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт

Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация