Москва
Москва
Петербург

"Не могу уважительно говорить с обществом"

Александра Баширова теперь будет много в кино — актер снялся в череде удачных характерных ролей. Его первое появление на экранах состоится на этой неделе в комедии «Тупой жирный заяц». Time Out выяснил, что Баширов, режиссер по образованию, разочаровался в силе искусства и принципиально зарабатывает на жизнь только актерством.
Александр Баширов, запомнившийся небольшими, но ударными ролями чудиков в «Ассе», «Даун Хаусе» и «Жмурках», по профессии кинорежиссер. Однако ему удалось снять всего один фильм, сатиру «Железная пята олигархии„ (1996), в которой хамоватый совок борется с олигархами за права пролетариата. Зато Баширов довольно много снимается сам. На этой неделе мы увидим его в комедии дебютанта Славы Росса „Тупой жирный заяц“, где главный герой-актер томится необходимостью исполнять в театре ничтожную роль зайца, а Баширов играет вороватого спонсора. На подходе другие фильмы с его участием — „Груз 200“ Алексея Балабанова и „Отец“ Владимира Климова.

Как ты думаешь, почему сейчас кино снимают все кому не лень — кроме тебя, профессионального режиссера?

Понимаешь, я не могу сказать, что нынешнее общество нуждается в художественной правде, облаченной, так сказать, в форму социальной сатиры.

Значит, в этом главная проблема?

Нет, главная проблема, скорее, субъективная. У меня сейчас вообще нет драйва уважительно говорить с обществом.

Ты попробуй без уважения — иногда это подкупает.

Я даже не могу сосредоточиться на своем отчаянии. Во мне нет крика. Может, он и есть, где-то внутри, может, я и кричу: “Поднимите мне веки!„ Но меня не слышно. Какой-то метафизический запор.

Ты как режиссер готов заниматься только социальной сатирой и не согласен ни на что другое?

Просто я исхожу из того, что „Железную пяту…“ приняли за социальную сатиру, хотя она была ироничным признанием в любви ко времени, в котором мы тогда жили. А сатира существует ради уничтожения прошлого. Но все посчитали „Пяту…“ сатирой и стали ждать от меня чего-то в том же духе. Я дважды подавал заявки, а потом, когда с ними ничего не получилось, упал духом и пошел на панель актерского благополучия. К тому же моя репутация, созданная актерскими работами…

… рождает в головах финансовых людей мысль, что этому парню лучше не доверять денег?

Я не знаю ответа на этот вопрос. Надо поискать его вблизи финансовых источников. Может, там обнаружится истина. Для меня авторское кино остается единственной приемлемой формой самовыражения, а сегодня жажда успеха повсеместно связана не с художественной атакой, а с коммерческими устремлениями.

Тебе совсем чужды коммерческие устремления? Возьми и выступи нанятым режиссером и заработай денег.

Я пытался. Даже снял сериал “Удачи тебе, сыщик». Это не проблема — снимать серию за десять дней, только зачем? Я вот сделал документальный фильм «Белград, Белград» и думал, что смогу что-то изменить — люди прочувствуют югославскую ситуацию и осознают агрессию НАТО против независимой страны. А оказалось, что это никому не нужно, и я разочаровался в силе искусства. Не то чтобы опустил руки, но стал как-то циничнее. Авторское кино сейчас является чем-то вроде перхоти. Ну или рокфора, который нужен пресыщенным снобам в качестве изысканного блюда в ресторане жизни. И я тоже соскользнул в мелкобуржуазно-потребительскую яму наслаждения.

Соглашаешься на все предложения сниматься?

При этом пытаюсь контрабандой протащить приемы отстранения нашего любимого Бертольта Брехта, чтобы отбить на этой панели свою ироничную чечетку. Но это для искушенных.

А где ты готов сняться бесплатно, кроме как в собственном фильме?

Я и в собственном не готов. Вообще я постарался свести к минимуму все филантропические акции и делать это только через свой благотворительный фонд.

И все же для режиссеров-дебютантов у тебя предусмотрены скидки?

В какой-то момент я понял, что бесплатно сниматься у дебютантов — это их расхолаживать. Они перестают надеяться на себя и начинают надеяться на меня.

Думаешь, если они заплатят тебе много, тут же начнут надеяться на себя?

Если заплатят — значит сначала заработают. Вагоны разгрузят. Используя известного актера, они хотят выиграть. А настоящий выигрыш дебютанта заключается в том, чтобы признать, что ты идешь на войну, где можешь погибнуть. Но они так вопрос не ставят, у них все проще: хочу войти в этот бизнес, хочу сделать карьеру. Я с ужасом наблюдаю этот конвейер.

С дебютанта Славы Росса, который позвал тебя играть в комедии «Тупой жирный заяц», ты тоже содрал три шкуры?

Нет, там мне выламывали руки и использовали все инструменты давления на личность.

Вплоть до…

…вплоть до звонка Владимира Хотиненко-старшего, который попросил меня помочь товарищу. И я с удовольствием помог. Я же не отрицаю взаимопомощь и киношное братство. Я просто вслух размышляю о беспощадности смерти, которая уравнивает всех.

Погоди о смерти. Кого ты сыграл в «Тупом жирном зайце»?

Спонсора. Внезапно разбогатевшего человека, нувориша, подминающего все под себя. Там сценарий по-своему хорош, если воспринимать всю историю в смысле наших президентских дел. Я играю своего рода Путина. Пригласили человека, звать никак, думали, поможет в трудную минуту, а все кончилось тем, что он все заграбастал. Такой тонкий намек на толстые обстоятельства — в этом есть свой юмор. Но я не думаю, что авторы имели это в виду.

26 марта 2007
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация