Андрей Ерофеев: «Я не уйду со своей территории»
Организаторы выставки «Запретное искусство» — Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров — признаны виновными.
За разжигание национальной и религиозной розни они должны будут выплатить денежные штрафы. Вас с победой поздравлять или сочувствовать поражению?

Только что получил СМС от давнего приятеля — он посол Австрии в Индии: «Это банкротство русской юриспруденции и черный день для русского искусства». Здравомыслящие люди понимают, что проиграла страна, которая осудила свое собственное искусство! Это удар по имиджу и культуре России. Причем страну никто не просил так над собой издеваться. Это все равно что кипятком себя добровольно облить.

Все так страшно?

Мы-то лично избежали самого страшного — нас не упекли за решетку…

А вы были к этому готовы?

Когда вы летите в самолете, вы готовы к тому, что он может рухнуть? В конце концов, во время полета от вас уже ничего не зависит. Так и на процессе от нас ничего не зависело: им рулили те, кто лоббировал интересы экстремистов…

Вас обвинили в том, что «при исполнении преступных действий вы использовали искусствоведческое образование»… И там еще много таких ляпов!

Это совершенно беспрецедентный по наглости и бессмысленности приговор. Самое страшное, что, по сути, он вынесен картинам художников с мировыми именами — Ильи Кабакова, Александра Косолапова, Леонида Сокова, Михаила Рогинского, которые на самом деле никого не хотели оскорбить, а своими экспонатами стремились показать, что зачастую общество ставит материальные ценности выше духовных.

То есть преступлением следует считать не только выставку их произведений, но и само их создание?

И это трудно списать на недостаток информации — мол, судья, прокурор и следователи не разобрались, кого и за что судят. Два года эксперты, искусствоведы и научные сотрудники музеев приходили в суд и объясняли им это. Это не импровизированная ошибка, а мощнейший сбой государственной системы, которая вместо того, чтобы регулировать и выправлять разные внештатные ситуации, не нашла в себе сил и желания нейтрализовать параноидальный выпад «Народного собора», представители которого подали иск против нас. Приговор суда ознаменовал торжество ультраправых экстремистов, которым государство не в состоянии противостоять. Правосудие оказалось на стороне тех, кто открыто призывает бороться с дегенеративным искусством и вводит в обиход фашистские термины. Это означает, что завтра будут преследовать за мини-юбки, пользование американским интернетом и бог еще знает за что!

Когда к штрафу приговорили Юрия Самодурова за выставку «Осторожно, религия», общество возмутилось, посчитав это произволом. Сегодня поздравляют с победой и говорят, что вы легко отделались. Что произошло за эти несколько лет?

Та выставка была антирелигиозной и агрессивной, вот церковь и проявила агрессию в ответ. Выставка «Запретное искусство» ни в коей мере не задевала чувства верующих и была невинна по сути: мы просто собрали произведения искусства, которые по разным причинам попали под административный запрет, мы не богохульствовали, а призывали обратить внимание на цензуру и на то, что государство остервенело унижает своих же художников. А что касается поздравлений с победой — это говорит о том, что деформация общества зашла слишком далеко и ультраправые чувствуют себя все более раскованно. Мне казалось, что, осознав ошибки советского строя, власть научилась не позориться. Ан нет. В любой другой стране ситуацию спустили бы на тормозах. У нас же на тормозах спускается общественное возмущение — Марат Гельман обещал в случае обвинительного приговора провести такую же выставку, но теперь отказался от этой идеи.

Струсил?

Его спросите… В следующий раз все пройдет еще более гладко, как по маслу, и поверьте, судья не покраснеет, зачитывая эту чушь.

А почему церковь не хочет отмежеваться от этих мракобесов?

Пресс-секретарь Патриархата Владимир Вигилянский ясно дал понять, что церковь не хотела для нас реальных сроков. Но ужас-то в том, что нормальных православных гораздо меньше, чем остервенелых. РПЦ боится раскола.

Если бы выставка проводилась в «Гараже» или на «Винзаводе», посмел бы «Народный собор» повести себя так нагло?

Думаю, не посмел бы, но ведь и выставка такая вряд ли могла бы в этих стенах появиться…

Вы два года находились под подпиской о невыезде, не видели детей…

Ну, их привозили сюда…

Но разве оно того стоит?

Я не собираюсь уходить со своей территории. Это наши музеи, наше искусство, мы просто обязаны жить здесь и менять ситуацию к лучшему. Другое дело, что хотелось бы это делать внутри профессионального сообщества. А из нас помимо воли сделали политических фигур. Теперь у нас нет выхода: надо идти до конца. Подана кассационная жалоба, потом будет апелляция, новый процесс. Так что под подпиской я до сих пор нахожусь.

Спецпроект

Загружается, подождите ...