Не загоняйте искусство в белые кубы
Известный галерист, ресторатор и продюсер презентует сразу два проекта: в «Пионере» — премьера фильма «Виноградов и Дубосарский: картина на заказ»;, а на «Красном Октябре» — открытие «Арт-Академии», где можно есть, пить и наслаждаться искусством, пока хватит денег.
Вы, наверное, единственный человек в Москве, который пытается сделать невозможное — интегрировать современное искусство в бытовую повседневную жизнь простого москвича — будь то кино или заведение общепита…

Практика показывает, что люди внутри современного искусства думают, что весь остальной мир знает про них довольно много, но о современном искусстве знают очень мало, почти ничего. Это эзотерическая и закрытая информация, для остального мира непонятная. Поэтому любые попытки взаимодействия позитивны. Наш с Сашей Шейном цикл «Антология современного искусства» родился именно поэтому — нам показалось, что кино как искусство достаточно массовое может популярно объяснить то, что у нас до сих пор считается элитарным. Сначала мы сделали фильм об Олеге Кулике — потому что его фигура более провокативна. Сейчас мы попытались сделать историю байопического свойства о месте и роли художника в современном мире на примере людей, которые находятся в хорошей рабочей форме и даже еще не достигли своего пика. Как развивалась их карьера на протяжении последних 20 с лишним лет, с кем и почему они вступали в полемику, через какие перипетии и препятствия им пришлось пройти… А ведь это люди, по которым будут судить о нашем времени, как сегодня мы смотрим на Тулуз-Лотрека и думаем о Париже начала прошлого века. Сорокин, Кулик, Дубосарский создали портрет его конца.

А как вы вообще оцениваете ситуацию в культурной жизни сегодняшней Москвы?

Отвратительно!

Несмотря на «Гараж», «Винзавод» и некоторое внешнее оживление?

Но это же капля в море! Надо называть вещи своими именами — это чистой воды Холокост! Отношение нашей власти к современному искусству — полное пренебрежение и даже презрение. Любая попытка оживить ситуацию делается не благодаря, а вопреки… Усилиями Леонида Бажанова создан Центр современного искусства — государство дает ему денег, но очень мало. Все остальное — отдельные инициативы частных людей. Соня Троценко с «Винзаводом» и Даша Жукова с «Гаражом». Но вы подумайте, сколько у нас в стране очень богатых людей, которые абсолютно ничего не делают для современного искусства! Ноль. При этом толстосумы считают престижным заехать на Венецианскую биеннале и посетить Русский павильон. Все они ходят в музеи: смотрят искусство прошлых лет и пытаются идентифицировать себя, понять свое прошлое. Им в голову не приходит, что точно такая же картина мира делается здесь и сейчас.

Сейчас время посткризисное, и всерьез говорить о государственных инвестициях в искусство, когда у нас в больницах нет нужного оборудования, — глупо.

А я ни от кого и не жду подачек — привык полагаться только на себя. Понятно, что медицина требует гораздо больших инвестиций, чем искусство. Я говорю о том, что у богатых людей должны быть ответственность за свою культуру и ощущение единения с народом. Это та область, которая нуждается в субсидировании. Смешно, когда в городе, под завязку набитом деньгами, нет ни одного качественно отстроенного музея современного искусства. Каким стал Центр Помпиду или музей Гуггенхайма. Почему наше правительство, в отличие от всех остальных мировых правительств, даже не считает возможным обратить на это внимание? Знаете, почему во всем мире бум китайского искусства? Потому что богатые китайцы покупают произведения своих художников. Они не хотят выглядеть неполноценными и кроме того поддерживают внутренний рынок. И американцы, покупающие их в Америке, понимают, что могут их продать на аукционах китайским коллекционерам. Или другой пример: кто знал, что на карте существует такой город, как Бильбао? Но появился филиал музея Гуггенхайма, и город стал знаковым — туда паломничество… То же самое ожидает Абу-Даби и Гвадалахару. Мне кажется, имидж страны зависит и от отношения к современному искусству.

То есть вы своими проектами создаете имидж России?

Слишком громко сказано. Но те художники, которых вы сейчас видите (а мы беседуем в «Арт-Академии» накануне открытия. — Прим. Time Out), и должны ассоциироваться с Россией — Дубосарский и Виноградов, Пепперштейн, Братков, АЕCы.

Кроме того, у вас тут самая длинная барная стойка в Москве…

Тоже показательно. А еще книжный магазин, небольшой зал для видеопросмотров и зал для более часто меняющихся экспозиций.

А как сами художники относятся к соседству своих картин с жующими людьми?

Отлично. Это довольно популярный в мире формат ресторанабара-кафе-галереи. Сколько времени можно провести с картинами в галерее? Несколько минут? А здесь сиди сколько хочешь. Я не согласен с тем, что искусство надо загонять в белые кубы галерей. У меня дома висят картины — я с ними живу в одном пространстве. А если у вас нет такой возможности — приходите и проводите здесь время, как будто это ваша коллекция. Это же классно!

Спецпроект

Загружается, подождите ...